Восстановление преподавания философии и психологии во второй половине XIX века

С 1860 г. кафедры истории философии, логики и психологии в университетах стали восстанавливаться. В 1861 г. на историко- филологическом факультете Московского университета была восстановлена кафедра философии. Ее заведующим был назначен профессор И. Д. Юркевич. Поскольку психология, наряду с логикой, этикой и историей философии, считалась одной из философских дисциплин, Юркевич читал и курс психологии [1].

Однако лишь Устав 1863 г. полностью восстановил преподавание философии и психологии в университетах. Позже, в соответствии с новым Уставом 1884 г. ограничивалось количество учебных часов для преподавания философии. В течение первых пяти лет на ее преподавание отводилось лишь два часа в неделю на протяжении одного года, причем преподавание ограничивалось историко-филологическими комментариями при переводах отрывков из сочинений Платона и Аристотеля. Обязательных курсов по логике и психологии в программе историко-филологического факультета не было. Правда, профессору предоставлялось право читать ряд факультативных курсов, если у студентов было время и желание их слушать. Но у перегруженных древними языками студентов-филологов отнюдь не было времени для посещения этих необязательных курсов.

Последствием изгнания философии из университетов была в первую очередь потеря преподавательских кадров. Первыми проблемами, с которыми столкнулись университеты при восстановлении кафедр философии, логики и психологии, стали поиск и подготовка кадров. Открытые кафедры вновь заняли люди, имевшие богословское образование: в Московский университет был приглашен II. Д. Юрксвич, в Петербургский — М. И. Владиславлев, в Киевский — С. С. Гогоцкий.

Группа преподавателей была отправлена за границу для подготовки к профессорской деятельности. Из этой группы преподавателей, прошедших стажировку за границей, М. М. Троицкий возглавлял кафедру философии в Московском университете, а М. И. Владиславлев читал философию и психологию в Петербургском университете.

Деятельность Троицкого, руководившего кафедрой философии в Московском университете с 1874 по 1896 г., совпала с важным периодом в развитии психологии, когда последняя и в мировом, и в отечественном масштабах переживала процесс становления как самостоятельной науки. Важную роль в этом процессе играл университет. Во время работы Троицкого в университете появились преподаватели, не имевшие отношения к духовной академии. Первыми из них были профессора Н. Я. Грот (с 1886 г.) и Л. М. Лопатин (с 1888 г.).

Определенных требований к построению программ преподавания психологии в университетах не было, поэтому каждый преподаватель вкладывал в курс то содержание, которое считал нужным в зависимости от своих интересов и уровня собственной подготовки. Содержание курса по психологии, который читал в Московском университете Троицкий, определялось идеями английской эмпирической психологии. Это было большим шагом вперед по сравнению с теми курсами, которые читали до него (Юркевич) и после него (Лопатин). Преподавательская деятельность Троицкого сыграла большую роль в развитии психологической науки в России. В своих трудах, появившихся в 1880-е гг., он отстаивал положение о психологии как самостоятельной науке. Ученый полагал, что психология как наука о духе должна изучать факты сознания

с помощью научных методов и субъективного анализа, т.е. самонаблюдения1.

Курс психологии в изложении Лопатина был своего рода шагом назад, ибо носил "философский" характер и в меньшей степени учитывал достижения психологии того времени.

Курс психологии профессора Е. Боброва, который читался в Казанском и Варшавском университетах, был близким по содержанию к тому, что давал Лопатин в Московском университете. Содержание обязательного курса психологии в университете Бобров обосновывал следующим образом. Поскольку сами психологи до сих пор не могут договориться относительно того, что же такое наука психология, то рекомендуется насыщать курс психологии историческим содержанием. Программа, которой придерживался Бобров в своем курсе психологии, заметно отличалась от содержания лекций большинства современных ему психологов. Новым был акцент на исторической интерпретации психологии.

Профессор Н. Я. Грот начал читать курс психологии в 1876 г. сначала в Нежине (в Историко-филологическом институте), затем с 1883 г. в Одессе (в Новороссийском университете), а в 1886 г. он был приглашен из Одессы на кафедру философии Московского университета. Здесь Грот преподавал до 1899 г. Его курс был значительным шагом вперед по сравнению с тем, что до пего давали преподаватели высшей школы. Особенность лекций Грота заключалась в том, что он выбирал их предметом такие вопросы, которыми интересовался сам. Для Грота аудитория представляла своего рода лабораторию, где он раскрывал свои идеи перед слушателями. Последние вместе с лектором проходили тот творческий путь по созданию психологической системы, который до этого прошел сам Грот.

Курс Грота не был богат данными эмпирического характера, хотя он и признавал, что "психология может достигнуть идеала точности и строгой закономерности в своих исследованиях и выводах только как наука экспериментальная".

Исторический экскурс

Эмпирический — основанный на опыте и фактах. Эмпирические данные — сведения, полученные опытным путем на основе наблюдения, измерения, эксперимента, практики.

Достоинство курса заключалось в том, что преподаватель мастерски руководил самонаблюдением слушателей, проводил психологический разбор литературных произведений, широко использовал семинарские занятия. Я. Я. Грот впервые использовал семинар как форму обучения психологии. Для университетского [2]

преподавания это было новшеством. Проводились семинарии трех типов. Па семинарии первого типа Грот предлагал слушателям критиковать прочитанную им лекцию и охотно выслушивал замечания своих молодых слушателей, вступал в спор с аудиторией. Семинарии этого типа были непосредственно связаны с курсом психологии. На семинарии другого типа Грот предлагал слушателям темы для рефератов. Определенной системы в выборе тем не было. Не всегда Грот учитывал уровень трудности тем, которые давались студентам. Он исходил из мнения, что для студентов не существует слишком трудных тем. Па третьем типе семинария студенты представляли тезисы, которые зачитывались и обсуждались в аудитории. Вот некоторые темы, которые обсуждались на семинариях Грота: "О задачах психологии", "О положении психологии среди других научных дисциплин", "О достоинствах и недостатках самонаблюдения", "О роли эксперимента в психологии", "О классификации психических явлений", "О сознании", "О волнениях", "О характерах", "О критериях нравственной жизни и деятельности", "Об утилитаризме", "О теориях прогресса". Иногда предметом обсуждения становилось какое-либо литературное произведение [3].

М. И. Владиславлев был ректором Петербургского университета и читал там курс психологии. Представление о содержании его курса могут дать два тома его учебника 1881 г. "Психология". В этой книге систематизировано психологическое, в том числе экспериментально-психологическое, знание, которое было накоплено к тому времени. Он подчеркивал, что, с его точки зрения, в психической организации доминирует воля. Из числа методических приемов, которые широко использовал Владиславлев, следует отметить мысленный эксперимент как разновидность интроспекции, семантический анализ психологических терминов и психологический анализ произведений искусства. В начале XX в. на кафедре философии преподавали психологию такие известные философы, как А. И. Введенский, II. О. Лосский, С. Л. Франк. На развитие психологической науки и образования в Петербургском университете в тот период оказали большое влияние профессора Н. Е. Введенский, В. А. Вагнер, А. А. Ухтомский, В. М. Шимкевич [4].

Психология преподавалась также в рамках медицинского образования. В 1888 г. при Психиатрической клинике Московского университета А. Я. Кожевниковым была создана психологическая лаборатория, которой в разное время руководили С. С. Корсаков, А. А. Токарский, II. А. Бернштейн, Ф. Е. Рыбаков. Лаборатория стала базой для проведения практических занятий, входивших в курс психологии, который читал доцент психиатрии А. А. Токарский.

В целом можно сказать, что преподавание психологии в этот период играло образовательную роль и не готовило к проведению самостоятельных исследований или практической работе.

  • [1] См.: Ждан А. Н. Московский университет и психология (К 240-летию Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.) // Психологический журнал. Т. 16. № 5. 1995. С. 134—143.
  • [2] См.: Ждан А. И. Московский университет и психология. С. 134—143.
  • [3] См.: Рыбников Н. А. Психология как предмет преподавания. С. 42—49.
  • [4] См.: Логинова II. А. Научная школа Б. Г. Ананьева // Психологический журнал. Т. 16. № 1. 1995. С. 164-169.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >