Регулятивный компонент международной экономической системы

Регулятивный компонент системы – это то, чем регулируются международные экономические отношения. Набор регуляторов – довольно широк. В него входят нормы правовые и неправовые.

К правовым нормам относятся:

  • а) нормы внутреннего права государств;
  • б) нормы международного права (международно-правовые), включая нормы внутреннего права международных организаций.

К неправовым нормам относятся: международные рекомендательные нормы[1]; международные политические нормы; нормы международной морали и т.п. Часть таких норм принято называть "мягким правом"[2].

Государства "выбирают", какими нормами воспользоваться для регулирования тех или иных отношений. Если налицо стыковка государственных интересов, согласование воль, рождаются международно-правовые нормы. Если совпадения интересов и воль нет, регулирование осуществляется нормами неправовыми либо вообще односторонними актами государств.

Понятно, что односторонние акты (действия) там, где это затрагивает интересы и права других государств, вызывают международные споры и конфликты, нарушают стабильность и правопорядок.

• Именно международно-правовые нормы, регулирующие международные экономические отношения, и составляют международное экономическое право.

Таким образом, международное экономическое право – только один из регуляторов отношений, которые складываются в международной экономической системе, и представляет собой часть правовой "надстройки" над международными экономическими отношениями.

Функциональный компонент международной эконо• мической системы

Функциональный компонент международной экономической системы – это то, как осуществляется регулирование международных экономических отношений и обеспечивается порядок в них. Другими словами, это набор методов регулирования.

Когда говорят о методе регулирования, имеют в виду, каким образом осуществляется это регулирование, какой инструментарий используется, как достигается необходимый результат (в нашем случае – международный правопорядок в международной экономической системе).

Набор методов в международной экономической системе очень широк. Есть методы правового и неправового (политического) регулирования. С точки зрения нормативной жесткости, различают методы: рекомендательный, диспозитивный или императивный. Очевидна тенденция постепенного смещения в методах с "мягкого" регулирования на "жесткое", с диспозитивного – на императивное.

Применительно к международным экономическим отношениям наиболее заметны такие методы регулирования, как:

  • одностороннее регулирование;
  • двустороннее;
  • многостороннее;
  • универсальное.

Тенденцию можно обозначить так: в международном экономическом праве по все более широкому кругу вопросов происходит смещение акцентов от метода двустороннего регулирования к методу многостороннего, а от него – к методу универсального регулирования. Наиболее иллюстративным примером такого развития событий может служить международная торговая система, в которой вопросы международной торговли в конечном итоге переданы под регулирование ВТО.

Как о методах регулирования можно говорить также о транснациональном и наднациональном регулировании.

Транснациональное право – условное обозначение некоего институционально-правового явления в международной системе, суть которого состоит в том, что частные лица (главным образом, многонациональные предприятия, банки, биржи) разных стран создают на двустороннем и многостороннем уровнях свои собственные нормы взаимоотношений. Такие нормы возникают в тех вопросах, которые не регулируются ни внутренним, ни международным правом (т.е. там, где есть правовые пробелы), либо регулируются в обеих системах по общедозволительному способу – исходя из принципа "разрешено все, кроме прямо запрещенного". В целях упорядоченности взаимных отношений частные лица разных стран восполняют пробелы и сферу "всеобщего дозволения" собственными конкретными – писаными или неписаными – правилами. С одной стороны, эти правила как бы санкционированы (разрешены и защищаются) внутренним и (или) международным правом и в этом качестве являются частью либо внутреннего, либо международного права. С другой стороны, в подобных нормах заложена скоординированная воля частных лиц из разных стран, и этим они отличаются и от норм внутреннего права, и от норм международного права.

В международной торговой системе транснациональное право проявляется, например, в упорядоченных действиях крупных предприятий из разных стран по обеспечению функционирования отдельных глобальных или региональных рынков: нефтяного, газового, алмазов, автомобилей, авиауслуг и т.п., а также в деятельности международных неправительственных организаций. Так, МТП "собирает" и формулирует на многосторонней основе нормы транснационального права: международные правила по толкованию торговых терминов "Инкотермс" и др. Часто транснациональные нормы данной сферы обозначают термином lex mercatoria.

В международной финансовой системе транснациональное право проявляется в упорядоченных действиях крупных банков и других финансовых предприятий (учреждений) из разных стран по организации финансовых потоков и в деятельности международных межбанковских и иных неправительственных организаций и параорганизаций (Общество международных межбанковских финансовых телекоммуникаций СВИФТ, Лондонский клуб кредиторов и т.п.).

В этой сфере действуют Унифицированные правила и обычаи по инкассированию товарных документов, Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов, выработанные МТП, а также нормы межбанковских соглашений. Транснациональные нормы, задействованные в финансовой сфере, обозначают термином lex finanziaria.

В международной инвестиционной системе транснациональное право проявляется в упорядоченных действиях предприятий из разных стран друг с другом, а также в их взаимоотношениях с государствами ("диагональные отношения"). Предприятия из разных стран договариваются о правилах конкуренции, совместной деятельности и разделе продукции, слиянии предприятий, правовом режиме инвесторов и инвестиций и т.п. Пока не выработан термин для обозначения транснациональных норм, задействованных в инвестиционной сфере, но, по аналогии с вышеуказанными, им бы мог стать, например, термин lex investionis.

Круг вопросов, подлежащих регулированию в рамках транснационального права, не ограничивается экономической проблематикой и частноправовой сферой.

Наднациональное право – условное обозначение еще одного институционально-правового явления в международной системе, суть которого состоит в том, что государства обязаны или вынуждены подчиняться нормам, созданным и (или) вступившим в силу без их согласия.

Речь, как правило, идет о "вторичных" нормах, т.е. нормах, принятых международной организацией на основании ее уставной правосубъектности, например, большинством голосов (в такой ситуации государства, проголосовавшие "против", все равно обязаны выполнять решение). Часто принятые нормы подлежат прямому и приоритетному применению на территории государства как гражданами, так и государственными органами.

Подобные нормы свидетельствуют о некоей воле, которая стоит выше воли суверенного государства, о перераспределении функций и компетенций, свойственных суверенным государствам, в пользу международных организаций.

Признаки наднациональности присутствуют в деятельности ряда международных организаций регионального и универсального характера, в том числе в рамках интеграционных объединений государств, например в ЕС.

Наднациональными категориями в определенном смысле являются императивные нормы международного права (нормы jus cogens), искусственная коллективная резервная валюта в рамках МВФ – специальные права заимствования (СДР), идеи общемировой валюты и т.п.

Наднациональное право можно, таким образом, понимать двояко: либо как совокупность подобных норм, либо как некий метод правового регулирования. В любом случае наднациональное право, как и транснациональное право, – это явления, свидетельствующие о формировании глобального права и глобальной правовой системы.

В отдельных подотраслях международного экономического права могут быть свои – специальные –методы регулирования, например в международном торговом праве – метод нетоварного или посекторального регулирования товарных рынков.

Воздействие на международное право и на внутреннее право осуществляется методами: унификации международноправовых норм, унификации норм внутреннего права, конвергенции внутренних правовых режимов, вхождения международно-правовых норм во внутреннее право и др.

Развитие международного процессуального права обогащает механизм международно-правового регулирования новыми средствами (инструментами).

С учетом вышеизложенного можно сделать, как минимум, два вывода:

  • 1) у каждой подотрасли и отдельных институтов международного экономического права имеется свой метод или набор методов, в которых учитывается специфика регулируемых отношений;
  • 2) правильный выбор тех или иных методов обеспечивает нужную степень эффективности международного экономического права, его воздействия на действительность – на объект регулирования. Нужного результата зачастую кратчайшим путем можно добиться, выбрав правильный метод или методы.

  • [1] Впрочем, российская международно-правовая доктрина по-разному определяет место рекомендательных норм. Одна из точек зрения исходит из того, что рекомендательные нормы входят в нормативный состав международного права (и, следовательно, являются правовыми).
  • [2] Сам по себе данный термин не является необходимым, но поскольку он уже введен и активно используется в науке и практике международного права, нет нужды отказываться от него.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >