Субъекты международного экономического права

Государства и международные организации – субъекты международного экономического права

В международном экономическом праве, как и в международном праве в целом, традиционно в качестве субъектов признаются, главным образом, государства и международные (межгосударственные) организации. Они обладают признанной всеми доктринами и практикой международной правосубъектностью, являются творцами международно-правовых норм, которым сами же и подчиняются. Субъекты международного экономического права представляют собой часть субъектно-институционального компонента международной экономической системы.

Субъекты внутреннего права – частные лица субъектами международного экономического права не являются; они оказываются в зоне действия норм международного экономического права опосредованно – в той степени, в какой международно-правовые нормы воздействуют на внутренние правовые режимы государств.

В некоторых российских и зарубежных учебниках (особенно представителей англосаксонской правовой школы) к числу субъектов международного (экономического) права относят также и субъектов внутреннего права: физических лиц, юридических лиц, субъектов федераций. Подобный взгляд теоретически несостоятелен. Указанные лица могут быть носителями прав, вытекающих из международного права (выгодоприобретателями), но не являются творцами международноправовых норм, а значит и субъектами международного экономического права. Не являются субъектами международного экономического права и международные неправительственные, немежгосударственные организации.

Каждое государство имеет:

  • общий международно-правовой статус, т.е. определенный в целом международным правом, его принципами набор прав и обязанностей, присущих в равной степени всем государствам;
  • специальный международно-правовой статус, т.е. набор прав и обязанностей, определенный специфическим положением государства, особыми договорами, например статус члена ВТО или статус развивающейся страны;
  • индивидуальный международно-правовой статус, т.е. совокупность прав и обязанностей конкретного государства.

Государства равны в обладании правосубъектностью, но объем правосубъектности у разных государств – не одинаков. Так, все они в равной степени могут заключать международные экономические договоры, однако не у всех государств одинаковое количество таких договоров и, соответственно, одинаковый набор прав и обязанностей, вытекающих из них.

Вопрос об экономической функции государства.

Каждое государство обладает экономической функцией, т.е. осуществляет деятельность по обеспечению функционирования и развития экономики соответствующим набором инструментов и методов, с учетом государственных интересов (как они понимаются государством).

Можно выделить два основных способа осуществления экономической функции. В первом случае государство является собственником основных средств производства, участником экономических (имущественных) отношений; оно монополизирует все или отдельные сферы экономики, в том числе внешнеэкономические связи. Главным стимулом развития в такой экономике выступает административное указание сверху (например, в форме плановых заданий). Соответственно "прием" такой экономикой иностранных товаров (услуг), инвестиций, финансов предопределяется преимущественно административными рычагами, а не рыночными.

Роль таможенного тарифа в экономике такого типа будет, скорее, декоративной, поскольку на самом деле ставки тарифа не влияют на приток иностранных товаров; этот приток зависит от других стимулов – в основном административных (от государственного плана).

Во втором случае государство не участвует в экономике, а регулирует ее. Государство выступает как коллективный менеджер, управленец. Преобладает частная собственность на средства производства, использование которой во многих сферах экономики дает, как считается, бо́льший эффект. Предполагается, что в либерально-рыночной экономике и "прием" иностранных товаров (услуг), финансов, инвестиций определяется преимущественно рыночными методами.

Главным стимулом развития такой экономики признается конкуренция. Это высшая идеологическая ценность экономики западного цивилизационного типа. Развитые государства всячески демонстрируют свою приверженность идеологии конкуренции; они интернационализировали правила конкуренции и борьбы с монополизмом, закрепив их международно-правовыми средствами.

Соответственно, и таможенный тариф в рыночных условиях является реальным, а не фиктивным регулятором импорта: снижение таможенной ставки на иностранный товар автоматически и по-настоящему открывает этому товару двери в экономику. Отсюда видно, что роль таможенного тарифа в двух разных экономиках – различна. Правовые режимы с одинаковыми ставками таможенного тарифа в странах с неидентичным типом экономики, как правило, не ведут к сопоставимой экономической выгоде – к взаимной выгоде сторон.

Вместе с тем надо отметить, что в чистом виде эти два "крайних" варианта осуществления экономической функции почти не встречаются. С одной стороны, все меньше становится государств с административной (нерыночной) экономикой, со всеобъемлющей государственной монополией внешнеэкономических связей. С другой стороны, развитые государства западного цивилизационного типа все в большей степени включают административные рычаги в целях управления потоками ресурсов, причем выносят эти рычаги за пределы своих национальных экономик – на макроуровень. Так, например, в результате "первой волны" глобального финансово-экономического кризиса 2008–2010 гг. большинство развитых государств по отдельности и в рамках международных организаций совместно усилили государственное регулирование национальных финансовых систем и международной финансовой системы в целом.

В большинстве стран мира сочетаются рыночные и нерыночные механизмы регулирования (в том или ином соотношении механизмов), происходит конвергенция моделей экономики; велик государственный сектор в экономике, монополизированы отдельные сферы внешнеэкономических связей.

По какому пути развиваться той или иной экономике – это зачастую вопрос острейшей политической и идеологической борьбы внутри государства и между государствами. Отвоеванные политические и идеологические позиции закрепляются в национальном праве и в международном праве, а именно в международном экономическом праве.

Современный этап развития международной экономической системы ставит определенные вопросы применительно к некоторым принципам международного экономического права. Так, один из сложившихся ранее принципов международного экономического права провозглашает свободу государств в выборе форм и средств организации и развития национальной экономики, внешнеэкономических связей. Это означает, что государство, вроде бы, вправе самостоятельно выбрать как модель рыночной экономики, так и модель нерыночной экономики. Представим себе, что какое-то новое государство сегодня выбирает модель нерыночной экономики. Сможет ли оно встроиться в мировую экономику, которая идеологически приспособлена для государств с рыночной экономикой? Получается, что в современных условиях не всегда возможно реализовать международно-правовой принцип свободы выбора форм организации экономики и внешнеэкономических связей. Содержание принципа меняется. Или же меняется сфера его действия.

В рамках данного принципа, тем не менее, государства могут, осуществляя свою экономическую функцию, проводить национализацию, применять элементы государственного планирования или прогнозирования, вводить различные виды государственной монополии, в том числе элементы валютной монополии, вести политику импортозамещения и ориентирования производства на экспорт, задействовать меры и инструментарий протекционизма, переносить правовое регулирование с внутреннего на межгосударственный уровень и др.

Многие, в том числе развитые, государства используют на практике отдельные формы государственной монополии, например предоставление исключительных прав государственной – или негосударственной – компании на осуществление внешнеторговых операций с конкретным товаром. Зачастую государство резервирует за собой сферу обслуживания внешнеэкономических связей: обязывает национальные предприятия осуществлять страхование экспорта капитала через государственную страховую организацию или производить грузовые перевозки национальными перевозчиками.

Таким образом, глобализация сопровождается видоизменением экономической функции (или экономических функций) государств, и это находит отражение в международном экономическом праве.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >