Россия как субъект международного экономического права

Россия как субъект международного экономического права имеет свои особенности. Эти особенности определяются в основном двумя обстоятельствами:

  • • экономика России, будучи уже преимущественно рыночной (что признано западными государствами), во многом представляет собой экономику смешанного типа;
  • • Россия по своему государственному устройству является федеративным (сложным) государством с "вертикальным разделением властей".

Россия в составе СССР представляла собой республику с монополизированной государством экономикой и государственной монополией на внешнеэкономические связи. В 1992 г. все российские предприятия получили право на внешнеэкономическую деятельность (ВЭД) без специального разрешения.

Тотальный государственный контроль за экспортно-импортными операциями сменился в России системой государственного регулирования с помощью рыночных инструментов – мер тарифного и нетарифного регулирования. Поменялся тип правового регулирования – с разрешительного (когда преобладает сфера запрета) на общедозволительный (когда преобладает сфера дозволения).

Таким образом, способы и методы осуществления внешнеэкономической функции государства в России в 1990-х гг. были изменены кардинально. Россия адаптировала свое внутреннее право под требования ВТО, некоторых других международных организаций. Вступив в ВТО, Россия стала полноправным субъектом глобальной торговой системы.

Одновременно Россия активно открывала свое экономическое пространство для иностранных инвестиций. Вначале такие инвестиции шли в Россию неохотно, поскольку велики были политические и экономические риски. Причем преобладали инвестиции портфельные: спекулянты со всего мира, несмотря на риски, спешили получить прибыль в России и вывезти ее к себе. Во второй половине первого десятилетия XXI в. ситуация стала меняться: в Россию пошли прямые инвестиции, причем ввоз капитала в страну в отдельные годы стал превышать вывоз. Это означает, что иностранные инвестиции начали работать на нашу страну.

В России был принят ряд законов, в том числе Федеральный закон "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации". Страна вступила в МАГИ. Инвестиционный климат становится все более прозрачным и открытым. Россия, можно сказать, стала частью международной инвестиционной системы.

Начиная с середины 1990-х гг. Россия освободилась от непосильного внешнего государственного долга, реструктурировала коммерческие долги иностранным банкам, нарастила валютные резервы, провела либерализацию валютного режима в стране. Рубль превращается в одну из устойчивых валют и начинает соревноваться с такими мировыми валютами, как доллар и евро, по крайней мере на постсоветском пространстве и в некоторых приграничных странах (Турция, Китай и др.). Возрастает надежность российской банковской системы. Приняты необходимые законы. Все это означает, что Россия укрепила свои позиции в международной финансовой системе и становится активным участником в ней.

Россия как федеративное государство. Россия – сложное, федеративное государство

В международном праве действует международно-правовой обычай: федеративное государство выступает в международном праве как одно лицо, регулирует внешние связи субъектов и отвечает за них.

Российское законодательство учитывает эту норму. Конституция РФ (п. "к" ст. 71) относит внешнюю политику, международные отношения, международные договоры к исключительной компетенции "центра". К совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72, п. "о" ч. 1) относится координация международных, внешнеэкономических связей субъектов. Федеральный закон "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" конкретизирует данные полномочия (ст. 6–9).

К полномочиям федеральных органов государственной власти в области внешнеторговой деятельности относится: формирование концепции и стратегии развития внешнеторговых связей и основных принципов торговой политики России; защита экономического суверенитета и экономических интересов страны и российских лиц; государственное регулирование ВТД, в том числе таможенно-тарифное и нетарифное регулирование (в случаях, предусмотренных международными договорами); установление обязательных требований и критериев безопасности для жизни или здоровья граждан, имущества физических или юридических лиц, государственного или муниципального имущества, окружающей среды, жизни или здоровья животных и растений при ввозе в страну; определение порядка вывоза и ввоза ядерных веществ, отравляющих, взрывчатых, ядовитых веществ, опасных отходов, сильнодействующих, наркотических средств, психотропных веществ, биологически и генетически активных материалов, внутренних органов и т.п.; определение особенностей порядка ввоза и вывоза драгоценных металлов и драгоценных камней; координация международного сотрудничества России в области космической деятельности; установление показателей статистической отчетности ВТД; заключение международных договоров в области внешнеэкономических связей; учреждение, содержание и ликвидация торговых представительств России в иностранных государствах; участие в деятельности международных экономических организаций; определение порядка вывоза товаров, составной частью которых является информация, составляющая государственную тайну; информационное обеспечение ВТД на территории страны; создание страховых и залоговых фондов в области ВТД.

К полномочиям органов государственной власти субъектов РФ в области внешнеторговой деятельности относится: проведение переговоров и заключение соглашений об осуществлении внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств; содержание своих представителей при торговых представительствах России за рубежом; открытие представительств в иностранных государствах в целях реализации соглашений об осуществлении внешнеэкономических связей в порядке, установленном российским законодательством; реализация региональных программ ВТД; информационное обеспечение ВТД на территории субъекта; создание страховых и залоговых фондов в области ВТД и др.

Ряд субъектов РФ имеет соглашения с субъектами иностранных федеративных государств либо с административными единицами унитарных государств. Так, между Нижегородской областью России и Землей Северный Рейн – Вестфалия (ФРГ) подписано и действует соглашение о торгово-экономическом и культурном сотрудничестве. Такие соглашения хоть и называются часто международными, но являются не международно-правовыми актами, а административными или гражданско-правовыми и подчинены внутреннему праву соответствующих государств.

На практике некоторые субъекты РФ в 1990-е гг. заключили соглашения с иностранными государствами о торгово- экономическом сотрудничестве: Башкортостан – с Болгарией и Румынией; Республика Коми – с Чехией и Словакией; Удмуртия, Марий Эл и Мордовия – с Венгрией. В соответствующие государства по дипломатическим каналам были направлены разъясняющие ситуацию представления. Такого рода соглашения, с точки зрения российского внутреннего законодательства, не являются международно-правовыми; не являются международными договорами РФ.

В целом международная договорная практика России пока идет в основном по пути регулирования международных связей субъектов на общефедеральном уровне (Соглашения России с Польшей о сотрудничестве Санкт-Петербурга, Калининградской области с регионами (воеводствами) Польши). Принципы сотрудничества между субъектами РФ и соответствующими территориальными единицами были закреплены в соглашениях России с Канадой, Китаем, Вьетнамом, Арменией и другими странами.

Некоторая асимметричность прав субъектов РФ проявилась в 1990-е гг. и во внешнеэкономической сфере. Так, Конституция Татарстана 1992 г. (ст. 61) определила статус республики как "суверенного государства, субъекта международного права". Конституционный Суд РФ заключил, что положения о государственном суверенитете Татарстана противоречат его статусу субъекта РФ.

В договоре 2007 г. о разграничении предметов ведения между Российской Федерацией и Татарстаном было согласовано (как и в предыдущем аналогичном договоре 1994 г.), что Татарстан может заключать соглашения об осуществлении международных, внешнеэкономических связей с органами государственной власти иностранных государств по согласованию с Министерством иностранных дел РФ в порядке, установленном правительством. Как представляется, подобные полномочия для одного из субъектов России – избыточны, а такие связи не следует рассматривать как международно-правовые. Продлевать Договор 2007 г. по истечении его 10-летнего срока действия нет никакой необходимости.

Субъекты РФ и уполномоченные ими органы отвечают по своим внешнеэкономическим обязательствам находящимися в их собственности средствами, не закрепленными за юридическими лицами в полное хозяйственное ведение или оперативное управление.

В некоторых федеративных государствах (США, ФРГ) субъекты федерации вправе заключать соглашения по ограниченному ряду вопросов с субъектами других федераций или с другими государствами.

Иногда такие государства, заключая международный договор, делают так называемую "федеральную оговорку" (например, торговый договор между США и Нидерландами 1956 г.): если тот или иной субъект федерации не предоставит национальный режим физическим лицам другой стороны, то такие лица не будут пользоваться национальным режимом в данном субъекте федерации.

Некоторые правоведы отмечают тенденцию нарастания элементов международной правосубъектности субъектов федераций, считая их субъектами международного права. Думается, что применительно к России такая точка зрения несет, скорее, вред, чем пользу. В любом случае согласно российскому праву субъекты РФ (прежде всего республики) субъектами международного права не являются, что и было подтверждено в Определении Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 № 92-0.

Как показывает практика (например, опыт ЕС), перераспределение исключительной компетенции государств, в том числе и в экономической сфере, происходит не только по линии "от государств – к международным организациям", но и внутри государств по линии "от центра – к субъектам федераций или к органам местного самоуправления".

Это означает, что "межстрановое взаимодействие" (включая экономическое сотрудничество) состоит из нескольких уровней: надгосударственного, межгосударственного, уровня субъектов федераций и административно-территориальных единиц государств, уровня местного самоуправления, уровня частных лиц.

Разрешая заключение соглашений между территориальными единицами разных стран, государства как бы открыли еще одну сферу "всеобщего дозволения" для таких единиц в том, что касается соглашений. И территориальные единицы посредством подобных соглашений принялись создавать собственное нормативное пространство – в той степени, в какой дозволяется внутренним правом.

Нормы, которые создаются совместно субъектами внутреннего права разных стран в сфере "всеобщего дозволения", являются транснациональным правом. Только отношения между территориальными единицами объективно носят публично-правовой характер. Следовательно, в данном случае речь идет о транснациональном публичном праве. Данное явление, как и транснациональное право в целом, также свидетельствует о процессе формирования глобального права и глобальной правовой системы.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >