Сфера деловых отношений. Институциональный дискурс

Высокая культура речевой коммуникации в сфере деловых отношений предполагает взаимное соблюдение каждой из участвующих в коммуникации сторон некоторых правил. Одна сторона — это обращающиеся в инстанции клиент, пациент, плательщик, потребитель, проситель и т.д. Любой носитель языка в окружающем его обществе выступает время от времени в разных инстанциях (нередко называемых учреждениями) в той или иной роли и накапливает опыт построения определенных типов общения. Различные коммуникативные амплуа различаются между собой по ряду признаков.

Другая сторона — это лицо, представляющее официальную инстанцию (институцию), ее сотрудник. В русском языке для обозначения официальных представителей некоторых институций мы пользуемся словами клерк, инспектор, секретарь, менеджер и др. От официальных представителей, помимо специальной подготовки, твердого осознания своих профессиональных обязанностей и глобальных целей своей и общей деятельности организации, требуется, в идеале, воспитанность и доброжелательность, владение методами межличностного общения в деловой сфере, т.е. умение работать с клиентами и с конкурентами, а также с различной информацией, представленной в самых разных формах, для решения профессиональных и социальных задач.

Глубокая профессиональная компетентность в сфере делового общения (письменного и устного), о которой пойдет речь в данной книге, предполагает умение обращаться с разнообразными, но особого рода текстами, объединенными рядом характеристик, позволяющих говорить об институциональном дискурсе. Что же такое дискурс и что есть институциональный дискурс?

До некоторого времени основным и наиболее распространенным, а в рамках школьной программы традиционным, для обозначения совокупности особенностей языка, обусловленных сферой его употребления и главными функциями, являлся термин "функциональный стиль". К функциональным стилям принадлежат публицистический, официально- деловой, разговорный, научный стили и язык художественной литературы (о признаках отдельных функциональных стилей и различиях между ними см. подробнее в гл. 3 учебника).

В последние десятилетия лингвисты, социологи, философы, психологи для обозначения явлений языкового взаимодействия в различных условиях, т.е. того или иного применения языка, для осмысления разговорной практики и форм речевого общения все чаще пользуются термином дискурс. Термин этот многозначен, поэтому его использование в современной лингвистике заставляет нас внести некоторые пояснения.

С одной стороны, дискурс близок по смыслу к понятию "текст", однако он "подчеркивает динамический, разворачивающийся во времени характер языкового общения; в противоположность этому, текст мыслится преимущественно как статический объект, как результат языковой деятельности" [1]. То есть дискурс — это продукт речевой деятельности, способ создания текста в определенных социальных, ментальных и прагматических условиях; более всего он сближается с понятием "высказывание". Дискурс следует изучать на основе анализа определенных форм деятельности, результатом которой являются выступления, интервью, репортажи и т.п. [2]

В различных определениях дискурса приводится разный по объему перечень определяющих его признаков. Так, в определении, данном

Э. Бенвенистом, особенно акцентируются социальная обусловленность дискурса как организации системы речи, важность конкретных участников акта — говорящего и слушающего, коммуникативное намерение, т.е. решаемая при общении прагматическая задача [3]. То есть, по сути, конечный речевой продукт зависит от того, кто для кого и с какой целью его выстраивает.

Некоторые исследователи расширяют круг тех обстоятельств, сочетанием которых обеспечивается тот или иной акт употребления языка — от брошенной вскользь реплики до произведения высокой художественной ценности. Б. М. Гаспаров причисляет к этим обстоятельствам не только коммуникативные намерения автора, его взаимоотношения с адресатами, но и общие идеологические черты и стилистический климат эпохи в целом, как и климат определенной среды и конкретных личностей, которым сообщение адресовано. По его мнению, в акте употребления языка проявляются также жанровые и стилевые черты сообщения и коммуникативной ситуации в целом, ассоциации с предыдущим опытом, если он проявляется по каким-то причинам в сфере данного языкового действия [4].

В. И. Карасик, представивший в своих работах весьма подробную разработку проблемы дискурса, рассматривает его с позиций социолингвистики, т.е. при анализе типичной речевой ситуации он учитывает принадлежность участников общения к некой социальной группе, характеристики коммуникантов и обстоятельства, или условия, общения [5]. Это позволяет ему выделить два наиболее важных типа дискурса — личностно-ориентированный (персональный) и статусно-ориентированный.

Личностно-ориентированный дискурс позволяет говорящему раскрываться как личность, во всем богатстве его внутреннего мира и вне связи с его социально-ролевым статусом. Это наблюдается обычно в условиях обиходно-бытового общения и в произведениях художественной литературы и философско-психологических трактатах, что дает В. И. Карасику основание выделить две разновидности персонального дискурса — бытовой (обиходный) и бытийный. Бытовое общение представляется исследователю генетически исходным, т.е. первичным но происхождению, типом дискурса [6].

Статусно-ориентированный дискурс может иметь институциональный и неинституциональный характер. Неинституциоиальиый дискурс, например, отмечается в ситуациях общения с малознакомыми или незнакомыми людьми: Простите, вы не скажете, который час? Прошу прощения, а вы не знаете, как сегодня работает жилконтора? Если же говорящий выступает как представитель определенного социального института, то речь идет об институциональном дискурсе, т.е. об общении в соответствии с общественными нормами, в заведомо известных, регламентированных рамках статусно-ролевых отношений. Не случайно для обращения в самые различные инстанции, например в Госавтоинспeкцию, юридические и налоговые службы и т.д., в сети Интернет можно найти готовые формы и шаблоны документов с пропусками для внесения информации индивидуального характера в соответствии с конкретной ситуацией.

Изменение социально-ролевого статуса человека обязывает его к постижению правил общения в каждой новой для него сфере: медицинский дискурс будет несколько различаться при исполнении роли пациента (больного) ребенком и взрослым, и подростку придется при переходе из детской поликлиники во взрослую усваивать новый канон общения. Юристу, ставшему деканом, или директору завода, ставшему министром, также необходимо будет вносить коррективы в стереотипы общения.

В фильме "Собачье сердце" разговор, состоявшийся между профессором Преображенским и делегацией во главе с председателем домкома Швоидером, пришедшей для решения вопроса об уплотнении жильцов квартиры, отчетливо демонстрируется слабость позиции Швондера, не умеющего вести официальные беседы и ставить в известность жильцов о неприятных для них решениях домкома. Не случайно он повторяет слово в слово заготовленную фразу, которая, по его мнению, соответствует коммуникативной ситуации и поставленной прагматической задаче, и теряется, когда разговор выходит из запланированного русла. Профессор же, не желая реагировать адекватно, как того ожидали пришедшие, на невнятное по форме и сути изложение цели визита, с легкостью нарушает канон административного общения замечанием об отсутствии у пришедших калош, а затем перехватывает инициативу просьбой к пришедшим представиться и снять головной убор. Швондеру стоила немалых усилий попытка вернуть разговор в нужную колею.

Институциональный дискурс в современном обществе представлен такими подвидами, как политический, научный, деловой, административный, юридический, массово-информационный, медицинский, дипломатический, спортивный, педагогический, военный, рекламный и др. По мнению В. И. Карасика, для выделения институционального дискурса достаточно двух основных признаков — это цели и участники общения. К примеру, цель политического дискурса — завоевание и удержание власти, педагогического — социализация нового члена общества, медицинского дискурса — оказание квалифицированной помощи больному и т.д. [7]

Хотя институциональное общение пары участников коммуникативной ситуации предполагает следование определенным трафаретам, регламентированным общественной практикой ролевым амплуа, оно, тем не менее, не может строиться исключительно по нормативным канонам. Возможны вкрапления элементов (проявлений) личностно-ориентированного дискурса, поскольку ничто человеческое не чуждо и самому строгому чиновнику (доктору, начальнику, прокурору), следующему букве закона. Доля личностного компонента может быть различной как в каждом из дискурсов — минимальная в дипломатическом дискурсе и обычно более ощутимая в педагогическом, так и в зависимости от характера и индивидуальной манеры общения участников коммуникации. Возможно и взаимопроникновение составляющих разных институциональных дискурсов: делового и юридического, массово-информационного и политического, педагогического и спортивного.

В качестве характеристик институционального дискурса исследователи называют также клишированность, т.е. стандартизированность, и отсутствие личностного, индивидуального начала, обязательное наличие говорящего, или автора, и адресата, диалогическую и монологическую его формы и т.д. Для институционального дискурса такими признаками становятся также некоторые символические речевые действия, стандартные формы и клише. Так, например, в справке, выдаваемой студенту в подтверждение его статуса учащегося СПбГУ, таким клише является подаваемая в виде столбца в левой части листа группа верхних реквизитов организации, выдавшей документ, а также фразы "по месту требования", указывающей на отсутствие ее конкретного предназначения, и словосочетания "настоящим подтверждается", с которого начинается основной текст справки.

Лингвистическая трактовка дискурса проявляется во внимании к его языковой стороне: дискурс представляет собой определенную совокупность социально обусловленных и функционально оправданных единиц языка — слов, выражений, грамматических конструкций, составляющих и оформляющих коммуникативное событие, речевой акт. Таким образом, на первое место выходят языковые средства — лексика, грамматика, стилистика и т.д. и их обусловленность условиями конкретного акта коммуникации.

Итак, рассматриваемая нами деловая коммуникация и представляющие ее тексты принадлежат в целом сфере институционального дискурса, но различные его подвиды — деловой, административный, юридический, дипломатический — могут быть дифференцированы в зависимости от цели и участников общения. Не случайно в области традиционной стилистики в официально-деловом стиле речи также выделяются отдельные подвиды: канцелярский подстиль, дипломатический, юридический.

  • [1] Энциклопедия "Кругосвет". URL: krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/ lingvistika/DISKURS.
  • [2] Олешков М. Ю. Основы функциональной лингвистики: дискурсивный аспект. I. Нижний Тагил, 2006. URL: philology.ru/linguisticsl/olcshkov-06.htm.
  • [3] Бенвепист Э. Общая лингвистика : пер. с фр. М. : Прогресс, 1974. URL: twirpx.com/file/181912/.
  • [4] Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М.: Новое литературное обозрение, 1996. С. 10.
  • [5] Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. М. : Перемена, 2002. С. 188-189.
  • [6] Там же. С. 199.
  • [7] Карасик В. И. Этнокультурные типы институционального дискурса // Этнокультурная специфика речевой деятельности : сб. обзоров. М.: ИНИОН РАН, 2000. С. 11.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >