Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная

Предприниматель в истории русской деловой культуры. Образ и стереотипы

Политическое, экономическое и культурное развитие России сложилось таким образом, что деловитость, расчет, умение извлекать выгоду, хозяйственная сметливость никогда не были приоритетными в кругу человеческих качеств, свойственных людям. История русской просвещенной мысли веками складывалась в отторжении приверженности к материальным благам, земному комфорту и удобствам.

В общественном сознании россиян существует социальный стереотип предприниматель, т.е. некое представление о человеке определенной профессии и определенного социального слоя. О том, что он есть, свидетельствуют многочисленные высказывания общественных деятелей в прессе и на телевидении. Одно из них принадлежит Е. Т. Гайдару: ...паши олигархи — это продукт советских представлений о капитализме. Помните, как "мистера Твистера, миллионера" изображали на карикатурах? Жирный тип с наглой рожей и мешком долларов за спиной. Жадный рот пожирает заводы... 70 лет пропаганда внушала народу, что именно так выглядит капиталист. Вот наши "первенцы" такой образец и сделали предметом подражания [1]

К наиболее значимым механизмам формирования социального стереотипа предприниматель относятся социально-исторические, этические, философские, религиозные механизмы. Стереотип имеет также зрительный образ.

Социально-исторические причины возникновения стереотипа связаны с тем, что, как отмечают историки, в конце XIX — начале XX в. в России сложился единый психологический и интеллектуальный фронт отторжения торгово-промышленного класса, появление которого не было выгодно ни одной из существовавших социальных прослоек общества [2].

Этической базой формирования создавшегося стереотипного образа предпринимателя явилось отношение россиян к богатству. Русский словарь (семантическая группа "достаток, собственность, обеспеченность") регистрирует сдержанное, даже прохладное отношение русского этнического сознания к богатству, понимание которого включает в себя не только идею имущественной умеренности, но и идею самоограничения в потреблении [3].

Специфика русского отношения к богатству обнаруживается при анализе религиозных и философских убеждений россиян. Исторически заложенное в русском этносе отрицание прагматической предприимчивости, расчета, коммерческой хватки, враждебное отношение к практицизму и позитивизму, как показал В. В. Колесов, — это устойчивая характеристика русской идеалистической философии (А. Хомяков, Вл. Соловьев, Н. Бердяев) [4]. На это указывают и лингвисты. Среди ключевых идей или сквозных мотивов русской языковой картины мира выделяется, в частности, идея, что плохо, когда человек действует из соображений практической выгоды (расчетливый, мелочный, удаль, размах) [5].

В российской традиции, таким образом, коммерческая деятельность не может быть самоцелью, обществом осуждается зарабатывание денег ради денег. Первично духовное, не материальное. Материальное обслуживает духовное. В этом особенность традиционной русской культуры и в этом истоки формирования и устойчивого сохранения негативного стереотипа предпринимателя.

Стереотип имеет и зрительный образ предпринимателя, который менялся во времени. Историческим прототипом современного предпринимателя в истории России выступает торговый гость, купец, известный в русской культуре по былинам и сказкам. Одна из героических фигур древнерусской литературы — Афанасий Никитин, совершивший "Хождение за три моря", т.е. путешествие в Индию, полностью соответствует этому стереотипу. Торговый гость новгородский Садко, победивший морского царя, также великолепный образец предпринимателя тех времен. Два этих персонажа позволяют сказать о том, что в Древней Руси профессия купца была почетной и уважаемой. Не только торговля, но и путешествия, дипломатия, культурные контакты — исторически область предпринимательства.

Русская классика оставила нам образы бородатых мужиков в сапогах, сметливых, но необразованных людей в мятых сюртуках и фуражечках с лакированным козырьком. На смену такому типажу в конце XIX в. приходят вполне цивилизованные господа со знанием законов коммерции, юриспруденции, а то и иностранных языков, в дорогих суконных тройках и цилиндрах, при визитных карточках и чековых книжках.

В современном массовом сознании предприниматели также ассоциируются с определенным внешним видом, манерами поведения и речью: самый дорогой автомобиль, самый шикарный мировой курорт, одет очень ярко и безвкусно. Впрочем, облик новых русских, которые в начале 1990-х гг. ассоциировались с красными пиджаками и дорогими спортивными костюмами, за последнее время претерпел значительные изменения [6]. В исследовательских наблюдениях и в современной прессе отмечается органичное вхождение, вписанность новых русских в русскую культурную среду, их прямое наследование купеческих и даже фольклорных образов [7].

Помимо стереотипа в российской культуре существует и образ делового человека, создаваемый электронными и печатными СМИ, беллетристикой и художественным кинематографом. Образ делового человека — это, прежде всего, образ богатого, состоятельного человека, и, как правило, это образ ярко отрицательный, высмеиваемый и критикуемый. Предприниматель — владелец мелкого и среднего бизнеса не является предметом пристального внимания общества. Более того, опрос студентов, проведенный в Саратовском университете в 2006 г., показал, что большинство молодых людей не связывают свое будущее с профессией предпринимателя, считают, что предприниматель в нашей стране является объектом, испытывающим притеснение как со стороны государства, так и со стороны криминальных элементов.

В публикациях прессы о предпринимателях, представляющих средний и малый бизнес, центральной выступает тема дела, составляющая основу их жизни. Отличительной особенностью таких статей является новое определение предпринимателя, новый подход к предпринимательству в России. Предприниматели — это часть народа, самая инициативная, смелая, работящая: предприниматель — налогоплательщик, который кормит не только себя, но и чиновников и общественников (Саратов-СП. 2004. 26 августа). Абсолютно отсутствует за очевидной ненадобностью вопрос об источниках доходов, о размерах состояний, о роскоши повседневной жизни. Тональность публикаций обнаруживается в том, что место таких номинаций, как король отечественной лекарственной промышленности, баловень больших денег (Комсомольская правда. 2004. 21 октября) занимают нейтральные предприниматель, собственник, владелец, бизнесмен. Не обсуждаются марки машин героев, количество квадратных метров их жилья, зато представлены рабочие действия предпринимателей: Она 10 лет работает на этом месте, держит кафе по продаже мороженого и прохладительных напитков, и называются реальные проблемы малого бизнеса: Предпринимателей нужно защищать так же, как потребителей. Это очень важные и нужные люди. Ни государство, ни администрация не смогут их заменить. Если завтра в город не завезут зубные щетки и пасту, мэрия не сможет этот пробел восполнить (Невское время. 2004. № 21).

Отрицательный образ российского богача, создаваемый журналистами па протяжении всех перестроечных лет, с одной стороны, был обусловлен реальными процессами несправедливой грабительской приватизации 1990-х гг., и показывал всю аморальность ее последствий, но с другой углублял и цементировал гражданское противостояние в российском обществе, усиливая социальную напряженность. Тем не менее образ представителя крупного бизнеса, олигарха не оставался неизменным на протяжении последних пятнадцати лет. Динамика его развития отражает и динамику общественного мнения, и развитие общественно-политической ситуации в стране.

В СМИ начала 2000-х гг. олигарх представляет собой практически образ официального внутреннего врага, о чем свидетельствует, например, предвыборный слоган Гражданской партии России "Россия без олигархов и криминала" (РТР. 2003. 28 августа). Олигархи открыто обвиняются в незаконном присвоении собственности: Логика олигархов — сделать состояние на дешевых (или вовсе бесплатных) государственных ресурсах, а ответственность за результаты своих действий переложить на кого-нибудь другого. Например на то же государство (АиФ. 2004. № 31); Фрадков посадит олигархов на детектор лжи. У богачей опишут виллы (Комсомольская правда. 2004. 4 марта); Олигархи как коршуны (АиФ. 2004), Полстраны в руках у олигархов (АиФ. 2003. № 24).

В прессе разрабатывается словообразовательное гнездо лексемы "олигарх": олигархи, олигархат, олигархия. Выявлены разные виды и типы олигархов: по периодам их становления ("старосемейные" — "новопитерские"), по месту жительства ("тихие" местные — московские "большие"), по отношению к административным структурам (просто олигархи и губернаторы-олигархи), по отраслям промышленности (никельщик, нефтяник, платило- и золотопромышленник, аграрник, рыбак). Помимо номинации олигарх богатые предприниматели именуются с привлечением слов магнат, нувориш, миллионер или с использованием метафор парфюмерный король, пивной король, денежный мешок. Для обозначения совокупности людей используются: богатые, богатенькие, богачи, толстосумы, обеспеченные. СМИ проявляют интерес к частной жизни не только олигархов, но и просто богатых людей, представителей крупного бизнеса. СМИ внимательно следят за их образом жизни, смакуют их богатство, коллекционируют их нравы.

На протяжении 2006—2010 гг. в СМИ (Комсомольская правда, Московский комсомолец, Аргументы и факты, Аргументы недели) обнаруживается новая тенденция — попытка социализировать бизнес, объяснить происхождение крупнейших российских состояний. Еженедельник "Аргументы недели" публикует в 2008 г. серию статей под рубрикой "История бизнеса". Появляются в это время и положительные по тематике статьи: Лидеры российского бизнеса — определены победители "многоборья" среди предпринимателей (Аргументы недели. 2008. 22 мая). Журналистов интересует участие олигархов в политической жизни: Бизнес предпочитает "Единую Россию" (Аргументы недели. 2007. 23 августа). Пресса пишет о благотворительности крупного бизнеса (Аргументы недели. 2007. 23 августа).

Тенденция гражданского примирения обрывается в 2008—2009 гг. — годы экономического кризиса. Олигархи, ранее вынужденные быть ответственными за несправедливую приватизацию, теперь должны были отвечать за тяжесть и глубину нарастающего кризиса. Возникают предложения о национализации проблемных компаний и целых отраслей промышленности. Публикуются интервью с видными деятелями культуры и науки, которые высказывают свое мнение об олигархах. Их обвиняют в том, что они не учитывают интересы страны, ведут жлобский бизнес, им наплевать на культуру. Академик Николай Шмелев: Русский бизнес — жлобский по натуре. Перевоспитает ли олигархов кризис? (АиФ. 2009. № 12). Сергей Михалков: Богатеям плевать на культуру (АиФ. 2011. № 11).

Особое место в газетах так же, как и раньше, отводится публикациям о морально-нравственном облике богачей. Новые темы этого времени — поведение богатых русских за границей, реставрация псевдоаристократического образа жизни. Описываются скандалы в Лондоне, Куршавеле, поведение на горнолыжных курортах в Австрии (Комсомольская правда. 2009. 12 декабря).

Однако задача социализации бизнеса все насущнее ощущается не только самими предпринимателями, но и властью. Стремление примирить крупный бизнес и общество наиболее отчетливо прозвучало совсем недавно, 4 декабря 2014 г., в Послании президента РФ В. В. Путина к Федеральному Собранию.

Все мы хотим одного — блага России. И отношения бизнеса и государства должны строиться на философии общего дела, на партнерстве и равноправном диалоге. Конечно, в деловой среде, как и в других сферах жизни, необходима ответственность, соблюдение закона и обязательств. И подавляющее, абсолютное большинство наших предпринимателей работает именно так, дорожат своей деловой и социальной репутацией, как настоящие патриоты — хотят приносить пользу России. На таких людей и нужно ориентироваться, создавать им условия для результативного труда [8].

Насущная необходимость формирования в общественном мнении страны положительного образа предпринимателя особенно отчетливо ощущается самими предпринимателями. Процитируем дословно реплику вице-президента общероссийской общественной организации "Опора России" Максима Каширина.

Ни одной программы по телевидению о поддержке бизнеса и примеров я не вижу. Я нe вижу, чтобы наша страна говорила — что это все прекрасные, честные участники нашего общества, люди, которые что-то создали с нуля, не приватизировали, не украли; не вижу наград этих людей, а таких ребят в регионах полно, полно в регионах ребят, которые против фактических обстоятельств создали сами с нуля бизнес [9].

Таким образом, проблема создания положительного образа предпринимателя, бизнесмена остается одной из самых актуальных в современном российском обществе. От успешности ее решения зависит благосостояние и процветание нашей страны.

  • [1] Аргументы и факты. 2006. № 11.
  • [2] Зарубина Н. //. Российский предприниматель в художественной литературе XIX — начала XX века. Общественные науки и современность. 2003. № 1. С. 101- 115.
  • [3] Савельева Л. В. Языковая экология. Русское слово в культурно-историческом освещении. Петрозаводск : Издательство КГПУ, 1997. С. 95.
  • [4] Колесов В. П. Жизнь происходит от слова. СПб, 1999. С. 115.
  • [5] Зализняк А. А., Левонтина И. Б., Шмелев А. Д. Ключевые идеи русской языковой картины мира : сб. ст. М.: Языки славянской культуры, С. 10—11.
  • [6] Леонтович О. А. Россия и США: введение в межкультурную коммуникацию. Волгоград, 2003. С. 246.
  • [7] Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002. С. 14—15.
  • [8] URL: rg.ru/2014/12/04/poslanie-site.html.
  • [9] Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым. 2014. 7 декабря. URL: vsoloviev.ru.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы