Преступные последствия

Любое преступление, как правило, влечет определенные последствия, которые заключаются в нанесении ущерба объекту посягательства. "Страдание" объекта есть неотъемлемое последствие любого преступления, вне зависимости от конструкции его состава. Однако при описании объективной стороны состава конкретного преступления законодатель не всегда включает последствия в его структуру, формируя таким образом формальные и усеченные составы преступных деяний.

Такая искусственная конструкция не означает, конечно, что преступление может быть беспоследственным, учитывая вред объекту посягательства. Вместе с тем деление составов на формальные и материальные дает возможность правоприменителю ориентироваться на момент окончания деяния и позволяет не дожидаться наступления последствий в процессе квалификации преступления как оконченного.

В литературе по уголовному праву преступные последствия нередко отождествляются с терминами "вред", "результат". Представляется, что такое отождествление не лишено смысла.

Преступные последствия включают в себя ущерб, который причиняется в результате совершения преступления общественным отношениям, их участникам, т.е. конкретным людям. Последствия как вред можно разделить на два вида в зависимости от конкретного ущерба – материальные и нематериальные.

Материальными последствиями признаются те, которые измеряются имущественным ущербом или физическим вредом. Так, причинение вреда здоровью, гибель человека, разрушение или повреждение предприятий (пример – диверсия, ст. 281 УК РФ) относятся к категории материальных последствий. Как правило, материальные последствия присутствуют в тех составах, которые сконструированы как материальные.

В диспозициях норм Особенной части УК РФ материальные последствия могут быть отражены достаточно разнообразно. В некоторых случаях законодатель конкретизирует последствия, отвергая оценочные возможности правоприменителя. Например, в ст. 111 УК РФ в качестве единственно возможного безальтернативного последствия назван тяжкий вред здоровью.

В ряде норм последствия описываются довольно своеобразно: выделяются конкретно определенные последствия и добавляются оценочные элементы. В результате получается совокупность смешанных последствий – реально определяемые и оценочные, которые вместе образуют единое последствие конкретного преступного акта. Именно так даются последствия в диспозиции ст. 167 УК РФ, устанавливающей ответственность за уничтожение или повреждение имущества: умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, если эти деяния повлекли причинение значительного ущерба. В данном случае необходимо установить факт уничтожения или повреждения имущества, во-первых, и во-вторых, причинение в результате такого деяния значительного ущерба.

Уничтожение или повреждение имущества – конкретно определенное последствие, а вот значительный ущерб – последствие, которое оценивает правоприменитель исходя из собственного усмотрения. В зависимости от того, кому причинен ущерб (имеется в виду материальное состояние потерпевшего), какова значимость уничтоженного имущества для потерпевшего, правоприменитель принимает решение о возможности признания конкретного ущерба значительным.

Конструируя определенные составы преступлений, законодатель создал смешанную разновидность последствий, которая состоит как из материального, так и из нематериального вреда. К таким преступлениям относится большинство преступлений против государственной власти, интересов государственной службы, службы в органах местного самоуправления. Так, преступление, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 285 УК РФ, в качестве последствия предполагает существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций. При злоупотреблении должностными полномочиями субъект может пострадать морально, что признается последствием нематериального характера, но может случиться и другое. В виде реального вреда злоупотребления полномочиями возможна потеря потерпевшим ценных для него вещей, стоимость которых составляет крупную денежную сумму. А такой ущерб считается уже материальным вредом.

Несмотря на смешанный материально-нематериальный характер подобных последствий, все они характеризуются с позиций их установления как оценочные. Ни закон, ни какой-либо иной подзаконный акт не указывают, какой ущерб относится к категории существенного. Определение существенности ущерба осуществляет правоприменитель по своему усмотрению.

Устанавливая последствия в качестве обязательного признака объективной стороны конкретного состава преступления, законодатель пользуется иногда перечневым методом, не предлагая исчерпывающего списка последствий, но ограничиваясь их примерным перечислением. Такой способ характеристики материальных последствий свойственен экологическим преступлениям (гл. 26 УК РФ). Например, в ст. 246 УК РФ последствия преступления описаны так: "...если это повлекло существенное изменение радиоактивного фона, причинение вреда здоровью человека, массовую гибель животных либо иные тяжкие последствия".

При такого рода конструировании последствий получается, что отдельные из них носят довольно определенный конкретный характер, другие обладают оценочными свойствами, третьи вообще не определены и представляют собой некоторое аморфное образование. В ст. 246 УК РФ четко определенные последствия – это вред здоровью, который может быть тяжким, средней тяжести или легким, и массовая гибель животных; оценочное последствие – существенное изменение радиоактивного фона (несмотря на то что выработаны критерии предельно допустимых доз радиоактивного загрязнения); неопределенные последствия – иные тяжкие последствия. Трудность заключается в установлении именно этой последней категории последствий, представленных в диспозиции статьи достаточно аморфно. Вместе с тем критерии определения последствий подобного рода довольно подробно приведены в диспозиции статьи.

Анализируя для иллюстративности высказываемых положений объективную сторону преступления, ответственность за которое предусмотрена в ст. 246 УК РФ, надо отметить, что в качестве критериев определения иных тяжких последствий применяются те последствия, которые более или менее конкретно перечислены в норме. К иным тяжким последствиям в контексте изложенного следует отнести такие последствия, которые можно рассматривать как эквивалентные вреду здоровью или массовой гибели животных. Это может быть: уничтожение мест нереста на большой территории, создание условий, при которых жизнь в зараженной местности становится невозможной, и т.п. Установлением подобного рода последствий занимается правоприменитель.

Нематериальные последствия – это, собственно, причинение вреда объекту посягательства. Нематериальные последствия присутствуют во всех без исключения составах. 14 даже в тех, где последствие нс значится в виде конститутивного, т.е. обязательного признака объективной стороны. Так, последствие бандитизма (ст. 209 УК РФ) состоит в нарушении отношений по поводу общественной безопасности.

В отличие от материальных последствий нематериальные не наносят конкретно определенный, очевидно выраженный ущерб. Они заключаются в причинении морального, политического и другого вреда нематериального характера. Чаще всего такие последствия названы в наименовании главы УК РФ, содержащей соответствующую норму. Например, бандитизм расположен в главе, посвященной охране общественной безопасности (гл. 24 УК РФ), следовательно, в качестве последствия будет выступать нарушение общественной безопасности.

Последствия становятся обязательным признаком объективной стороны состава преступления, когда они предусмотрены в диспозиции конкретной нормы Особенной части У К РФ. Если последствия не отмечены в качестве обязательного элемента состава, то их установление не является обязательным.

В литературе по уголовному праву неоднозначно решается вопрос о признании упущенной выгоды в качестве последствия уголовно-правового свойства. Упущенная выгода – это абстрактно представленный ущерб, который собственник понес в результате преступного акта. Иногда упущенную выгоду называют как недополучение должного. Например, у предпринимателя похитили средства производства пирожков, в результате чего он потерял деньги, которые мог бы выручить от их изготовления и продажи. Но какое количество денег он мог бы выручить – тайна даже для самого предпринимателя (все зависит от спроса).

В гражданском нраве упущенная выгода рассматривается как ущерб. В уголовном праве до недавнего времени такие последствия ущербом не считались. Однако с момента включения в рамки УК РФ гл. 22, регулирующей отношения в сфере экономической деятельности, появилась необходимость определять упущенную выгоду как последствие уголовно-правового характера. Так, ч. 2 ст. 169 УК РФ предусматривает повышенную уголовную ответственность за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, если данное деяние причинило крупный ущерб. В делах такого рода ущерб преимущественно слагается именно из упущенной выгоды (нелепо вести речь в этом случае о том, что должностное лицо повредило строения предпринимателя или совершило что-то подобное). Таким образом, упущенная выгода, представляя собой ущерб оценочного свойства, служит разновидностью последствий материального характера, которые имеют квалифицирующее значение в рамках уголовно-правовых отношений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >