Две системы управления: численная и дворцово-вотчинная

В Киевской Руси не было единой системы управления, как и централизованных органов. Сложились две системы управления, которые существовали одновременно: численная (или десятичная) и дворцово-вотчинная.

Численная система управления своими корнями уходила в организацию военного ополчения. Военным структурным единицам соответствовали определенные военные округа, состоявшие под управлением тысяцких, сотских и десятских. Со временем утрачивается соответствие числовому обозначению. Тысяча перестала быть вооруженным числом людей и стала понятием территориальным. Тысяцкие являлись прежде всего руководителями военных сил округа, но вместе с тем они сосредоточивали в своих руках власть, судебные и политические функции.

По мере феодализации уже в период распада Киевской Руси на удельные княжества в XII в. на смену численной системе приходит дворцово-вотчинная. При ней владение князя делилось на уделы, в которых политическая власть принадлежала собственнику: боярину-вотчиннику. Складывались два центра власти – княжеский дворец и боярская вотчина. В дворцово-вотчинной системе управления отсутствует принципиальное различие между органами государственного управления и органами управления частным хозяйством князя: одни и тс же служащие управляют дворцовым хозяйством и ведают государственными делами. Центром управления становился княжеский двор. Государственный аппарат был не развит. Становление княжеской администрации проходило в процессе первых административных и правовых реформ.

В X в. княгиней Ольгой была проведена своего рода налоговая реформа: были установлены пункты (погосты) и сроки для сбора дани регламентированы ее размеры (уроки). В начале XI в. князем Владимиром устанавливается десятина – налог в пользу церкви, в XII в. князь Владимир

Мономах вводит устав о закупничествс, регламентирующий кабально-долговые и заемные отношения. Кроме дани княжеская администрация получала с населения другие прямые сборы – дар, полюдье, корма. Механизм сбора дани отрабатывался постепенно: княгиня Ольга собирала со двора, князь Владимир – с плуга, князь Ярослав – с человека. Плательщики дани расписывались по погостам, сотням, вервям, потугам. Подати уплачивались медом, мехами и деньгами.

Реализация данных функций востребовала оформления аппарата управления. Он не был профессиональным, он был придворным: административный аппарат князя составляли княжеские слуги. Среди них основную роль играли тиуны, наделенные административной, финансовой и судебной властью. Тысяцкий вошел в состав княжеских слуг, постепенно превращаясь в воеводу, начальника всех вооруженных формирований княжества, сотники превратились в представителей городских властей. Возникают при дворе своего рода ведомства по управлению определенными отраслями хозяйства. Наиболее влиятельными лицами сделались дворецкий; конюший, ведавший обеспечением войска конным составом; чашник, отвечавший за продовольствие. Со временем эти дворцовые управители превращаются в управляющих отраслями княжеского (государственного) хозяйства в пределах отдельного княжества, земли, удела и пр. Аналогично происходило формирование аппарата в удельных княжествах.

Местное управление

Местное управление осуществлялось наместниками – доверенными людьми князя, его сыновьями – и опиралось на военные гарнизоны, руководимые тысяцкими, сотниками и десятскими.

При князе Олега складывается система "посажения" княжеских "мужей" на местах. Княжеские дружинники отрывались от двора и оседали на своих землях и получали от князя право управлять населением в своих владениях, судить их и собирать с них дань. Эти права оформлялись иммунитетной грамотой.

В городах представителями княжеской администрации были посадники, получавшие одну треть взимаемых податей на свое содержание и содержание своих дружин ("кормление"). В сельской местности ими были – волостели.

В этот период продолжает существовать численная, или десятичная, система управления, которая зародилась в недрах дружинной организации, а затем превратилась в военно-административную систему. Ресурсы для своего существования местные органы управления получали через систему кормлений (сборы с местного населения).

Органом местного крестьянского самоуправления оставалась территориальная община – вервь. В ее компетенцию входили земельные переделы (перераспределение земельных наделов), полицейский надзор, налогово-финансовые вопросы, связанные с обложением податями и их распределением, решение судебных споров, расследование преступлений и исполнение наказаний.

Вервь XI–XII вв. сочетала в себе элементы соседской и семейной общины. Она представляла собой конгломерат мелких поселений. Государство было заинтересовано в сохранении общинной структуры, которую оно использовало в фискальных, полицейских и административных целях. Община была наделена некоторыми судебными функциями, на нее возлагались обязанности по перераспределению земельных наделов и аккумулированию пустующих и брошенных земель. В противоположность этому феодалы, приобретавшие общинные земли, освобождались от государственного "тягла", податных, судебных и административных обязанностей.

Государственная власть постепенно усиливала свой контроль над общиной: вначале рядом с выборным старостой появляется фигура княжеского приказчика, позже выборных старост заменяют назначаемые князем дворские. Наконец, общиной начинает управлять приказчик-поселъский. Учреждается административная опека центральной власти над общиной. Однако в Древней Руси община представляла собой достаточно автономное и замкнутое (автаркичное) образование с собственными суверенными правами, патриархальным укладом жизни, противостоящее вотчине и боярам.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >