Духовенство. Учреждение Московской патриархии и церковный раскол

Духовенство в лице церкви выступало в качестве крупнейшего феодала. Юридически земля принадлежала патриархии, митрополичьим и архиерейским кафедрам и монастырям. Церкви принадлежало до 2/3 всех обработанных земель и феодально-зависимых крестьян. Кроме того, монастыри вели обширную торговлю, занимались ростовщичеством. Их владения продолжали расти, что уже представляло угрозу для дворянства. В первой половине XVII в. для управления церковными землями был создан Монастырский приказ, и таким образом они были поставлены под контроль государства.

Духовенство оформилось в самостоятельное сословие. Оно было освобождено от несения государственной службы и повинностей и от налогов, а также имело свое сословное управление и суд. Духовенство делилось на белое (приходские попы – священнослужители и вспомогательный персонал: дьячки, пономари и т.д. – церковнослужители) и черное (монахи, жившее в монастырях). Белому духовенству разрешалось жениться, но только один раз в течение жизни. Черное духовенство давало обет безбрачия. И дело здесь не только в проповеди аскетизма и отречении от мирских забот, но и в том, чтобы не дробились между наследниками- детьми церковные и монастырские земли. Ведущие церковные должности могли занимать только монахи.

Высшим органом церковного управления и суда был Московский митрополит, который в 1589 г. был возведен в сан патриарха.

Смысл этой акции состоял в том, что если митрополит хотя бы формально подчинялся константинопольскому патриарху, то с учреждением московской патриархии ее глава – патриарх по своему сану стал равен константинопольскому патриарху. Тем самым Русская православная церковь становилась полностью независимой (автокефальной) и ее центром в формально-юридическом смысле становилась Москва. Патриарх, хотя и избирался Поместным собором, состоявшим из высших церковных иерархов, но по традиции восточного православия, шедшей еще с византийских времен, утверждался в своей должности царем. Поэтому учреждение Московской патриархии являлось завершающим актом, утверждавшим суверенитет Русского централизованного государства.

Поместный собор и патриарх являлись не только высшими органами духовного суда, но их акты были источниками церковного (канонического) законодательства. Церковному суду подлежало все духовенство и зависимое от церкви население, кроме дел об измене, "душегубстве, татьбе и разбое с поличным". По ряду дел (например, преступления против нравственности, разводы и т.п.) церковному суду подлежали и все светские люди.

Православная церковь осуществляла идеологическую функцию государства, являлась носителем государственной идеологии. Поэтому государство всячески поддерживало церковь и материально, и политически, и законодательно. Не случайно во всех судебниках, Соборном Уложении 1649 г. преступления против церкви стояли на первом месте, а уклонения от официальных церковных догм (ереси), совращение в иную религию государство сурово наказывало. Одновременно цари ревниво оберегали свою власть от вмешательства церкви. Достаточно главе церкви митрополиту Филиппу было выступить против опричнины, он по приказу царя Ивана IV Грозного был лишен сана и посажен в тюрьму, где впоследствии и погиб.

Роль церкви существенно возросла в Смутное время (1584–1613 гг.). После пресечения царской власти, когда правительство "семибоярщины" открыто предавало интересы народа иностранным интервентам, глава Православной церкви патриарх Гермоген выступил с призывом к возрождению русской государственности. Репрессированный "правительством национальной измены" и погибший в феврале 1612 г. от голода в подвалах Чудова монастыря патриарх Гермоген в глазах русских людей того времени стал национальным героем (наравне с Мининым и Пожарским). Усилению роли церковных властей способствовал и тот факт, что с 1618 г. (после возвращения из польского плена) страной фактически правил отец юного царя Михаила Романова патриарх Филарет, присвоивший себе даже титул "великого государя" (кстати, получивший впервые свой патриарший сан из рук "тушинского вора" – Лжедмитрия II).

Противостояние духовной и светской власти обострилось в середине XVII в.

Патриарх Никон (1605–1681), также носивший титул "великого государя", предпринял реформы, направленные на то, чтобы поставить власть патриарха выше царской ("священство преболе царства есть"). В связи с воссоединением Украины с Россией встал вопрос об унификации церковных книг и церковно-обрядовой практики. Однако часть верующих не согласилась с церковными реформами патриарха Пикона, в частности, с его указом креститься "не двумя, а тремя перстами". Следствием этих реформ явился церковный раскол. Он определялся не столько богословскими факторами, сколько стал формой социального протеста против политики правительства и особенно усиления феодального гнета. Царь Алексей Михайлович (1629–1676) активно поддерживал церковные реформы Никона, но попытка патриарха Никона, человека немалого ума, обладавшего властным и нетерпимым характером и сильной волей, поставить власть патриарха выше царской окончилась тем, что он был низложен Поместным собором и сослан.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >