Конституционные реформы начала XX в. и переход к думской монархии

Разразившийся в 1900–1903 гг. мировой экономический кризис охватил и Россию, что привело к падению производства, инфляции и ухудшению положения широких народных масс. Кризис был усугублен засухой и неурожаем 1903 г.

Надежды правительственных кругов, что "маленькая победоносная война" на дальневосточной окраине империи отвлечет внимание населения от социально-политических проблем, не оправдались. Поражение русской армии и гибель русского флота в русско-японской войне 1904–1905 гг. еще более обострили ситуацию.

Приобретали размах стачечное движение и крестьянские волнения. Недовольство либерально-буржуазных кругов выражалось в усилившихся требованиях введения представительных учреждений (типа парламента).

Правительство, убедившись, что ставка только на силовое подавление оппозиции не достигает цели, попыталось пойти на политическое маневрирование.

14 декабря 1904 г. был объявлен царский Манифест, в котором в туманной форме было обещано изменение законодательства по устроению крестьянской жизни, расширение прав органов земского и городского самоуправления. В Манифесте не содержалось главное требование либерально-буржуазных кругов – введение представительных учреждений, зато особо подчеркивалось сохранение незыблемости самодержавия.

"Булыгинская" Дума

Однако подъем крестьянского движения, революционные выступления в войсках заставили царизм пойти на создание Государственной думы.

В феврале 1905 г., после расстрела в Петрограде 9 января массового народного шествия к Зимнему дворцу, когда революционная волна начала охватывать страну, царь в рескрипте на имя министра внутренних дел А. Г. Булыгина сообщил о своем согласии привлечь "достойнейших людей" к участию в "предварительной разработке законодательных предположений".

6 августа 1905 г. были опубликованы три документа: "Манифест об учреждении Государственной думы", "Учреждение Государственной думы" (нормативный акт, определявший правовой статус Думы) и "Положение о выборах в Думу".

В Манифесте говорилось о согласии царя включить "в состав высших государственных учреждений особое законодательное установление, коему представляется предварительная разработка и обсуждение законодательных предположений и обсуждения росписи государственных доходов и расходов"[1].

Перечень вопросов, подлежавших рассмотрению в Думе, был весьма ограничен. Она не могла касаться государственного устройства, вооруженных сил, внешней политики.

Дума являлась законосовещательным, а не законодательным органом, т.е. ее решения были рекомендациями. К тому же они должны были направляться для дальнейшего рассмотрения в Государственный совет, члены которого назначались императором из числа видных сановников.

С рекомендациями Государственной думы и Государственного совета законопроекты должны были поступать к императору, который мог учитывать предложенные ему рекомендации, а мог и игнорировать их.

По Положению о "булыгинской" Думе выборы были не всеобщими: от участия в них отстранялись женщины, рабочие, лица, находившиеся в "услужении у частных лиц", учащиеся (в том числе, студенты), молодежь до 25 лет, военнослужащие, лица иудейского вероисповедания, "бродячие инородцы" (кочевые народы Средней Азии и Крайнего Севера).

Выборы были не равными, так как проводились по куриям уездных землевладельцев, городских избирателей и крестьян. Нормы представительства по куриям различались и связывались с имущественным цензом.

Наконец, выборы были не прямые, а многостепенные.

Реально Дума, в том виде, как она предусматривалась законом от 6 августа 1905 г., не избиралась: выборы были сорваны революционным движением.

  • [1] Государственная Дума в России в документах и материалах. М., 1957. С. 30.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >