Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Введение в профессию психолог образования

Мифология профессии "психолог"

Психологическая практика в современном общественном сознании оказывается популярной и привлекательной. Если раньше какие-нибудь забавные псевдо-новости начинались словами "английские ученые обнаружили...", то сейчас говорят: "Как утверждают психологи...". Психологов модно приглашать в качестве экспертов на телевизионные шоу, и не важно, что обсуждается: жизнь инвалидов или куда поехать в отпуск; в фильмах обеспеченные люди обязательно идут говорить о своих переживаниях к психологу. Молодые люди, выбирая профессию психолога, часто весьма слабо представляют себе, чем именно будут заниматься, ориентируясь лишь на образы психологов в СМИ, фильмах, популярной литературе.

С психологом на страницах журналов и экранах телевизоров наши соотечественники сталкиваются гораздо чаще, чем в жизни. И неудивительно, что тиражируемый образ в сознании людей доминирует. Дело даже не в том, что он вытесняет реальность, а в том, что вытеснять просто нечего – истинный образ не успевает даже сформироваться. Вместо него возникает очередной симулякр, некий виртуальный психолог, с готовностью отвечающий на откровенные и сокровенные вопросы, дающий советы и непременно подсовывающий пару- тройку развлекательных опросников, неизменно называя их тестами и обожающий всякие типологии (М. Н. Сартан).

И когда клиент, воспитанный популярными СМИ, обращается к профессиональному психологу, происходит "сшибка", непонимание. Клиент ждет от психолога лекарства, волшебного ключика, совета, который он привык получать на страницах любимого журнала, а психолог ждет от клиента серьезной работы над собой, которая необходима для достижения реального результата. Очень часто стороны расстаются, недовольные друг другом. Еще одно следствие таких ожиданий – страх контактов с психологом, который оказывается в представлениях людей всезнающим экспертом, учителем-гуру или аналогом шамана-ведуна. Смесь интереса и страха клиента делает непродуктивным совместную работу.

Остановимся на мифологии о психологе подробнее. Это очень важно, поскольку именно такие мифы формируют не только клиентов, но и мотивацию выбора профессии абитуриентов психологических факультетов.

В социальных сетях, виртуальной реальности, где происходит спонтанная психологическая поддержка молодежью друг друга, получило распространение забавное название мифологического образа психолога – "тыжпсихолог". Рассмотрим, какие мифы и ожидания связывают с этим образом.

  • 1. Психология – наука, все знающая о человеке и его душе, а психолог, овладевший этой наукой, – телепат, "видящий людей насквозь". Он настолько проницателен, что способен читать мысли. В том числе и тех людей, которых вообще никогда не видел.
  • 2. Психолог – человек, от природы наделенный особыми способностями к общению с другими и пониманию других. "Тыжпсихолог" может убедить кого угодно в чем угодно.
  • 3. Психолог – человек, умеющий управлять поведением, чувствами, мыслями других, специально этому обученный и владеющий соответствующими техниками (например, гипнозом). Поэтому психологов нужно бояться.
  • 4. Психолог – человек, досконально знающий самого себя и владеющий собой в любых обстоятельствах. "Тыжпсихологи" все поголовно счастливы, всеми обожаемы и успешны. Особенно в личной жизни. Они вообще ни в чем не нуждаются для себя, осталось только облагодетельствовать человечество.
  • 5. Психолог – мудрец, знающий о жизни больше других, и его миссия – указывать истинный путь страдающим, запутавшимся людям советами и наставлениями. Он знает самый лучший способ решения любой проблемы, связанной с любым человеком. А главное, любому человеку этот способ обязательно понравится.
  • 6. Работа психолога – давать советы. Это, собственно, его основное предназначение – он ведь должен знать, что для других лучше.
  • 7. Сам факт существования и профессиональности психологов обязывает их к тому, чтобы нести ответственность за любого, кто к ним обратился (даже в смысле просто заговорил). Ответственность за его чувства, в первую очередь. По и за благополучие в целом, разумеется, тоже.
  • 8. Практически каждый психолог – не настоящий. Кругом шарлатаны! Поэтому "увидел шаолиньского монаха – ударь шаолиньского монаха". Психолог очень нуждается в проверке своего профессионализма. Тут надо справедливо заметить, что и врач иногда рискует, представившись по профессии, сразу перейти к выслушиванию жалоб на здоровье.

Мифы не возникают на пустом месте. Как было сказано выше, психологическая практика является "наследницей" культурных духовных практик эзотерических и религиозных, поэтому в сознании обычных людей образ психолога очень близок образу гадалки, колдуна. Отсюда страх, нереалистические ожидания.

Посмотрим на эти мифы внимательнее[1].

1. Психологиянаука, все знающая о человеке и его душе, а психолог, овладевший этой наукой, – телепат, "видящий людей насквозь". Он настолько проницателен, что способен читать мысли. В том числе и тех людей, которых вообще никогда не видел.

Действительно, термин "психология" означает "наука о душе", "учение о душе" или, если угодно, "душеведение". Однако никакое абсолютно полное знание о душе (как, впрочем, и о других объектах) принципиально невозможно – возможно лишь движение к этому знанию. Между тем душа, которую – в отличие от объектов и явлений природы – невозможно непосредственно увидеть, пощупать, измерить, оказывается особо сложным объектом для изучения, настолько, что, как говорят, Альберт Эйнштейн, познакомившись и поговорив с великим швейцарским психологом Жаном Пиаже, воскликнул: "Насколько просто то, чем занимаюсь я, по сравнению с тем, чем занимаетесь Вы!". По иным версиям, его слова звучали так: "Теоретическая физика – это детская игра по сравнению с тайнами детской игры!". Другой вариант: "Господи, насколько психология сложнее физики!".

Жан Пиаже (1896-1980)

Жан Пиаже (фр. Jean Hager) – швейцарский психолог, создатель одной из авторитетнейших теорий интеллектуального развития ребенка. Основатель Женевской школы генетической психологии.

Да, знания, накопленные психологией, богаты и многообразны, но далеко не исчерпывающи и часто противоречивы. В дальнейшем вы убедитесь, что существует множество психологических теорий (если хотите – много психологий), и потому не нужно ждать от психологии "истины в последней инстанции". Вас неизбежно ждут сомнения и поиск, что, согласитесь, совсем неплохо, если стремиться не к пассивному усвоению, а к творческому развитию.

Что касается проницательности психолога – не стоит ее преувеличивать. Однако многое он действительно может видеть лучше, чем большая часть тех, кто психологией не занимается, – поскольку психолог специально об этом размышляет, это исследует и с этим работает; о чем-то может лучше рассказать – поскольку "знает психологические слова", с помощью которых можно обозначить те или иные события, относящиеся к миру психических явлений. Но помните, что любое мнение вероятностно. Психолог, безапелляционно утверждающий, что ему "все ясно" относительно того или иного человека или события, – либо непрофессионален, либо неумен, либо "работает на публику" – благо, в силу обсуждаемого мифа, таких возможностей предостаточно.

2. Психологчеловек, от природы наделенный особыми способностями к общению с другими и пониманию других. " Тыжпсихолог" может убедить кого угодно в чем угодно.

Вообще говоря, вопрос о том, кто чем наделен от природы, а что приобретается в течение жизни (воспитывается) – вопрос, извините за банальность, сложный. Действительно, мы можем говорить о природном (врожденном) компоненте многих индивидуальных особенностей человека, например о свойствах нервной системы, непосредственно проявляющихся в быстроте движений, утомляемости и др. Наверняка существуют природные предпосылки способности к общению и влиянию на других людей, но эти способности относятся к социальным и проявляются в полной мере только в подростковом, а то и в юношеском возрасте. Вышесказанное позволяет быть уверенным, что эти способности развиваются в процессе практики общения и взаимодействия с другими людьми.

Во всяком случае среди практических психологов – в том числе выдающихся, признанных на мировом уровне – люди самые разнообразные по своим "природным данным", умению общаться. Как шутят историки психологии, кресло психоаналитика стоит за кушеткой клиента, с одной стороны, чтобы не мешать клиенту говорить, с другой – потому что основатель психоанализа, Зигмунд Фрейд, был человеком очень стеснительным. А основатель эриксонианского гипноза Милтон Эриксон имел весьма монотонный и глухой голос.

Другой разговор, что практическому психологу действительно важно обладать определенными способностями, но – за редким исключением (имеются в виду некоторые случаи патологии) – речь не идет о "врожденной неспособности". Способности к общению и пониманию других (иногда это называют "компетентность в общении") можно и нужно развивать, для чего, кстати, существуют соответствующие психологические методы.

Относительно способности к убеждению: на самом деле психологи редко кого-то убеждают в чем-либо. Они с уважением и интересом относятся к ценностям и убеждениям другого человека; их задача сопровождать клиента, а не убеждать и не навязывать свою точку зрения. У них всегда больше вопросов, чем ответов. Безусловно, психологи умеют в процессе общения выявить исходные потребности и установки собеседника – это понимание позволяет лучше построить систему переубеждения собеседника, но все-таки ведущей ценностью будет оставаться личность другого, даже если эта личность имеет иррациональные, блокирующие деятельность убеждения.

3. Психологчеловек, умеющий управлять поведением, чувствами, мыслями других, специально этому обученный и владеющий соответствующими техниками (например, гипнозом). Поэтому психологов нужно бояться.

"Страшно, когда человек может иметь такую большую власть над другим: стоит отвлечься, задуматься и в твое сознание проникнет шпионская мысль от психолога", – так примерно думают подростки о возможностях психолога. У подростков есть исследовательская страсть – выйти на границы возможного в себе, экспериментирование со своими состояниями сознания. Человек, способный изменять состояние сознания другого, погружать в гипнотический сон, трансовое состояние, вызывает сильное любопытство и страх, подобно шаману или колдуну. На самом деле психологов стоит бояться не больше, чем представителей других профессий.

Действительно, практический психолог владеет некоторыми способами влияния на поведение других. По большому счету, все психотехники, которые используются психологом образования в процессе психологического сопровождения развития личности ученика и учителя, – это способы влияния, управления поведением. Среди них есть и простые (умение задавать уточняющие вопросы и выслушивать ответ), и более сложные, требующие специального и длительного обучения (эрисконианский гипноз, релаксация, направленное воображение в символодрамме или режиссерская постановка симптома в понимающей психотерапии).

Существует даже целое прикладное направление, разработанное на основе эриксонианского гипноза и имеющее сомнительную репутацию среди практических психологов, – нейролингвистическое программирование, которое фиксируется на управлении другим человеком в коммуникации. Характерно, что психологи, проповедующие важность владения техниками такого рода, часто используют терминологию из арсенала военных или борцов, видя в другом непременно противника, которого надо победить – впрочем, чаще всего прикрывая эго более гуманными масками.

Но есть три неоспоримых факта, вследствие которых психолог не станет пользоваться этим арсеналом без согласия клиента, партнера по общению. Во-первых, управление поведением другого человека помимо его воли (использование манипуляций) разрушает отношения, делает невозможными рабочий альянс и, соответственно, оказание психологической помощи клиенту, и даже простое дружеское общение. Во-вторых, стремление к власти над клиентом противоречит профессиональной этике психолога. Страшный вариант, когда психолог упивается властью над другим, свидетельствует о недостаточной личностной зрелости и, соответственно, о низком уровне профессионализма. Другие, также неприемлемые, варианты – когда влияние на другого используется в корыстных и прагматических целях. Даже само слово "клиент" предполагает, что психолог работает над его "заказом", в ситуации заранее принятых совместных целей и задач. Само по себе управление поведением – не самоцель. И в-третьих, никакой способ влияния не будет эффективным, если человек настроен критично. Даже в состоянии глубокого транса человек не сделает того, что бы противоречило его морально-нравственным представлениям и нормам.

4. Психологчеловек, досконально знающий самого себя и владеющий собой в любых обстоятельствах. " Тыжпсихологи" все поголовно счастливы, всеми обожаемы и успешны. Особенно в личной жизни. Они вообще ни в чем не нуждаются для себя, осталось только облагодетельствовать человечество.

Знать себя "до конца" невозможно. Человек, утверждающий, что познал себя полностью, заблуждается или делает вид. Но стремление к самопознанию, стремление дойти "до оснований, до корней, до сердцевины" для психологов действительно характерно (но, заметим, не для всех психологов и не только для психологов). Во всяком случае, часто – и, с нашей точки зрения, справедливо – говорят, что практический психолог должен быть личностно проработан, т.е. должен знать собственные стремления, ценности, слабости и т.д., дабы в работе с другим человеком не решать, сам того не ведая, свои неосознаваемые проблемы, а именно помогать другому (клиенту).

Вспомните фильм "Сталкер" Андрея Тарковского и братьев Аркадия и Бориса Стругацких (кстати, настоятельно советуем посмотреть его всем настоящим или будущим психологам, кто еще этого не сделал): Зона выполняет желания – но не декларируемые, а только истинные, и один из героев – Писатель – не делает решающего шага, ибо понимает, что не знает, чего хочет на самом деле.

"Сталкер" – фантастический фильм, снятый на киностудии "Мосфильм" в СССР в 1979 г. по мотивам романа "Пикник на обочине" Аркадия и Бориса Стругацких. Одно из наиболее значительных произведений в творчестве Андрея Тарковского, который говорил, что в нем он "легально коснулся трансцендентного".

Точно так же психолог, не признающийся себе в тех своих стремлениях, которые считает недостойными (например, в скрытой потребности во власти), будет, сам того не замечая, стремиться их удовлетворять, а жертвой окажется клиент. Что же касается владения собой в любой ситуации – в психологии разработаны некоторые методы саморегуляции, и владеющий ими (не обязательно психолог) действительно ведет себя увереннее в сложных ситуациях. Кроме того, психолог, профессионально зная, к примеру, сущность конфликтов различного типа и способы их предупреждения и продуктивного разрешения, оказывается более подготовленным к адекватному поведению в подобных случаях. Но в абсолютно любой ситуации владеть собой в полном объеме не способен ни один человек.

Часто клиенты ожидают, что психолог может помочь только в том случае, если он счастлив, всеми обожаем и успешен, особенно в личной жизни. Действительно, как наладит отношения в семье клиента психолог, который переживает ситуацию развода или одинок? Может ли помочь разобраться с трудностями организации времени психолог, который сам постоянно не успевает?

Нужно обратить внимание здесь на два обстоятельства: трудности и проблемы есть у каждого живого человека и наличие у психолога опыта переживания трудных жизненных ситуаций позволяет ему быть более эффективным в помощи клиенту. Субъективная психологическая реальность нс структура, а процесс (поток переживаний) постоянных изменений, постоянного развития. Обнаружение внутренних "невозможностей" в разных жизненных ситуациях и совладание с ними – обязательная составляющая жизни каждого психологически компетентного человека, при этом не всегда требуется профессиональная помощь психолога. К психологу обращаются люди, когда не могут разобраться, в чем причины их трудностей, и когда понимают причины, по ничего не могут изменить самостоятельно.

Ролло Мэй пишет: "Я хочу предположить, что мы лечим других людей с помощью своих собственных ран. Психологи, которые становятся психотерапевтами, так же как и психиатры, – это люди, которые будучи детьми, должны были стать терапевтами собственных семей. Это довольно хорошо установлено различными учениями. И я предлагаю развить эту идею и предположить, что та проницательность, которая приходит к нам благодаря собственной борьбе с нашими проблемами, и приводит нас к тому, чтобы мы развили эмпатию и креативность по отношению к другим... и сострадание..."[2]

Ролло Мэй (1909–1994)

Ролла Рис Мэй (англ. Rollo Reece May) – известный американский экзистенциальный психолог и психотерапевт. В своих произведениях подвергает тщательному рассмотрению основные проблемы человеческой экзистенции, касающиеся добра и зла, свободы, ответственности и судьбы, творчества, вины и тревоги, любви и насилия.

Можно сделать вывод, что только трудная, наполненная разными сложными ситуациями жизнь делает психолога действительно профессионалом. Не случайно психологами- консультантами, имеющими право на частную практику без надзора супервизора, становятся люди только после 30 лет. Не случайно самыми эффективными в сопровождении подростков оказываются психологи, которые в подростковом возрасте сами были "трудными". Только раненый целитель, по выражению Р. Мэя, может достаточно глубоко понимать и сопереживать человеку с такой же или похожей проблемой. Но психолог будет эффективным при одном важном условии: у него должен быть опыт продуктивного переживания своей "раны". Только в случае, когда человек сам идет по пути к выздоровлению, смыслу, он способен показать этот путь другому.

5. Психолог – мудрец, знающий о жизни больше других, и его миссияуказывать истинный путь страдающим, запутавшимся людям советами и наставлениями. Он знает самый лучший способ решения любой проблемы, связанной с любым человеком. А главное, любому человеку этот способ обязательно понравится.

Как и среди остальных людей, среди психологов бывают мудрые и не слишком, но речь не об этом. Речь о еще одном искушении – ролью Великого Учителя, мессии, пастыря, ГУРУ – искушении тем более соблазнительном, что многие, приходящие за помощью, готовы в психологе такового признать. Разумеется, есть психологи, на такую роль претендующие – как вообще достаточно людей, полагающих, что именно они ведают главные истины жизни и зовут (а то и тащат насильно) за собой, полагая, что именно они "знают, как надо". Но если кто-то и знает истину – то лишь Тот, кто Выше, а самообожествление, вероятно, лишь проявление мелкой гордыни и неудовлетворенного самолюбия. Психолог – не священник и не имеет права говорить от Божьего имени; он не вправе навязывать свой путь и свое мировидение, он может лишь постараться помочь другому увидеть собственный его – другого – путь или его возможность.

Совместная с психологом работа – не приятное удовольствие, эта работа над собой оказывается трудной, требующей преодоления внутренних барьеров. Она требует от человека (клиента) определенного мужества, чтобы встретиться со своими "драконами", тяжелыми воспоминаниями, драматическими отношениями, понять свою роль в этих трудностях, увидеть себя глазами другого человека. Не случайно в мифологических эпосах самое страшное испытание героя было – встреча с самим собой. Потому не стоит ожидать, что те способы, к которым человек будет прибегать вместе с психологом, будут простыми и легкими.

6. Работа психологадавать советы. Это, собственно, его основное предназначение – он ведь должен знать, что для других лучше.

У психологов существует несколько заповедей, которые относятся к профессиональной этике, одна из них – не давать советы. Есть такая поговорка: советы даются, чтобы их нс выполнять. Клиент часто приходит к психологу с огромным "чемоданом" советов друзей, близких, телевизионных экспертов и пр. Ожидая, а иногда требуя совета от психолога, клиент соглашается с ним только в том случае, если этот совет совпадает с его собственным внутренним решением. Следуя такому совету, всю ответственность за последствия клиент перекладывает на того, кто его дал. Если результат разочаровывает – эксперт-психолог сразу же низвергается с пьедестала (смотри следующий миф). Давая совет, психолог попадает в "ловушку" клиента, теряет равноправие в рабочих отношениях. Но самое удивительное открытие, которое происходит в процессе совместной работы, заключается в том, что человек обнаруживает в себе способность самостоятельно принимать важные решения в своей жизни и брать на себя ответственность за них. А ведь это действительно трудно, когда в своих ошибках некого обвинить, только самого себя.

7. Сам факт существования и профессиональности психологов обмывает их к тому, чтобы нести ответственность за любого, кто к тем обратился (даже в смысле просто заговорил). Ответственность за его чувства в первую очередь. Но и за благополучие в целом, разумеется, тоже.

Выше уже было сказано про ответственность: каждый человек несет ответственность за свою жизнь и за свои чувства сам, и в первую очередь. Часто начинающие психологи горят желанием помощь каждому, кто обращается за помощью, и даже тем, кто не обращается. Но это путь очень опасный: "причинить добро" другому человеку – стремление не из лучших. Стремление облегчить жизнь другого человека, избавить его от трудностей иногда значит – помешать человеку сделать свою жизнь осмысленной, пережить трудную ситуацию, изменить блокирующие убеждения или поведенческие реакции, и в целом помешать его личностному развитию. Есть еще один важный аспект: желание помогать другому без его желания часто является следствием собственной личностной незрелости. Только умение заботиться о себе оказывается основой умения по-настоящему заботиться о другом. Потому, еще одно популярное высказывание у психологов: "нет запроса – нет терапии".

8. Практически каждый психологне настоящий. Кругом шарлатаны! Поэтому "увидел шаолиньского монахаударь шаолиньского монаха". Психолог очень нуждается в проверке своего профессионализма. Тут надо справедливо заметить, что и врач иногда рискует, представившись по профессии, сразу перейти к выслушиванию жалоб.

Все непонятное всегда страшно, а страх вызывает неприязнь. Желание людей "поймать" психолога на ошибке, на том, что общие психологические закономерности не соответствуют личному опыту, является следствием этого страха. Психология относится к тому типу научного знания, которое можно незамедлительно проверить на собственном опыте и опыте окружающих. И удивительный факт этого знания состоит в том, что каждый человек уникален, непохож на других (его жизненный опыт, переживания, личностные особенности), и при этом в каждом можно увидеть действие общепсихологических закономерностей. Истинность психологического знания иногда зависит от того, на каком из аспектов переживания акцентировать внимание – на общем или индивидуальном.

Бытует общественное мнение, что каждый человек с богатым жизненным опытом – по сути практический психолог. Когда один психолог в разговоре с шофером в такси на подобное высказывание ответила, что она тоже шофер, потому что у нее есть водительское удостоверение и опыт вождения, шофер почему-то обиделся.

Не всегда люди, задающие, как бы между прочим, мимоходом, вопросы психологу, понимают, что ответы на эти вопросы требуют более точного понимания ситуации спрашивающего, и задача не в том, чтобы ответить, а чтобы помочь человеку самому этот ответ найти. А значит, психолог оказывается, как и врач, в ситуации профессиональной деятельности. И поиск ответов обычно занимает не меньше 45 мин. Кто из экономистов, программистов, представителей других профессий был бы согласен спонтанно оказывать профессиональные услуги за пределами рабочего времени?

Как показывает опыт, студенты, поступающие на факультеты психологии и педагогики и не прошедшие предварительно специальной подготовки, как правило, в той или иной степени ориентируются на один или несколько упомянутых мифов, формулируя причины своего профессионального выбора. Чаще всего звучит следующее:

  • – "Хочу лучше в себе разобраться". Мотив заслуживает уважения, но, согласитесь, разбираться в себе – это не профессия.
  • – "Хочу помогать людям". Весьма достойно и красиво, если сказано честно. Действительно, практический психолог – один из тех (но не единственный), кто помогает другим. Но что за этим стоит? Почему выбрана именно психология? Ведь помогают другим и священник, и педагог, и социальный работник, и благотворитель, и милиционер, и многие другие.
  • – "Хочу научиться владеть собой".
  • – "Хочу научиться лучше общаться".
  • – "Интересная наука".
  • – "Хочу разобраться, чем именно занимается моя мама".

На вопрос, чем именно, как они думают, занимается психолог, – тоже даются ответы, очень далекие от реальности профессии: пишет книги по психологии, объясняет другим, в чем они не правы, сидит в уютном кабинете и слушает других за деньги и т.п.

(См. задание 6 к гл. 2.)

  • [1] В анализе мифов использован текст из учебника: Вачков В. И., Гриншпун И. Б., Пряжников Н. С. Введение в профессию "психолог" : учеб, пособие / под ред. И. Б. Гриншпуна. 3-е изд. М.: Московский психолого-социальный ин-т ; Воронеж : НПО "МОДЭК", 2004.
  • [2] Мэй Р. Раненый целитель // Консультативная психология и психотерапия. 1997. № 2.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы