Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow История отечественного государства и права

РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА В ПЕРИОД БУРЖУАЗНЫХ РЕФОРМ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.

В результате изучения главы студент должен:

  • знать основные причины буржуазных реформ и контрреформ во второй половине XIX в.; состав, структуру и компетенцию центральных и местных органов государственной власти и управления; особенности правового положения основных слоев населения; процедуру проведения выкупной операции при освобождении крестьян;
  • уметь использовать основные категории и понятия теоретических и исторических наук; анализировать содержание нормативных правовых актов, выявляя новые нормы по сравнению с предшествующим законодательством; давать характеристику важнейшим государственным реформам Александра II, определяя их роль для дальнейшего развития российской государственности, а также отмечая их международное значение;
  • владеть навыками оперирования основными понятиями, необходимыми для изучения абсолютных монархий.

Отмена крепостного права

В первой половине XIX в. сформировались социально- политические предпосылки для буржуазных реформ в России. Крепостное право сдерживало развитие рынка и крестьянского предпринимательства. Помещичьи хозяйства включались в рыночный оборот; те, кто не мог приспособиться к новым экономическим условиям, теряли свои земли, попадавшие в заклад.

Быстрое развитие промышленности стимулировала Крымская война, поражение в которой показало неэффективность социальной и экономической системы России.

За период с 1856 по 1860 г. количество возникших в России акционерных компаний превысило их численность за предыдущие 20 лет.

Кризисная ситуация проявилась в нарастании числа крестьянских бунтов и развитии революционного движения, пик которого пришелся на 1859—1861 гг.

В начале 1857 г. был создан Секретный комитет по крестьянскому делу, возглавил его шеф жандармов А. Орлов. Однако проведение кардинальной реформы требовало большей гласности и Секретный комитет, просуществовав около года, был преобразован в Главный комитет по крестьянским делам, опиравшийся в своей работе на губернские дворянские комитеты, от которых исходили предложения по проведению реформ. В 1858—1859 гг. образовалось около 50 губернских комитетов, которые были выборными дворянскими органами; их деятельность контролировали назначаемые правительством члены (по два в каждом комитете). В состав комитетов входили представители различных политических убеждений, стали образовываться фракции.

Весной 1858 г. Главный комитет склонялся к безземельному освобождению крестьян и введению военного управления в форме генерал-губернаторств. Однако крестьянские волнения 1858 г. в Эстляндии показали, что освобождение крестьян без земли не решает проблемы. Начинает укрепляться мнение, что конечной целью реформы должно стать превращение крестьян в собственников своих наделов, уничтожение вотчинной власти помещиков и приобщение крестьян к гражданской жизни и правам. В конце 1858 г. эта точка зрения становится превалирующей. В заседаниях Главного комитета определились две позиции: одна предполагала сохранение всей земельной собственности в руках помещиков и настаивала на развитии крупного помещичьего хозяйства, вторая — передачу полевой земли в собственность крестьян за выкуп и создание в деревне двух форм землепользования: помещичьего и крестьянского. Программа крестьянской реформы была утверждена императором в конце 1858 г. Целью реформы был выкуп крестьянских наделов и образование класса крестьян-собственников. Либеральное направление в реформе победило — позиции II. А. Милютина было отдано предпочтение перед позицией Я. И. Ростовцева.

В Главный комитет продолжали поступать проекты губернских комитетов, для обобщения и редактирования которых в начале 1859 г. были созданы редакционные комиссии, работавшие независимо от Главного комитета и Государственного совета. В них вошли представители министерств, ведомств и эксперты из помещиков и специалистов по крестьянскому вопросу. После смерти Я. И. Ростовцева руководителем комиссии стал Н. А. Милютин, непосредственно подчинявшийся императору. Комиссии рассматривались как представительные органы. Эти своеобразные учреждения были закрыты сразу же после составления и кодификации ими проектов крестьянской реформы в конце 1860 г. В проекте комиссий крестьянская реформа делилась на две главных стадии.

  • 1. Освобождение помещичьих крестьян от личной зависимости.
  • 2. Превращение крестьян в мелких собственников при сохранении значительной части дворянского землевладения. При этом предполагалось избежать последствий "прусского варианта" — сосредоточения земельной собственности в узком кругу владельцев и развития батрачества. Предпочтительным казался "французский вариант" — создание мелкой поземельной собственности широкого круга владельцев. Стремились избежать революционных преобразований, а реформу провести в русле законных мер (по образцу Пруссии): выкуп крестьянами земли в собственность и сохранение помещичьего землевладения.

Проведение реформы не должно было разрушать существующий порядок: сохранение в собственности дворян их запашки; сохранение за крестьянами сначала в пользовании (за повинности), а потом в собственности (за выкуп) их дореформенных наделов; исчисление повинностей от их дореформенных, несколько сниженных размеров; исчисление величины выкупа от установленных повинностей; участие государства в выкупной операции в роли кредитора.

Чтобы предотвратить пролетаризацию крестьян, проект предполагал два условия: во-первых, крестьянам запрещалось отказываться от надела в течение девяти лет и, во-вторых, в роли землепользователя выступал не отдельный крестьянин, а крестьянская община в целом.

Правовое положение крестьян должно было решительно измениться: уничтожались их личная зависимость и вотчинная власть помещиков. Вводилось крестьянское самоуправление: волостное общество, сельское общество, сходы, сельские должностные лица. Эти органы стали основой для участия крестьян в земских и судебных учреждениях, порожденных реформами, и контролировались местной администрацией. В будущем предполагалось ослабить власть общины над крестьянином, отменить круговую поруку, увеличить наделы за счет государственных земель.

Манифест об отмене крепостного права в России и ряд "положений", разъясняющих условия освобождения крестьян, был подписан Александром 1119 февраля 1861 г. Крестьяне объявлялись лично свободными, была расширена их правоспособность. Большое значение имело и изменение юридического отношения крестьян к земле. По реформе бывшие помещичьи, а затем и бывшие государственные крестьяне объявлялись категорией крестьян-собственников. Они становились собственниками отводимых им наделов, хотя вначале собственность была неполной, обставлялась целым рядом условий: заключением уставных грамот, выплатой выкупа.

Ранее крестьяне могли только пользоваться наделом, передавать его по наследству, но полным собственником всей земли считался помещик. В результате реформы земля переходила юридически в руки крестьян, и помещики не могли ее отнять. Реформа переводила крестьян из разряда пользователей землей в разряд се собственников, хотя и не сразу и за выкуй. Часть крестьян была при этом ограблена ("отрезки" от наделов), но их отношение к земле становилось иным, что оказало большое прогрессивное влияние, особенно на развитие зажиточных хозяйств.

Крестьяне одного помещика составляли сельское общество, поэтому иногда в селе могло быть несколько сельских обществ и, наоборот, несколько сел входили в одно общество. Домохозяева общества составляли сельский сход, избиравший на трехлетний срок старосту, сборщика податей и представителей на волостной сход. Волость включала несколько сельских обществ (от 300 до 2000 душ мужского иола) и часто совпадала с церковным приходом. Волостной сход избирал волостного старшину, волостной суд. Права сходов ограничивались в основном хозяйственными и фискальными делами, а на волостного старшину и сельского старосту возлагались полицейские функции — "сохранение общего порядка, спокойствия и благочиния"; они могли арестовывать подчиненных им лиц на срок до двух суток, назначать на общественные работы на два дня или штрафовать на сумму до одного рубля.

Проведение реформы поручалось поставленным над крестьянскими общинами мировым посредникам, которые назначались из числа местных потомственных дворян и имели значительную власть над крестьянскими органами самоуправления. В уезде крестьянскими делами ведал уездный съезд мировых посредников, а в губернии — губернское по крестьянским делам присутствие. Все эти органы содержались за счет крестьян.

"Положения" 19 февраля 1861 г. устанавливали ряд основных принципов ликвидации повинностей и наделения крестьян землей. "Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости", исходило из признания права собственности помещиков на все земли, но устанавливало обязательное наделение крестьян усадебной и полевой землей (за исключением тех, кто не имел земли до реформы) сначала за повинности, а потом за выкуп. Преимущество отдавалось мирному соглашению между крестьянами и помещиками, при этом условия его могли быть самыми различными. Если соглашения достигнуть не удавалось, в действие вступали жесткие нормы, определяемые "местными положениями". Постепенно — за два года - должны были быть составлены уставные грамоты, определявшие конкретные условия освобождения крестьян. Затем крестьяне переводились на положение так называемых "временнообязанных" до момента перехода на выкуп. Потом следовал период в 49 лет выплаты выкупных платежей (вернее, кредита государству), после которого земельные наделы должны были стать полной собственностью крестьян.

Размеры наделов определялись "местными положениями", которых было четыре: одно — для 29 великорусских, новороссийских и белорусских губерний с общинной формой землепользования; второе — для трех малороссийских (левобережных) губерний с подворным землепользованием; третье, особое местное положение, — для Правобережной Украины и четвертое — для Западной Белоруссии и Литвы. По двум последним положениям крестьяне получили все земли, которые у них были до реформы. Это было сделано по политическим соображениям, так как крестьянское население там было украинским и белорусским, а помещики в основном поляками. После восстания 1863 г. крестьяне этих губерний были сразу переведены на выкуп, и их наделы несколько увеличились (до прежних норм инвентарных описей).

Местные положения делили губернии на три полосы (черноземная, нечерноземная и степная), внутри которых выделялись местности, где устанавливались нормы наделов. В степной полосе был введен единый уставной надел на душу мужского пола, колебавшийся по разным местностям от шести до 12 десятин. В остальных полосах в каждой местности были определены высшая и низшая нормы наделов; при этом высший надел был в три раза больше низшего. Закон исходил из того, что крестьянам отводится тот фактический надел, которым они пользовались до реформы. Если этот надел был больше высшей нормы, помещик имел право отрезать "излишек" до этой нормы. Если же фактический надел был меньше низшей нормы, помещик был обязан прирезать земли до этой нормы.

В итоге проведения реформы 10 млн душ мужского пола бывших помещичьих крестьян получили около 34 млн десятин земли, или 3,4 десятины па душу. По подсчетам либеральных экономистов, для прожиточного минимума надо было иметь в черноземной полосе не менее 5,5 десятины на душу, а в остальных местностях — шесть-восемь десятин. Наделы были неравномерными. Почти пятая часть крестьян получила до двух десятин, 28% — от двух до трех десятин, 26% — от трех до четырех и 27% — свыше четырех десятин. Наименее обеспеченными оказались крестьяне черноземной полосы, а наиболее обеспеченными — крестьяне северных и степных губерний. Часть крестьян (461 тыс.) получила четвертные, или дарственные, наделы, в среднем по 1,1 десятины на душу. Половина их приходилась на нижневолжский район, а четверть — на северочерноземный. Совсем не получили земли 724 тыс. дворовых и 137 тыс. крестьян мелкопоместных дворян; они освобождались через два года бесплатно, но совсем без земли.

До перехода на выкуп крестьяне должны были выполнить в пользу помещика временные повинности в виде денежного оброка или барщины. Период перехода от повинностей на выкуп не был твердо установлен Положением, и он растянулся с 1863 до 1883 г. (Закон 1881 г. установил обязательность перехода на выкуп для всех помещичьих имений). К 19 февраля 1870 г. в Европейской России перешло на выкуп 55% крестьян, не считая западных губерний, где все крестьяне сразу были переведены в категорию крестьян-собственников. К 1881 г. на положении временнообязанных оставалось 15% бывших помещичьих крестьян внутренних губерний.

Временные повинности, по существу, были теми же феодальными барщиной и оброком. Разница была лишь в том, что отменялись мелкие повинности (натуральные платы птицей, ягодами, грибами и пр., добавочные сгонные работы и наряды), основной повинностью признавался оброк (крестьян нельзя было без их согласия переводить на барщину, если они ранее платили оброк, а через два года они могли перейти с барщины на оброк без согласия помещика). Барщина ограничивалась 40 мужскими и 30 женскими днями с тягла в год, при этом 3/~ отрабатывалось в летнее полугодие, остальное — в зимнее. Крестьяне работали на барщине непроизводительно, помещики не имели уже над ними такой власти, как раньше, поэтому удельный вес барщинных крестьян за первые два года сократился вдвое (с 71 до 35%) и далее это сокращение продолжалось.

Большое значение имел принцип определения величины оброка, от которой зависел и размер выкупа. Правительство и сам царь неоднократно подчеркивали, что они не допустят даже обсуждения вопроса о выкупе личной зависимости крестьян, что предлагалось правыми помещиками. Однако в среде крупной бюрократии был найден обход этого принципа: поставить размер оброка в зависимость не от доходности земли, а от дохода крестьянина в данной местности. По местным положениям самый высокий оброк был установлен около Петербурга — 12 руб. с полного надела, затем в нечерноземных губерниях (Московской, Ярославской, части Владимирской и Нижегородской) — 10 руб. В черноземных и стенных губерниях оброк устанавливался в размере 9 руб. Следовательно, оброк был ниже там, где земля ценилась выше. Это произошло потому, что нормы оброка примерно приравнивали к размеру дореформенного оброка, а он был выше в нечерноземных губерниях, около столиц, где можно было больше заработать. В черноземных же губерниях основной доход был от земли, и оброк был ниже. Здесь помещики компенсировались отрезками и возможностью получать с них доход. Назначение оброка по его дореформенным размерам имело целью сохранение для помещика того дохода, который давал крестьянин, а не компенсацию за земли.

Размер выкупа устанавливался только по величине денежного оброка. При таком принципе выкупалась не земля, а личность крестьянина. Правые помещики предлагали ввести два выкупа: один — за землю, другой — за личность крестьянина. Некоторые либеральные помещики, наоборот, предлагали установить выкуп только за землю по среднерыночным ценам. Правительство пошло по третьему пути: под видом выкупа за землю установило выкуп крестьянских повинностей. С этой целью было введено такое понятие, как "капитализация" оброка из 6% годовых, что значило найти такую величину капитала, который, будучи положен в банк под 6% годовых, приносил бы сумму дохода, равного оброку.

Понятно, что крестьянам трудно было объяснить, как получается итоговая сумма выкупа, поскольку большинство из них были неграмотны. В связи с этим в ст. 66 Положения о выкупе было записано: "Годовой оброк... капитализируется из шести процентов, т.е. умножается па шестнадцать и две трети".

Крестьяне, конечно, не могли сразу выплатить помещику всю сумму: она равнялась 11 годовым окладам налога с крестьянского двора. Помещику же выгодно было получить именно всю сумму сразу, поэтому была осуществлена выкупная операция. Государство выступило посредником между помещиками и их бывшими крепостными и предоставляло кредит крестьянам в размере 80% выкупной суммы, если крестьяне получали полный надел, и 75% при получении неполных наделов. Эта сумма выплачивалась помещикам сразу же при заключении выкупной сделки. Остальные 20—25% крестьяне должны были уплатить помещику по договоренности. В тех случаях, когда переход на выкуп совершался по одностороннему требованию помещика, последний не получал эту часть выкупа. Государство давало крестьянам деньги под проценты, выступая в роли ростовщика. Ежегодно крестьяне выплачивали 6% предоставленной ссуды, и выплата растягивалась на 49 лет. Всего они должны были выплатить почти три предоставленные ссуды.

Зависимость выкупа от оброка привела к тому, что он не соответствовал реальной доходности земли. Самые высокие выкупные платежи были в нечерноземной полосе, где доход от земли и ее цена были ниже, чем в черноземной. Чрезмерное несоответствие между выкупом и реальной доходностью земли привело к быстрому накоплению недоимок. Уже с 1 июля 1882 г. выкупные платежи крестьян центральных губерний Европейской России пришлось понизить на 11 млн руб. в год из общей суммы в 52,6 млн руб., т.е. на 20%. Но и после этого рост недоимок не прекращался, особенно в неурожайные годы. В 1883 г. Манифестом Александра III при его коронации было списано с крестьян 17 млн руб. недоимок прошлых лет. При этом 70% суммы было списано с крестьян восьми самых бедных губерний: Смоленской (3,8 млн руб.), Московской (2,1 млн руб.), Новгородской (2,6 млн руб.), Черниговской, Псковской, Рязанской, Самарской, Петербургской и Нижегородской.

Больше всего выгод получили зажиточные крестьянские хозяйства, для которых сумма была совсем не обременительной. Они могли теперь по низким ценам нанимать бедных крестьян: выкуп заставлял последних искать заработки. За неуплату платежей община насильно отдавала бедняков в работу кулакам с условием выплаты за них выкупа. У бедных крестьян в счет недоимок отнимали имущество, скот, и все это за бесценок получали деревенские богачи.

Закон о поземельном устройстве государственных крестьян был издан 24 ноября 1866 г., а перевод на выкупные платежи проведен по закону 12 июня 1886 г. Крестьяне получили в наделы те земли, которые ранее были в их пользовании, но не свыше восьми десятин на мужскую душу в малоземельных и 15 десятин — в многоземельных губерниях. Кроме того, они получали лесные наделы (от одной до трех десятин). Средний размер надела в государственной деревне составил 5,9 десятины, что было на 88% больше, чем у помещичьих, и на 23% — чем у удельных крестьян.

В 1886 г. государственная оброчная подать была переведена в выкупные платежи с увеличением ее в среднем на 45% и с уплатой в 44 года. Это резко ухудшило экономическое положение основной массы государственных крестьян и привело к быстрому накоплению у них недоимок. Несмотря на более высокий размер средних душевых наделов у государственных и удельных крестьян, они были недостаточны для ведения доходного хозяйства. Дело усугублялось неравномерностью наделов. Так, в государственной деревне только Уд крестьян получила наделы по шесть десятин и более на ревизскую душу, или более 15 десятин на двор, что считалось в среднем достаточным для зажиточных хозяйств. На другом полюсе 30% крестьян получили менее четырех десятин на душу, или до 10 десятин на двор, что было явно ниже прожиточного минимума при существовавшем уровне агротехники.

Некоторые особенности имело освобождение от крепостного права посессионных рабочих казны и работных людей вотчинных предприятий. Безземельные рабочие освобождались в течение двух лет, как и дворовые крестьяне, без земли. Мастеровые освобождались с усадьбой и наделом и должны были платить оброк. Приписные крестьяне Урала, Сибири и других местностей получали личную свободу и пользовались землей при уплате государственной оброчной подати.

Особые положения были приняты о поземельном устройстве казаков, земли которых были разделены на три разряда: войсковые, наделы офицеров и паи казачьих станиц. У казаков сохранился средневековый принцип наделения землей за военную службу. Значительные преимущества получала казачья старшина и особенно офицеры, фактически становившиеся крупными землевладельцами. Земля считалась собственностью войска, т.е. здесь была воплощена идея муниципализации, что не мешало существованию неравноправия в землевладении.

Па национальные окраины распространялись принципы Общего положения от 19 февраля 1861 г., но предоставление личной свободы и особенно земельных наделов растянулось на многие годы. Отмена крепостного права в Грузии была проведена на основе ряда законов 1864—1871 гг. Грузинское дворянство, удельный вес которого был значительно выше, чем среди населения центральных губерний России, потребовало освободить крестьян не только без земли, но и без построек. Рост крестьянского движения заставил царизм несколько умерить аппетиты помещиков, но условия освобождения грузинских крестьян были более тяжелыми, чем в центре страны. В 1864 г. был издан закон об отмене крепостного права в Тифлисской губернии, а затем с некоторыми изменениями он был распространен на Кутаисскую губернию (1865 г.), на Мегрелию, Абхазию и Сванетию. Закончено было реформирование

к 1871 г. Помещики выделяли крестьянам земельный надел, но в значительно меньшем размере и за большие повинности — за четверть урожая, денежный оброк. Даже наместник Кавказа был вынужден признать, что "отмена крепостного права в Закавказье, а особенно в Грузии, была проведена в условиях особенно льготных для помещиков и невыгодных для крестьян, причем правительство, в отступление от принятого в коренной России принципа, за прекращение личной зависимости уплатило от 25 до 50 руб. за душу бывших помещичьих крестьян дворянству Тифлисской и Кутаисской губерний, что составило сумму в 7 млн руб. и увеличило земельные повинности крестьян в пользу помещиков выше существовавшей в крепостное время нормы".

В 1870 г. было издано положение об отмене крепостного права в Армении и Азербайджане по типу тифлисского местного положения. Крестьяне получили здесь немного больше земли, нежели в Грузии, но были установлены высокие нормы временных повинностей и величины выкупа. Временнообязанные отношения затянулись во всем Закавказье до 1913 г. по причине очень тяжелых условий выкупа. Обязательный выкуп был введен законом 1912 г., но до 1917 г. более половины крестьян еще не перешли на выкуп. В горных районах Кавказа и в Кабарде отмена крепостного права произошла по особому положению 1868 г. Горцы получили личную свободу, но общинные наделы были значительно урезаны в пользу разных категорий феодалов. В Дагестане зависимые отношения крестьян к бекам были ликвидированы только в 1913 г.

В Бессарабии фактически не было крепостного права. Местные сельские жители — царане — были лично свободны, но не имели земли и были вынуждены работать на феодалов, от которых получали землю. Царане имели право перехода от одного владельца к другому. В 1868 г. было утверждено положение о поземельном устройстве поселян Бессарабии. Царане наделялись землей в размере 8—13,5 десятины на семью за денежную плату. В 1888 г. в Бессарабии был введен обязательный переход на выкуп. Условия освобождения здесь были более благоприятны для развития капитализма.

В Сибири из населения в 3 млн человек было всего чуть более 3 тыс. помещичьих крестьян. Из-за сопротивления крестьян помещикам не удалось навязать им временные повинности и выкуп, и они были переведены на казенные земли. Государственные крестьяне Сибири не знали крепостного права, они владели землей на основе захватного права, выполняя натуральные повинности и выплачивая подушную подать. Ввиду отсутствия средств на проведение землеустроительных работ на такой огромной территории правительство отложило их на конец XIX в. Позднее, в начале XX в., был разработан проект передачи крестьянских наделов в Сибири в частную собственность крестьян, но он не был утвержден Государственной думой в связи с началом Первой мировой войны.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы