Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow История отечественного государства и права

Развитие законодательства в годы первой русской революции (1905-1907 гг.)

Развитие законодательства в годы первой русской революции носило чрезвычайный характер, основной направленностью которого было подавление революционного движения народных масс.

Манифест об усовершенствовании государственного порядка, принятый 17 октября 1905 г., провозглашал свободу совести, слова, собраний и союзов; привлечение к выборам широких слоев населения; обязательный порядок утверждения Государственной думой всех издаваемых законов.

После издания Манифеста 17 октября в стране возникли и легализовались многочисленные политические партии, которые в своих программах формулировали требования и пути политического преобразования страны.

В Манифесте была провозглашена свобода слова, но правительство так и не издало ни одного закона, который регулировал бы это правительственное заявление, а ограничился изданием Временных правил.

Па основании Временных правил о повременных изданиях от 24 ноября 1905 г. была формально отменена предварительная общая и духовная цензура повременных изданий. Отменялись и постановления об административных взысканиях, которые налагались на повременные издания. Ответственность за преступления, совершаемые авторами и редакторами, определялась в судебном порядке. Однако согласно ст. 9 Временных правил на каждый номер повременного издания мог быть наложен арест по распоряжению администрации с одновременным возбуждением судебного преследования против виновных. Кроме того, правила распространялись только на издания, печатавшиеся в городах.

По постановлению суда издание могло быть приостановлено или запрещено. Таким образом, Временные правила отнюдь не обеспечивали свободы печати, как это было обещано в Манифесте 17 октября; наоборот, они усиливали репрессии против авторов и редакторов.

Временные правила для непериодической печати, изданные 26 апреля 1906 г., также отменяли как общую, так и духовную цензуру. Однако местный комитет или инспектор по делам печати мог наложить арест на все экземпляры издания, если усматривал в нем признаки преступного деяния, предусмотренного уголовными законами. Виновные в издании брошюр и книг с нарушением правил от 26 апреля 1906 г. подвергались заключению в тюрьму.

Согласно Временным правилам об обществах и союзах, опубликованных 4 марта 1906 г., общества и союзы (соединение двух или нескольких обществ) могли быть образованы без испрошения на то разрешения правительственной власти. Однако этот общий принцип подвергался целому ряду таких ограничений, что о свободе обществ и союзов не могло быть и речи. Прежде всего, запрещались общества, деятельность которых могла повести к нарушению общественного спокойствия и безопасности. Ясно, что такое определение могло быть применено к любому обществу, сколько-нибудь неугодному господствующему классу. Окончательным судьей в этом деле был министр внутренних дел, которому предоставлялось право во всякое время по своему усмотрению закрывать любое общество.

Лица, желавшие учредить общество или союз, обязывались представить проект устава соответствующему министру для утверждения.

Несовершеннолетние, а также учащиеся низших или средних учебных заведений не допускались ни к образованию обществ, ни к участию в них. Учащиеся высших учебных заведений могли допускаться к образованию только таких обществ, которые предусматривались уставами этих учебных заведений.

Служащие в правительственных учреждениях или на казенных и частных железных дорогах, или на телефонных предприятиях общего пользования могли образовывать только благотворительные общества или общества для удовлетворения духовных и материальных своих потребностей и притом не иначе, как на основании устава, утверждавшегося начальством. Министр мог закрыть эти общества, если усматривал, что их деятельность отклонилась от устава.

Для заведования делами об открытии, регистрации, воспрещении и закрытии обществ и союзов были образованы особые органы по делам об обществах присутствия - губернские или областные, а в ряде городов — городские.

Губернатор или градоначальник могли приостанавливать деятельность общества, если, по их мнению, эта деятельность угрожала общественной безопасности и спокойствию. Окончательное решение вопроса о закрытии подобного общества передавалось губернскому присутствию по делам об обществах.

Вторая часть Временных правил содержала положение о профессиональных обществах, основной целью которых Правила считали выяснение и согласование экономических интересов, улучшение условий труда своих членов или поднятие производительности принадлежавших им предприятий. Таким образом, перед профессиональными обществами Правила ставили целью защиту экономических интересов их членов. Характерно, что правительство причисляло к профессиональным союзам и союзы предпринимателей, для которых создавались самые благоприятные условия.

Царизм принимал все меры к тому, чтобы предотвратить превращение профсоюзов в мощные организации и осуществление ими политических задач, в особенности революционных. С этой целью Правилами от 4 марта 1906 г. запрещались объединение двух или нескольких профессиональных обществ в союз, организация профессиональных обществ, управлявшихся учреждениями и лицами, находившимися за границей (это запрещение было специально направлено против Интернационала). Одновременно царизм всячески стремился к тому, чтобы предотвратить организацию профсоюзов по производственному признаку. По Правилам от 4 марта 1906 г. в профессиональные союзы могли вступать только те лица, которые занимались однородными либо имеющими связь работами и промыслами. Организация профсоюзов служащими правительственных учреждений запрещалась. Виновные в организации союза или общества без соблюдения установленных законом правил наказывались арестом на срок до трех месяцев, а виновные в организации союза, преследующего политические цели или управляющегося лицами и учреждениями, находящимися за границей, — заключением в крепость или в тюрьму.

Временными правилами о собраниях, изданными 4 марта 1906 г., был установлен целый ряд ограничений, которые свели провозглашенную свободу собраний к минимуму. В помещениях, занимаемых учебными заведениями, могли устраиваться публичные собрания только учебного характера или такие, которые предусматривались уставами учебных заведений. Публичные собрания под открытым небом допускались не иначе, как с особого разрешения губернатора или градоначальника. Запрещалось устройство публичных собраний в закрытых помещениях, на расстоянии двух верст от места нахождения царя или места заседаний Государственного совета и Государственной думы. Публичные собрания нельзя было устраивать в гостиницах, ресторанах, общественных столовых, трактирах и т.д.

На публичные собрания не допускались лица вооруженные, малолетние, в том числе учащиеся низших и средних учебных заведений. Публичные собрания могли проходить только под надзором полиции, официальный их созыв зависел от произвола полиции.

Лица, желающие устроить публичное собрание, обязаны были заявить об этом не позднее чем за трое суток до открытия собрания начальнику местной полиции, который мог не допустить собрания, если усматривал, что "цель и предмет собрания противны уголовным законам или общественному спокойствию и безопасности". На разрешенных собраниях обязательно присутствовал представитель полиции (обычно полицейский пристав), который имел право закрывать собрание после двукратного предупреждения. Правилами обеспечивалась полная возможность произвола со стороны представителя полиции, который мог закрыть собрание, если оно "отклоняется от предмета занятий"; если в собрании высказываются суждения, "возбуждающие вражду одной части населения против другой"; если в собрании производятся запрещенные денежные сборы; если на собрании оказываются лица, не имеющие права принимать в нем участия; если порядок собраний нарушен "мятежными возгласами либо заявлениями, восхвалением либо оправданием преступлений, возбуждением к насилию либо неповиновению властям, или же распространением преступных воззваний либо изданий, и вследствие того собрание приняло характер, угрожающий общественным спокойствию и безопасности". Представитель полиции мог любую речь, произнесенную на собрании, признать возбуждающей вражду одной части населения против другой и закрыть собрание.

Виновные в устройстве или открытии публичного собрания без надлежащего заявления или разрешения или в продолжении его после закрытия собрания полицией подлежали уголовной ответственности.

Основной целью издания новых законов в области уголовного права являлось усиление репрессий против революционеров, рабочих, крестьян.

Так, Указом от 10 апреля 1905 г. была установлена имущественная ответственность сельских обществ и селений, крестьяне которых принимали участие в разгроме помещичьих усадеб.

Указ от 2 декабря 1905 г. усилил репрессии за участие в забастовках на предприятиях, имеющих общественное и государственное значение, а равно в правительственных учреждениях. Виновные в организации забастовки и принявшие участие в ней подлежали заключению в тюрьму. Такому же наказанию подлежали участники забастовки, если они принуждали других служащих или рабочих прекращать работу. Сверх того, если виновные принадлежали к числу лиц, состоявших на государственной службе, суду давалось право присоединить к тюремному заключению удаление от должности.

По утвержденному 9 февраля 1906 г. мнению Государственного совета виновные в изготовлении, приобретении, хранении, ношении и сбыте без разрешения взрывчатых веществ, если они не могли доказать отсутствие преступной цели, подвергались лишению всех прав и преимуществ и отдаче в исправительные отделения. Если же устанавливалось, что виновные все эти действия совершали с какой- либо противогосударственной целью, они подвергались лишению всех прав состояния и ссылке на каторжные работы.

В 1903 г. вступило в силу новое уголовное Уложение, состоявшее из 37 глав и 687 статей. Число составов преступлений было сокращено в нем до 615.

Разработка проекта была закончена в 1895 г., после чего он был представлен в Министерство юстиции, где обсуждался особым совещанием при министре. Обсуждение завершилось в конце 1897 г., а в начале 1898 г. проект был направлен в Государственный совет. Здесь также было образовано Особое совещание, которое дополнило и исправило проект, и в конце 1901 г. он поступил на рассмотрение Особого присутствия департамента Государственного совета. В начале 1903 г. проект был подписан императором, позже Уложение вступило в законную силу.

В новом Уложении четко различались общая и особенная части. В общей части давались понятия преступления, умысла, неосторожности, приготовления, покушения, соучастия. Общая часть содержала следующие главы: о преступлениях и преступниках вообще; о наказаниях; об определении наказания по преступлениям; о смягчении и отмене наказаний; о пространстве действий постановлений настоящего Уложения. Уложение давало формальное определение преступления: "Деяние, воспрещенное законом во время его учинення, под страхом его наказания". Принцип аналогии отвергался: "нет преступления, нет наказания без указания на то закона".

Уложение принимало трехчленное деление: тяжкое преступление, преступление, проступок. Субъектом преступления считалось лицо, достигшее 10-летнего возраста. Законодатель предусматривал ситуацию "уменьшенной" вменяемости, относящейся к лицам в возрасте от 10 до 17 лет.

Повое Уложение в отличие от старого не делило умысел на заранее обдуманный и внезапно возникший. Неосторожность подразделялась на преступную небрежность (преступник не предвидел последствий, хотя мог и должен был их предвидеть) и преступную самонадеянность (предвидел

наступление последствий, но легкомысленно предполагал их предотвратить).

Приготовление к преступлению (приобретение или приспособление средств для приведения в исполнение преступного умысла) наказывалось лишь в случаях, указанных законом. Добровольный отказ исключал наказание.

Соучастниками признавались лица, действовавшие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного несколькими лицами. Закон давал определение исполнителя, подстрекателя и пособника. При совершении проступка наказывался только исполнитель, участие в сообществе и шайке наказывалось особо.

При применении необходимой обороны превышением ее пределов признавались чрезмерность или несвоевременность защиты.

Впервые давалось определение пространства действия закона: он распространялся на всю территорию России, включая всех лиц, на ней пребывающих.

Система наказаний была упрощена, все наказания делились на главные, дополнительные и заменяющие.

Смертная казнь совершалась через повешение публично и не применялась к лицам моложе 17 и старше 70 лет. Приговоренные к смертной казни лишались всех прав состояния и иных прав.

Каторга назначалась без срока или на срок от четырех до 15 лет, а ссылка — без срока, по с правом досрочного освобождения за хорошее поведение. Заключение в крепость назначалась на срок до шести лет, в тюрьму — до двух лет, арест — до шести месяцев, помещение в исправительный дом — до восьми лет.

В Уложении предусматривались восемь родов главных и восемь родов дополнительных наказаний. Сословная принадлежность преступника и жертвы учитывались судом при определении наказания (предложение отменить сословный критерий было отвергнуто Государственным советом).

Особенная часть Уложения состояла из 36 глав, большинство из которых включало нормы, предусматривающие ответственность за религиозные, государственные, должностные преступления.

Вступление в силу Уложения было отложено, но в действие постепенно вводились главы и статьи, содержавшие новые составы политических преступлений. Законом 1904 г. были введены в действие статьи о бунте против верховной власти, о государственной измене, о смуте.

Правительство издало ряд новых постановлений с целью приспособления существующего процессуального законодательства к делу борьбы с революцией.

По решению Государственного совета 18 марта 1906 г. было сокращено время производства наиболее важных уголовных дел. Этот закон был издан с целью ускорения расправы с восставшими рабочими и крестьянами.

В чрезвычайном порядке 19 августа 1906 г. был принят Закон о введении военно-полевых судов, который не был внесен во II Государственную думу и поэтому согласно "Основным законам" автоматически утратил силу через два месяца. Военно-полевые суды, в состав которых назначались строевые офицеры, учреждались временно для разбора дел об особо тяжких грабежах, убийствах, нападениях на представителей власти и мирных граждан. Предполагалось, что подобные дела передаются в военно-полевые суды, если совершенное преступное деяние настолько очевидно, что не усматривается надобности в его расследовании (например, террористы захваченные на месте с оружием). В этих случаях согласно закону должна была неукоснительно применяться смертная казнь. Дело должно было поступить в суд в течение суток с момента совершения преступления, рассматривалось в пределах 48 часов, приговор по распоряжению командующего военным округом исполнялся в 24 часа.

Наряду с военно-полевыми судами царизм создал новые органы для борьбы с революцией — охранные отделения. По мере развития революционного движения жандармские управления не могли справиться со своими задачами. Ввиду этого департамент полиции организовал в 1902 г. розыскные отделения, переименованные в 1903 г. в охранные. За жандармскими управлениями оставалось только производство дознаний. Поскольку внешнее наблюдение за революционерами оказалось недостаточным, департамент полиции вменил в обязанность начальникам охранных отделений организовать агентуру внутри партийных организаций. Провокация стала обычным методом работы охранных отделений. Развивая все более и более провокационную деятельность, сотрудники охранных отделений становились инициаторами и руководителями террористических актов, как, например, один из руководящих работников ЦК партии эсеров — провокатор Азеф.

Система источников права в этот период пополняется новыми элементами: постановлениями Совета министров и мнениями Государственного совета. Эти формы, хотя и носили подзаконный характер, имели обязательную силу для всех исполнительных органов.

Одновременно с этим появляется большое число актов, именовавшихся "временными правилами". Появляясь как чрезвычайные, направленные на вполне конкретную ситуацию, они приобретали характер законов. Определение "временные" наиболее адекватно отражало направленность законотворчества в период реформ.

Наряду с постановлениями Совет министров издавал также положения, носившие статусный, правоустанавливающий характер и часто определявшие структуру и функции новообразуемых органов власти и управления.

В большом числе издавались указы, направленные, как правило, на проведение вполне конкретных правовых акций и преобразований.

При реформировании системы государственных органов или создании новых принимались акты, носившие названия "учреждений". В наименованиях наиболее фундаментальных актов использовался термин "закон".

Кодификационная работа проводилась в целом ряде учреждений: эти задачи возлагались на особое отделение Государственной канцелярии (по изданию Свода законов), департаменты Сената, Государственный совет и Государственную думу, Совет министров, отдельные министерства и управления. Руководство данной работой осуществлял Сенат. В начале революции было создано Юридическое совещание, выполнявшее функции руководства всей кодификационной деятельностью.

В 1882 г. была учреждена комиссия для составления Гражданского уложения, которая подготовила к 1905 г. два проекта, учитывающих новый характер торгово-промышленных отношений. Как общее правило поведения для всех граждан закон становился главным источником права. Закон в материальном смысле отличался от закона в формальном смысле, т.е. распорядительной меры, принимаемой в конкретном случае.

Закон должен был выражать общую волю трех субъектов, которым принадлежала совместная власть: Государственной думы, Государственного совета и императора (указ мог исходить от одного монарха). По своему содержанию законы делились на предписывающие (в форме повеления или запрещения) и восполнительные (дополнявшие волю частных лиц).

По пространству действия законы делились на общие (действовавшие на всей территории империи), местные (действовавшие на ее части), особенные (действующие в отношении особого рода дел) и специальные (действующие в отношении особых категорий лиц).

Действие закона во времени начиналось с момента его опубликования, но в силу он вступал с момента получения на данной территории листа сенатского издания Собрания Узаконений и Распоряжений правительства (если в самом законе не был указан срок вступления его в силу).

Толкование законов осуществляли сам законодатель, Сенат, суд, правоведы.

Подробно разрабатывается понятие юридических лиц, которые подразделялись на публичные (казна, ведомства, учреждения, органы местного самоуправления) и частные. В качестве таковых могли быть объединения (общества, товарищества) и учреждения. Юридические лица образовывались путем соглашения нескольких лиц, концессионным (специальным разрешением власти), явочным (путем регистрации ) порядком.

Товарищества подразделялись на следующие виды: полное, на вере и акционерное. Впервые в юридической терминологии в качестве субъекта хозяйственной деятельности и торгового оборота появляется "торгово-промышленное предприятие", которое могло иметь различные конкретные виды — тресты, синдикаты, концерны, акционерные общества. Было важно, какой правовой статус предприятие имеет в торговом обороте. В области торгово-промышленного законодательства отмечались две особенности: нормативное регулирование коммерческой деятельности переплеталось с вмешательством властных структур в оборот; демократизация, коммерциализация старых организационно-хозяйственных форм (введение в состав торгово- промышленных органов различных групп, общественных организаций, советов, кооперативов и т.п.).

При учреждении Министерства торговли и промышленности ему были переданы дела о купеческих обществах и ремесленных управах, ранее находившихся в ведении Министерства внутренних дел, дела о налогообложении с 1905 г. выделялись в производство по особому департаменту.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы