Этические стандарты и правовые нормы как форма контроля гражданского общества над качеством медицинской помощи

На состояние рынка услуг здравоохранения сегодня влияют многие факторы: социальные, экономические, политические, правовые, этические и многие другие. Например, различные модные тенденции свидетельствуют об успешном существовании косметической, диетической, спортивной медицины. Сложенные вместе, эти факторы и определяют текущее положение здравоохранения не только в России, по и во всем мире. Медицинские учреждения и их руководители обязаны адаптироваться к этим меняющимся условиям, а государство в своей социальной политике постоянно уточнять соответствующие правовые нормы.

Если же речь идет об экономике и финансах, то учреждение здравоохранения — это своего рода индикатор, показатель общественно-экономической работы отрасли, ее "градус" болезни или здоровья — как термометр. Чем хуже положение дел в экономике, тем в более тяжелой форме протекают "болезни" общества и человека. Например, в современных условиях с помощью постоянно меняющихся цен, процентных ставок на кредит и т.п. рынок дает участникам процесса производства благ в медицинской области объективную экономическую информацию о необходимом количестве и качестве медицинских услуг, оказываемых пациентам. И в то же время рынок может вызвать "негативные внешние эффекты", например, неудовлетворительное качество медицинской помощи в условиях плохого финансирования, низкой платежеспособности пациентов, недостаточности доходов, получаемых организацией здравоохранения даже при наличии платных медицинских услуг.

Кроме того, в значимую для общественности информацию о состоянии медицинской отрасли и конкретно о работе отдельной организации здравоохранения входят такие важные показатели, как предполагаемая численность работающих, ожидаемый размер оплаты труда, средний объем реализации услуг на одного работника, возможность использования труда инвалидов и др.

Однако в социальной сфере экономоцентризм явно недостаточен, поскольку заведомо упрощает ситуацию, пытаясь найти однозначный "количественный" ответ на вопрос: кто и сколько тратит, кто и сколько зарабатывает? Социальные и правовые отношения куда более многосложны, а говоря языком юриспруденции, — синалагматичны (что означает - любое социальное и правовое решение должно выражаться в действии). В связи с этим в медицинской деятельности встречается огромное количество исключений из правил. Это происходит еще и потому, что в жизни очень часто одно и то же лицо — и ответчик, и истец; и должник, и кредитор; и врач, и пациент. Вместе с тем надо помнить, что права одного человека на другого (не важно, касается это врача или пациента) ограничены его обязанностями по отношению к третьим лицам. Кроме того, в жизни одновременно представлены не только самые оптимальные, эффективные, по и зачаточные, формирующиеся или, наоборот, устаревшие, по еще существующие формы деятельности и социальных отношений. Причем первые дискомфортны и отторгаются гражданским обществом, вторые — комфортны, несмотря ни па какие разумные аргументы. Тем не менее эффективные социальные формы (особенно в медицине) имеют право на существование — и в первую очередь нуждаются в правовой защите со стороны государства в виде осуществляемой им социальной политики.

О социальной политике судят не по декларациям, а по делам и фактам. Например, если метро и подземные переходы, лестничные пролеты

не приспособлены для инвалидных колясок, которых выпускается недостаточно и часто низкого качества, это говорит о недостаточном правовом обеспечении медицинской деятельности в сфере соответствующих товаров и услуг. Не создана норма — нет организации деятельности в требуемом направлении, нет организации деятельности — нет решения определенных насущных проблем, связанных с проблемой улучшения здоровья населения.

Этические стандарты, заданные в обществе, отражаются на отношении общества, например, к рождению больных детей. В древности этот вопрос решался просто: в Риме их сбрасывали с Тариейской скалы. Наша культура, основанная на милосердии и благоговении перед жизнью, не может себе позволить такое грубое уравнение внутреннего и внешнего мира, внутреннего и внешнего здоровья, такой вульгарный и даже жестокий материализм язычества: а именно то, что только "в здоровом теле — здоровый дух". И здесь медицина должна четко осознавать собственные мировоззренческие позиции, свято чтить тайну жизни, "не навредить" ей, как сказано у того же Гиппократа.

Для личности, се становления, деятельности требуется пространство, возможность выбора и внутренней свободы. Без этого личность либо не состоится, либо обречена. Заповедь "Не навреди!" должна быть перенесена на все сферы социальной жизни, стать своего рода "кредо" социальной политики.

Последствия узкотехнократического подхода к природе и человеку таковы, что проблемы культуры и нравственности, абсолютная самоценность жизни человека, его здоровье реально как бы отступают па второй план, а сам технический прогресс, связанный с применением нового оборудования, производством лекарств, "техническим" поддержанием здоровья и жизни, становится, как это пи парадоксально, чем-то самоценным, главным, не зависящим от человека, его жизни и здоровья. Разрушение и загрязнение природной среды, а также традиционной культурно-исторической среды обитания, достигшие масштабов, угрожающих здоровью людей и возможности их дальнейшего существования, порождает, в свою очередь, экологическую проблему, которая усугубляется и продовольственной проблемой. Интенсификация производства продовольствия, других отраслей, прямо или косвенно связанных со здравоохранением, сопровождается быстрым ростом затрат энергии на единицу продукта. В настоящее время наблюдается тенденция ухудшения качества продовольствия, его негативное влияние на здоровье людей. Никакие экономические успехи или технический прогресс, взятые сами по себе, не являются оправданием человеческих страданий, увядания природы, ухудшения общественного здоровья.

В любом случае однозначно простые вердикты во всем, что касается социальной сферы, не работают. Количественные экономические показатели — лишь вспомогательные средства для оптимизации куда более важных показателей социальной политики — здоровья общества и здоровья природы. Точнее, "народосбережения и природосбережения", как говорил писатель А. И. Солженицын. Или, как отмечал в начале XX в. Историк Г. В. Вернадский, сбережение человеком и страной себя и своего "местожительства".

Не менее важным является не только телесное, но и духовное здоровье, которое выражается в "культуросбережении" как условии национальной безопасности и суверенитета страны. Особая роль здесь принадлежит религии. В рамках вопроса этических стандартов в медицине следует обозначить важную для социологии медицины тему: какова роль религии в социально-политическом знании, формирующем в том числе социальную политику?

По данным недавних социологических исследований населения России и его духовного здоровья (цель исследования — изучение осознания определенной культурной идентичности, статистическая погрешность — 1%), проведенных службой "Среда" в рамках проекта "Арена", 41% — это православные в церкви. Православные вне церкви — 1,5%. При этом верят без религии — 25%. Из них, по возможности, соблюдают все религиозные предписания — 22%, а доверяют патриарху Русской Православной Церкви (РПЦ) — 15%. Среди представителей второй (по численности) конфессии России — мусульманства (6,5% от населения страны) — количество доверяющих патриарху РПЦ составляет 16%.

Есть ли конструктивные возможности взаимодействия религиозного сознания с социально-политическим знанием? Из сути православия вытекает задача церкви — представлять перед лицом высшего государственного управления интересы всего народа и общества, а не отдельных его групп и страт, хранить и защищать культуру и духовное здоровье, идентичность, гражданский мир. Попытки изменения традиционных культурных и семейных ценностей, по исследованиям социологов, в 5—6 раз усугубляют напряжение в обществе, приводят к росту суицидов, нервных стрессов. Проявления тревожных трендов в культуре, образовании, здравоохранении, экологии делает социальную политику государства по отношению к обществу главным условием сохранения жизни и здоровья народа.

Известно, что французский социолог Э. Дюркгейм говорил, что исследователь в социальной сфере может быть или "инженером-технологом", исполняющим социальные заказы власти, или "клиницистом-врачом", не только предостерегающим власть от нежелательных последствий ошибочных решений, но и от самих подобных решений.

В этой связи важно подчеркнуть, что учреждение здравоохранения социально ответственно и перед теми, кого оно обслуживает, и перед теми, кто врачует, т.е. перед медицинским персоналом. Специфика медицинского учреждения в том, что ему менее всего должен быть свойственен так называемый корпоративный интерес. Нельзя противопоставлять интерес врача интересу больного. Нельзя, как это подчас бывает, ставить вопрос так: "Как защитить права врача и выиграть суд у больного?". Неправомерна и обратная постановка вопроса. Действительная социальная ответственность учреждения в том, что бесправный врач — это проблема для пациента, как и незащищенный пациент не соответствует интересам доктора, лечебно-профилактического учреждения, так как труд врача в этом случае (что и подтверждает медицинская практика) многократно усложняется.

Сложность в том, что в ответственность учреждения здравоохранения входит множество обязательств. Например, с одной стороны, надо оказывать милосердие, лечить, а с другой — проверять платежеспособность клиента, его полис и доходы. Если медицинское учреждение не будет этого делать, то, став финансовым банкротом, не сможет выполнять свои прямые обязанности, т.е. лечить и оказывать милосердие.

Но и медицинские учреждения должны быть подотчетными общественности в своей финансовой и лечебной деятельности как субъекты конституционного, гражданского и уголовного права.

Особая связь медицины с правом, правовые отношения пациентов и врачей выражаются и в специфической медицинской проблеме, обозначаемой такими терминами, как "ятрогения", "врачебная ошибка", "неблагоприятный исход".

Ятрогения — это непреднамеренное нанесение вреда здоровью человека в связи с проведением диагностических, лечебных, профилактических мероприятий. Ятрогения проявляется как заболевание, возникающее как реакция на неправильно истолкованные пациентом слова или поведение врача, прочитанную медицинскую литературу. Таким образом, речь идет не о сознательно нанесенном здоровью пациента вреде или халатности и непрофессионализме, а о необходимости отразить истину о сосуществовании "виновных" и "невиновных" случаев причинения вреда. Все эти вопросы рассматривается в конституционном, гражданском и уголовном праве:

  • • ГК РФ, часть I, гл. 2,5 "Ответственность за нарушение обязательств"; часть II, гл. 39 "Возмездное оказание услуг" и 59 "Обязательства вследствие причинения вреда";
  • • УК РФ, гл. 3,5, 16, 25.

Пациент должен обладать всей полнотой медико-правовой информации, т.е. должен быть поставлен в известность о способах медицинского вмешательства и последствиях. Для этого нужен юридический договор о согласии сторон, в котором оговариваются возможные отрицательные "эффекты" медицинского вмешательства, и это прерогатива основ законодательства в здравоохранении.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >