Психическое развитие как развитие интеллекта: концепция Ж. Пиаже

В результате освоения данной темы студент должен:

знать

– основные понятия генетической психологии Ж. Пиаже, его концепции эгоцентрического мышления и операциональной концепции интеллекта;

уметь

– выделять и анализировать феномены Пиаже в детском развитии;

владеть

– навыками ведения с ребенком клинической беседы познавательного содержания.

Основные направления исследований интеллектуального развития ребенка Ж. Пиаже

Жан Пиаже (1896–1980) – швейцарский и французский психолог, автор 52 книг и 458 научных статей, виднейший представитель Женевской школы генетической психологии. Научное творчество Пиаже настолько объемно и многогранно, что со времени его первых ранних работ 1920-х гг. и вплоть до сегодняшнего дня оно продолжает оставаться предметом самых разнообразных методологических и теоретических дискуссий, а открытые им феномены придирчиво проверяются и перепроверяются экспериментально[1].

Пиаже изучал механизмы познавательной деятельности ребенка. Становление интеллекта рассматривается ученым как стержневая линия психического развития ребенка, от которой зависят все другие психические процессы.

Основные вопросы, поставленные в работах Пиаже: особенности детской логики; происхождение и развитие интеллекта у ребенка; способы и пути формирования фундаментальных физических и математических представлений и понятий (таких, как объект, пространство, время, причинность, случайность); развитие восприятия, памяти, воображения, игры, подражания, речи и их функций в процессе познания[2].

Концепция эгоцентрической речи и эгоцентрического мышления ребенка

"Исследования Ж. Пиаже составили целую эпоху в развитии учения о речи и мышлении ребенка, о его логике и мировоззрений. Они отмечены историческим значением", – писал Выготский уже о первых работах Пиаже[3]. Самое существенное состоит в том, что Пиаже отказался от позиции, что ребенок "глупее" взрослого и мышление ребенка по сравнению с интеллектом взрослого имеет количественные "изъяны", и впервые поставил задачу исследовать качественное своеобразие детского мышления.

Молодой Пиаже, работая в лаборатории Т. Симона, уделял наибольшее внимание речи детей-дошкольников, особенно его заинтересовали повторяющиеся ошибки в ответах на тестовые вопросы. В условиях детского сада было проведено исследование, в котором наблюдатели систематически фиксировали все высказывания и сопутствующие действия детей во время свободной деятельности (рисования, лепки или игры). Анализ Пиаже показал, что детские высказывания можно разделить на две группы[4].

  • 1. Социализированная речь – характеризуется заинтересованностью в ответном реагировании партнера по общению, ее функция – воздействие на собеседника. Категории социализированной речи – информация, критика, приказ, просьба, угроза, вопрос, ответ.
  • 2. Эгоцентрическая речь. По форме эти высказывания могут быть различны: повторение (эхолалия), монолог, коллективный монолог, однако общее в том, что ребенок сообщает то, о чем он думает в данный момент, не интересуясь тем, слушают ли его, какова точка зрения "собеседника". Функция эгоцентрической речи скорее экспрессивная – "удовольствие разговаривать", сопровождение и ритмизация действий.

Проведя измерения доли эгоцентрической речи в свободной речи ребенка, Пиаже установил, что коэффициент эгоцентрической речи максимален в раннем возрасте – 75%, постепенно снижаясь к шести-семилетнему возрасту. Спор, представляющий собой не просто столкновение утверждений, а обмен точками зрения, сопровождающийся заинтересованностью сторон во взаимном понимании и разъяснениями, возникает лишь к семи-восьми годам.

В факте эгоцентрической речи Пиаже увидел важнейшее доказательство качественного своеобразия детской мысли. Метод наблюдения и интеллектуальное тестирование, по его мнению, не способны вскрыть специфику детской мысли. Тестовые обследования фиксировали лишь конечные результаты решения задачи, а Пиаже стремился проникнуть во внутреннюю структуру мышления дошкольников. Он разработал новый метод – клинический (или метод клинической беседы). Метод клинической беседы Пиаже – это свободная беседа с ребенком без ограничения фиксированными стандартными вопросами. Содержание общения экспериментатора и ребенка касалось природных явлений, снов, нравственных норм и др. Вопросы были такие, какие сами дети часто задают взрослым в повседневной жизни: "Откуда на небе солнце? Почему солнце не падает? Как оно держится? Почему светит солнце?", "Отчего дует ветер? Как получается ветер?", "Как люди видят сны?".

Клинический метод – это тщательно проводимая констатация фактов, возрастной срез речевого и умственного развития. Исследователь задает вопрос, выслушивает рассуждения ребенка и далее формулирует дополнительные вопросы, каждый из которых зависит от предыдущего ответа ребенка. Он рассчитывает выяснить, что определяет позицию ребенка и какова структура его познавательной деятельности. В ходе клинической беседы всегда существует опасность неправильно интерпретировать реакцию ребенка; растеряться, не найти нужного в данный момент вопроса или, наоборот, внушить желаемый ответ. Клиническая беседа представляет своего рода искусство – "искусство спрашивать".

Первоначально гипотеза Пиаже состояла в том, что обнаружена промежуточная форма мышления – эгоцентрическое мышление, которое обеспечивает переход от аутизма младенца к реалистическому социализированному мышлению взрослого. Различение аутистической и социализированной мысли было заимствовано Пиаже из психоанализа. Аутистическая мысль – индивидуализированная, ненаправленная, подсознательная, руководимая стремлением к удовлетворению желания; выявляется в образах. Социализированная, разумная, направленная мысль социальна, преследует сознательные цели, приспосабливается к действительности, подчиняется законам опыта и логики, выражается речью. Эгоцентрическое мышление – промежуточная форма в развитии мышления в генетическом, функциональном, структурном аспектах.

Эгоцентризм как основная особенность детского мышления состоит в суждении о мире исключительно со своей непосредственной точки зрения, "фрагментарной и личной", и в неумении учесть чужую. Эгоцентризм рассматривается Пиаже как разновидность неосознанной систематической иллюзии познания, как скрытая умственная позиция ребенка. Тем не менее эгоцентрическое мышление – не простой отпечаток воздействий внешнего мира, это активная познавательная позиция в своих истоках, первоначальная познавательная центрация ума.

Пиаже рассматривает эгоцентризм как корень, как основание всех других особенностей детского мышления. Эгоцентризм не поддается непосредственному наблюдению, он выражается через другие феномены. Среди них – доминирующие черты детского мышления: реализм, анимизм, артификализм.

Реализм. На определенной ступени развития ребенок рассматривает предметы такими, какими дает их непосредственное восприятие (так, луна следует за ребенком во время прогулок). Реализм бывает интеллектуальный – ветер "делают" ветви деревьев; название предмета столь же реально, как и сам предмет; изображение предмета "прозрачно" и включает все, что ребенок знает о вещи. Реализм моральный проявляется в том, что ребенок не учитывает в поступке внутреннее намерение и судит о нем только по видимому конечному результату (кто разбил больше чашек, тот и виноват больше – несмотря на то, что один человек старался помочь и нечаянно уронил посуду, а другой разозлился и разбил чашку намеренно).

Анимизм представляет собой всеобщее одушевление, наделение вещей (в первую очередь самостоятельно движущихся, таких, как облака, река, луна, автомобиль) сознанием и жизнью, чувствами.

Артификализм – понимание природных явлений по аналогии с деятельностью человека, все существующее рассматривается как созданное человеком, по его воле или для человека (солнце – "чтобы нам светло было", река – "чтобы лодки плыли").

Другие выделяемые Пиаже особенности детской логики:

  • – синкретизм (глобальная схематичность и субъективность детских представлений; тенденция связывать все со всем; восприятие деталей, причин и следствий как рядоположенных);
  • – трансдукция (переход от частного к частному, минуя общее);
  • – неспособность к синтезу и соположение (отсутствие связи между суждениями);
  • – нечувствительность к противоречию;
  • – неспособность к самонаблюдению;
  • – трудности осознания;
  • – непроницаемость для опыта (ребенок не изолирован от внешнего влияния, воспитания, но оно им ассимилируется и деформируется).

Все эти черты образуют комплекс, определяющий логику ребенка, а в основе комплекса – эгоцентризм речи и мышления.

Яркое проявление эгоцентризма наблюдается при решении детьми задачи Вине "о трех братьях". Так, если в семье три брата (Митя, Вова, Саша) и Сашу спрашивают, сколько у него братьев, он отвечает правильно и называет двух своих братьев (Митя и Вова). Далее уточняют, сколько братьев у Мити, и, как правило, до шести-семилетнего возраста ребенок ошибается: "Один, Вова", поскольку для верного ответа ему необходимо мысленно сменить позицию (занять позицию брата Мити), а это ему нс удается.

Наглядным примером эгоцентрической позиции ребенка служит эксперимент с макетом из трех гор.

Ребенок садился за стол, па котором был размещен макет с тремя горами разного цвета и с дополнительными отличительными признаками (снежная вершина, домик, дерево). С другой стороны размещали куклу. Ребенка просили (в одном из вариантов задания) выбрать из предъявленных ему снимков тот, на котором запечатлен вид гор так, как их видит кукла. До шестисемилетнего возраста дети склонны выбирать картинку с изображением того, что они видят сами.

Пиаже объяснял этот феномен "эгоцентрической иллюзией", отсутствием представления о существовании других точек зрения и несоотнесением их со своей собственной.

В чем состоят корни эгоцентризма как познавательной позиции дошкольника? Пиаже видит их в своеобразном характере детской деятельности (например, забота родителей предупреждает все материальные нужды ребенка, и он почти не встречается с сопротивляемостью вещей), в относительно поздней социализации ребенка, в адаптации к социальной среде не ранее семи-восьми лет.

Чтобы преодолеть эгоцентризм, необходимо осознать свое Я в качестве субъекта и отделить субъект от объекта, научиться координировать свою точку зрения с другими. Снижение эгоцентризма объясняется не добавлением нового знания, а трансформацией исходной позиции. Отношения со взрослыми – преимущественно отношения принуждения, они не приводят к осознанию ребенком собственной субъективности. Развитие знаний о себе происходит из социального взаимодействия, особенно важны в этом отношении явления кооперации ребенка со сверстниками, когда возможны споры, дискуссии. Таким образом, происходит постепенная децентрация познания: социализированная мысль вытесняет эгоцентрическую, и эгоцентрическая речь исчезает, отмирает.

Критический анализ представлений Пиаже Выготским. Впервые в отечественной психологии теоретический анализ и экспериментальное изучение феномена детского эгоцентризма провел Выготский, подвергший сомнению гипотезу Пиаже о судьбе и функции эгоцентрической речи[5].

Выготский предложил собственную гипотезу о происхождении эгоцентрической речи в развитии ребенка. Эгоцентрическая речь рассмотрена им как речь для себя, как переходная ступень от внешней социальной речи к внутренней. Отсюда характерные структурные и содержательные особенности эгоцентрической речи как начальной формы развития внутренней речи: непонятность для окружающих в отрыве от ситуации, сокращенность, тенденция к пропускам. Эгоцентрическая речь выполняет очень важную функцию, роднящую ее с внутренней речью взрослых, – функцию планирования, организации и регулирования поведения ребенка.

Для доказательства такого понимания функции эгоцентрической речи Выготский использовал ряд оригинальных экспериментальных приемов.

Например, введение нарушений и затруднений в свободное течение детской деятельности: в определенный момент у ребенка не оказывалось нужного карандаша, бумаги, краски. Оказалось, что в ситуации затруднения коэффициент эгоцентрической речи возрастал почти в два раза. Ребенок пытался осмыслить возникшую ситуацию и рассуждал сам с собой: "Где карандаш, теперь мне нужен синий карандаш, ничего, теперь я нарисую красным и смочу водой, это потемнеет и будет как синее". Сломанный карандаш, который не позволяет правильно дорисовать колесо трамвая, подталкивает к изменению сюжета рисунка, в дальнейшем речь идет об аварии трамвая и ремонте после нее.

Функция эгоцентрической речи гораздо содержательнее, это не простой аккомпанемент и ритмизация поведения, а средство мышления, планирование и регулирование будущего действия, разработка плана выхода из сложного положения. Кстати, о такой роли вскользь упоминает и сам Пиаже: "Ребенок лишь думает вслух о своем действии и вовсе не желает ничего никому сообщать"[6]. Судьба эгоцентрической речи, таким образом, связана с будущим преобразованием ее в полноценную внутреннюю речь. Выготский, разрушив исходные представления Пиаже об эгоцентрической речи, которые тот рассматривал как краеугольный камень концепции, пришел к отрицанию самого феномена эгоцентризма.

Пиаже представился случай ответить на критические замечания Выготского лишь через 25 лет после их опубликования[7]. Отметив продуктивность высказанных коллегой гипотез о путях развития эгоцентрической речи, Пиаже подчеркнул, что его мысль развивалась в том же направлении. Он еще раз уточнил понятие эгоцентризма, отметив, что это не индивидуализм, не гипертрофированное сознание своего Я, а изначальная неспособность дсцентрирования, смены познавательной перспективы. Феномен эгоцентризма, по мнению Пиаже, имеет общий характер и не может быть увязан только с его выражением в речевой сфере. Познавательный эгоцентризм обнаруживается в том числе у взрослых, когда они пользуются спонтанными суждениями о вещах или не учитывают свое объективное положение в процессе познания (преподаватель, читающий лекции, в начальный период деятельности может считать, что студенты знают примерно столько же, сколько и он сам).

  • [1] См.: Баттерворт Дж., Харрис М. Принципы психологии развития. С. 36–43; Крайг Г. Психология развития. С. 74–79; Развитие личности ребенка / под ред. А. М. Фонарева. С. 101–115.
  • [2] См.: Обухова Л. Ф. Концепция Жана Пиаже: за и против. М., 1981.
  • [3] Выготский Л. С. Мышление и речь // Выготский Л. С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 2. С. 23.
  • [4] См.: Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. СПб., 1997. С. 11–37.
  • [5] См.: Выготский Л. С. Мышление и речь // Выготский Л. С. Собрание сочинений: в 6 т. Т. 2. С. 23–79.
  • [6] Жан Пиаже: теория, эксперименты, дискуссии: сб. ст. / сост. и обш. ред. Л. Ф. Обуховой и Г. В. Бурменской. М., 2001. С. 45.
  • [7] См.: Пиаже Ж. Комментарии к критическим замечаниям Л. С. Выготского на книги "Речь и мышление ребенка" и "Суждение и рассуждение ребенка" // Жан Пиаже: теория, эксперименты, дискуссии. С. 89–94.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >