Психология социального научения

Научение через наблюдение

Тысячелетиями считалось, что люди многое усваивают, наблюдая за другими. Это положение не только рассматривалось как само собой разумеющееся, ему находили и вполне удовлетворительное объяснение – человек имеет природную склонность подражать действиям других и таким образом многому учится. В теории воспитания, как все считали, утвердился метод примера, на правах одного из важнейших "методов формирования сознания" он прописан во всех учебниках педагогики. На протяжении веков никому и в голову не приходило проверить насколько это справедливо и как на самом деле действует механизм усвоения нового путем наблюдения за другими.

В 1898 г. Эдвард Торндайк одним из первых провел научные эксперименты по исследованию научения через наблюдение. Правда, в этих его опытах участвовали не люди, а кошки. Он поместил одну кошку в лабиринт, а другую – в примыкающую к нему клетку. Пока первая кошка обучалась проходить лабиринт (по-тордайковски – "методом проб и ошибок"), вторая имела возможность наблюдать за ее действиями. Э. Торндайк полагал, что наблюдающая за действиями своей соседки кошка, хотя бы частично научится проходить лабиринт. Но когда экспериментатор поместил эту вторую кошку в лабиринт, она не выполнила необходимые для его прохождения действия. Прежде чем кошка нашла выход, ей пришлось сделать столько же проб и ошибок, сколько до этого сделала первая кошка.

Повторив аналогичные эксперименты на цыплятах и собаках, Э. Торндайк получил тот же результат. Его исследования убедительно свидетельствовали о том, что независимо от времени наблюдения неопытного животного за действиями другого, оно ничему не научилось. Продолжая сомневаться, Э. Торндайк в 1901 г. провел серию подобных экспериментов на обезьянах и вновь получил тот же результат.

И это тем более странно, потому что в обыденных представлениях живет убеждение о том, что обезьяны склонны передразнивать людей. А термин "обезьянничать" имеет вполне понятный смысл в разных культурах. Выходит это ошибочный мыслительный стереотип. Каково же его происхождение? Гипотетически можно предположить, что внешнее сходство обезьян с людьми спровоцировало у последних умозаключение о том, что обезьяна повторяет человеческую мимику и жестикуляцию, подражая людям, передразнивая их. На самом деле обезьяна и не думала нас передразнивать!

В средствах массовой информации описывался один забавный случай. Студенты психологического факультета, наблюдавшие за поведением обезьян, были раздосадованы их низкой активностью. Чтобы как-то расшевелить животных они стали кривляться, "строить рожи", подпрыгивать, махать руками, имитировать, как им казалось, обезьянье поведение. Большинство обезьян не обратили на это никакого внимания и лишь один спокойно сидящий самец, поглядев на старания студентов, неспешно стал им аплодировать.

В этом случае не удивительны результаты экспериментов Э. Торндайка – ни обезьяны, ни тем более другие животные, не способны обучаться в ходе наблюдения.

В 1908 г. другой ученый Дж. Б. Уотсон повторил эксперименты Э. Торндайка с обезьянами и тоже не нашел никаких доказательств научения через наблюдение. Таким образом, и Э. Торндайк, и Дж. Б. Уотсон пришли к заключению о том, что научение может быть только результатом непосредственного опыта. Их эмпирические исследования убедительно свидетельствовали о том, что научение происходит только через взаимодействие организма со средой, а не в результате наблюдения за действиями другого. Эти утверждения во многом созвучны идеям, утвердившимся в нашем отечестве. Научиться чему-то, развить свои способности можно только, включившись в определенную деятельность, – "...способности проявляются в деятельности, в деятельности и формируются" (А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн и др.).

В конце 1930-х – начале 1940-х гг. другие исследователи – американские психологи Н. Миллер и Дж. Доллард принялись за исследование феномена научения через подражание. Они, с одной стороны, были не согласны с нативистским представлением о научении через подражание, с другой – не разделяли и уверенности Э. Торндайка и Дж. Б. Уотсона в том, что такое научение полностью невозможно. Более того, они считали, что подобный вариант научения довольно распространен, но дать этому явлению объективную трактовку можно только в рамках теории инструментального обусловливания (В. Халл и др.). Согласно ей, если имитационное поведение подкрепляется, оно, как и любое поведение, может быть усилено.

По Н. Миллеру и Дж. Долларду, научение через подражание – это особый случай инструментального обусловливания. Ими было выделено три категории подражательного поведения:

  • 1. Однотипное поведение – когда двое или более индивидов реагируют на одну ситуацию одинаково (смеются, зевают, аплодируют и т.п.).
  • 2. Копирующее поведение – когда поведение одного человека выступает как модель для других. Имеется в виду руководящее поведение одного человека по отношению к другим. На этой категории подражательного поведения выстроены многие приемы обучения искусству (актерское мастерство, игра на музыкальных инструментах, живопись и т.п.). Скопированная реакция получает подкрепление, а потому закрепляется.
  • 3. Парно-зависимое поведение или поведение, основанное на слепом повторении действий модели.

Характеризуя его, Н. Миллер и Дж. Доллард описывают ситуацию, когда старший ребенок научился бежать к парадной двери, услышав шаги отца, приближающегося к дому. Отец при подобной встрече всегда давал ему конфет)'. Младший ребенок обнаружил, что если он побежит за старшим братом, когда тот направляется к двери, го папа ему также даст конфету. Вскоре младший ребенок научился бежать к двери всякий раз, когда так поступая его старший брат. Поведение обоих мальчиков поддерживалось подкреплением, но мальчики ассоциировали подкрепление с разными сигналами. Для старшего это был звук шагов отца, для младшего – вид брата, бегущего к двери.

Н. Миллер и Дж. Доллард отмстили, что подражание может стать устойчивым явлением, войти в привычку. Если подражательные модели поведения часто приводят к успеху, то стремление подражать все более закрепляется.

Н. Миллер и Дж. Доллард назвали эту выученную склонность имитировать поведение других генерализованным подражанием.

Таким образом, Н. Миллер и Дж. Доллард пришли к выводу, что научение через подражание возможно и в нем нет ничего необычного. Просто, если имитационное поведение не совершается (организм ограничивается только наблюдением) и не происходит подкрепления, не произойдет и научения. В этих выводах нет особых противоречий с выводами Э. Торндайка и Дж. Б. Уотсона. Ими было определено, что научение происходит не в результате наблюдения. С точки зрения Н. Миллера и Дж. Долларда наблюдающее животное надо было поместить в один лабиринт с обученным животным. Присутствие внутри лабиринта позволило бы ему наблюдать, реагировать и получать подкрепление, тогда бы научение через подражание непременно произошло.

Много внимания данному вопросу уделил в своих исследованиях Жан Пиаже. Он, изучая особенности мышления и поведения маленьких детей, пришел к выводу о невозможности научения через наблюдение. Ж. Пиаже считал, что детям необходимо иметь в своем распоряжении конкретный материальный опыт, а не его иллюстрацию. Дети должны иметь возможность выдвигать гипотезы и проверять их посредством собственных активных действий. Наблюдения за деятельностью других не формируют новых представлений у ребенка.

О научении через наблюдение у животных

Интересный пример заимствования опыта, полученного в ходе индивидуального исследовательского поведения, описан биологами, изучавшими поведение ворон. Ими было неоднократно замечено, что вороны, живущие у моря, намеренно роняют на скалы пойманных ими двустворчатых моллюсков, чтобы разбить раковину. В это время другие, как утверждается, их менее сообразительные (?) сородичи, наблюдают затем, что происходит, и учатся. В дальнейшем, данный стиль действий с этой добычей, полученный в результате проявления поисковой активности частью особей данной популяции, автоматизируется и становится неотъемлемой составляющей стереотипного (автоматизированного) поведения всех.

Специальное изучение поведения приматов выявило во многом сходную и притом более яркую картину. В экспериментах проверялась даже гипотеза о возможности обучения приматов с помощью подражания общению на языке жестов (AMSLANAmerican Sing Language). Широко известны опыты, проведенные с детенышами шимпанзе разными исследователями. Один из наиболее известных опытов – обучение десятимесячной шимпанзе по кличке Уошо. Попав в дом исследователей Б. Гарднер и А. Гарднер, к трем годам Уошо освоила более 130 знаков и могла употреблять их к месту. Она научилась объединять слова в предложения, придумывала собственные, и даже научилась шутить и ругаться. Подражание сыграло свою важную роль, правда, исследователи отмечают, что его оказалось недостаточно и Уошо, кроме этого, пришлось специально обучать языку жестов.

"Когда яблоки созрели, они готовы упасть"

При изучении поведения приматов на многочисленных небольших островах Юго-Восточной Азии было выявлено, что часть животных не довольствуется бананами, упавшими в песок, и этим песком испачканными (песок хрустит на зубах...). Они, в итоге собственной поисковой активности, научились эти бананы мыть в морской воде.

Их сородичи, глядя на такие действия своих особо продвинутых товарищей, также начинают делать это, но как только число особей, освоивших данную операцию, достигает сотни, этот опыт, совершенно непонятным образом, становится доступным обезьянам, живущим на всех других островах данного архипелага. Несмотря на то, что собственных "исследователей", которые самостоятельно добыли эти знания (а остальные у них подсмотрели) на этих островах прежде не замечалось. Данное утверждение нуждается в более точном наблюдении и вполне возможно, что новый способ действия с бананом приходит из опыта исследовательского поведения особо активных, продвинутых особей, оставшихся незамеченными людьми-наблюдателями. Но как бы то ни было с точки зрения приобретения когнитивного опыта данный факт очень интересен.

Эти наблюдения и выводы дают интересную проекцию, накладываясь на характер особенностей распространения информации в человеческом сообществе. Так, например, специалисты в области методологии науки считают закономерностью то, что научные открытия часто делаются одновременно разными, работающими независимо учеными. Это происходит благодаря возникновению ситуации "зрелости проблемы". Прежде чем идея станет очевидной, она оказывается подготовленной всем предыдущим развитием человеческого знания. Это явление красиво характеризует метафора Френсиса Гальтона: "Когда яблоки созрели, они готовы упасть". Однако при всей своей сложности, механизм, обеспечивающий распространение идей в человеческом сообществе более понятен и вполне объясним с материалистической точки зрения, чем выше описанный механизм распространения информации у приматов. Кратко говоря, у человека его обеспечивает сам факт наличия речи, языка и существования сознания.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >