Психология индоктринации и воспитание личности

Постановка проблемы

В современном мире используется множество технологий, эффективно программирующих сознание человека и внедряющих в него массу идей, в том числе и потенциально опасных. Это ни для кого не секрет. Значительно меньше известно то, что люди сами имеют природную расположенность к этому программированию. Принимая роль члена той или иной этнической общности, исповедуя ту или иную религию или идеологию, вступая в какую-либо профессиональную группу, человек неизбежно оказывается должен разделять убеждения, ценности, интересы этого объединения. Таким образом, вольно или невольно его сознание подвергается внешнему контролю.

Как и благодаря чему люди объединяются в большие и малые группы? Что дает возможность этим группам существовать как гармоничное целое? Почему одни группы часто так легко мобилизуются на уничтожение других? Почему в ситуациях межгрупповых конфликтов так велика степень кооперации членов группы и столь поразительна уверенность каждой из сторон в собственной правоте? Почему человек, вступая в группу, часто оказывается готов разделять политические, этические, эстетические, профессиональные убеждения, категорически не стыкующиеся с общечеловеческими понятиями гуманности и нравственности? Надо ли бороться с внешним контролем сознания, и каким образом можно освободить от него человека?

Ответы на эти и многие другие связанные с ними вопросы мы можем получить, изучая явление индоктринации.

Индоктринация: содержание понятия

Корень слова "индоктринация" – доктрина (от лат. doctrina – учение, научная или философская теория, система, руководящий принцип). Приставка "ин", вероятно относится к числу более поздних англоязычных наслоений "in" – "в". Образно говоря, речь идет о иском пребывании "внутри каких-либо доктрин". Противоположное ему явление, вероятно, следует описывать в терминах "социальная автономность", "критичность", "самостоятельность", "независимость", "нонконформизм".

Понятие индоктринация охватывает широкий спектр явлений, характеризующих мышление и поведение человека в самых разных жизненных ситуациях. При этом можно констатировать, что в настоящее время этот термин не используется в отечественной научной психологии. В данном контексте под индоктринацией следует понимать некритическое принятие личностью чужих идей (доктрин). Подчеркну, что речь идет о психическом явлении, характеризующем особое состояние психики, специфический механизм и одновременно процесс идентификации личности с группой через принятие групповых ценностей, идей или доктрин.

Таким образом, индоктринация предстает перед нами в нескольких ипостасях:

  • – как особое состояние психики человека (когда говорят о том или ином человеке – "он индоктринирован");
  • – как процесс некритического присвоения чужих идей или доктрин;
  • – как результат "промывания мозгов", зомбирования или действия других методов "контроля сознания".

Термин "индоктринация" предложен этологами, специализирующимися на проблемах человеческого поведения. Известный этолог Иренаус Эйбл-Эйбесфельдт утверждает, что индоктринация – это "...способность к специальному формированию диспозиции, обеспечивающей принятие групповых характеристик и идентификацию с ними, которая тем самым служит сплочению и демаркации “мы – группа”"[1]. Однако большинство его коллег этологов, а вслед за ними и специалистов по эволюционной и социальной психологии рассматривают явление индоктринации в несколько ином ключе.

Так, например, Джек Палмер и Линда Палмер понимают под индоктринацией – "внушение точки зрения или принципов". Причем особо подчеркивают, что речь идет о принципах "фанатических или сектантских"[2]. В этом случае индоктринация рассматривается преимущественно как процесс "внушения чужеродных идей", имеющий явную негативную окраску.

Родственный этому подходу вариант определения индоктринации предлагает этолог Фрэнк Солтер. Он характеризует индоктринацию как преднамеренное внушение идентичности или доктрины, требующее повторения, обмана, а зачастую и принуждения. Здесь, как видим, автором специально отмечается наличие факта "злого умысла" и особо подчеркивается то, что делается это этически осуждаемыми методами. Аналогичное понимание индоктринации можно встретить в большинстве работ, посвященных проблемам "тоталитарного мышления" (Р. Лифтон), "принудительного убеждения" (Э. Шейн), "реформирования мышления" (М. Сингер), "деструктивного контроля сознания" (Л. Фестингер, С. Хассен и др.).

Суммируя суждения, предложенные большинством вышеназванных специалистов, можно сделать вывод о том, что индоктринация рассматривается ими преимущественно как негативное явление. Индоктринация покушается на автономность личности и осуществляется обычно недостойными, этически осуждаемыми методами, такими как обман, угроза, принуждение и др. Мне представляется очевидным, что такая трактовка индоктринации неоправданно сужает ее смысловое поле и не отражает действительного положения вещей. Потому и обсуждения этой проблемы в данном ключе недостаточно продуктивны. Для исправления этой ситуации необходимо:

  • 1. Отказаться от явной негативной окраски этого явления и признать, что индоктринация это не всегда – плохо. Периодически человеку жизненно важно некритически принимать те или иные доктрины. Так, например, в детстве мы усваиваем массу идей, и наши первые шаги в культуру осуществляются через некритическое их принятие – индоктринацию.
  • 2. Стоит принять принцип, что данное явление не следует рассматривать только в "черно-белом" варианте, с точки зрения "хорошо/плохо". Индоктринация – это не хорошо и не плохо, она просто есть и о ней надо знать и постоянно помнить. Ее надо непременно учитывать как специфическую черту, характеризующую мышление и поведение человека.
  • 3. Индоктринация далеко не всегда итог действия этически осуждаемых методов: запугивания, принуждения или обмана. Она может быть продуктом весьма мягкого воздействия на личность и даже осознаваться человеком как его "собственный выбор". Причем последнее характерно не только для конформистов, но и для высококреативных и даже внешне социально автономных людей.

Истоки индоктринации. Принципиально важно с точки зрения психологии развития, социальной и образовательной практик понять корни склонности либо несклонности человека к некритическому принятию чужих идей. Велик соблазн трактовать факт индоктринации как результат внешнего социального влияния, но эволюционная психология утверждает, что индоктринация в сообществах Homo sapiens возникла в ходе эволюции. Эта гипотеза представляется вполне убедительной.

По мнению специалистов в области эволюционной психологии, одним из важнейших факторов интенсивной энце- фализации Homo sapiens были межгрупповые конфликты и соперничество. Они и привели к порождению у нашего вида особых, сложных когнитивных атрибутов, одним из которых является стремление к идентификации личности с группой. Возникающее у человека при определенных условиях некритическое отношение к чужим идеям и доктринам, именуемое индоктринацией, является его крайним вариантом. Данная особенность естественна для человека и необходима, как одно из условий выживания, при этом она таит в себе ряд потенциальных опасностей, о которых следует помнить.

Примечательно, что, несмотря на весьма широкое распространение практики группообразования и выстраивания иерархий доминирования в мире животных, индоктринация специфична только для вида Homo sapiens. Ее следов не обнаруживается не только у социальных насекомых с примитивным уровнем организации, но даже у приматов. Представляется весьма естественным, что, несмотря на наличие многочисленных разнородных альянсов, создаваемых животными, способность к критическому либо некритическому восприятию чужих идей – исключительно человеческая способность. Она свойственна людям в силу существования речи и сознания.

Поведенческие признаки, в число которых входит индок- тринация, подобно любым морфологическим признакам организма развиваются на основе генетической программы с большим или меньшим воздействием средовых факторов. В отношении индокринации, как специфического для человека поведенческого признака, этот принцип действует неукоснительно.

  • [1] Eibl-Eibesfeklt I. Us and the others: The familial roots of ethnonationalism. In I. Eibl-Eibesfeldt, & F. K. Salter, (Eds.), Indoctrinability, ideology, and warfare: Evolutionary perspectives. N.Y.: Berghahn Books, 1998. P. 51.
  • [2] Палмер Дж., Палмер Л. Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens. СПб., 2003. С. 371.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >