На какой момент должна исследоваться воля: момент заключения договора или момент передачи вещи?

Во всех предшествующих разделах мы говорили о договорах, исходя из единства действий по его заключению и исполнению. Например, лицом совершается сделка под влиянием заблуждения. Оставаясь в заблуждении, лицо передает вещь, лишаясь владения. Однако жизнь может преподнести нам случаи, когда договор заключается по непорочной воле, а его исполнение, т.е. фактическая передача вещи, происходит против воли стороны. К примеру, лицо заключило договор, но передумало отдавать вещь. В ответ на это контрагент насильно забирает имущество, действуя против воли собственника. Следует ли в этом случае говорить о выбытии имущества против воли собственника? Строго говоря, – да.

Совершение сделки (заключение договора) означает лишь принятие на себя обязанности, но не свидетельствует о фактической передаче вещи, тогда как в ст. 302 ГК РФ говорится не о принятии обязательства помимо воли, а о выбытии имущества из владения помимо воли, что не одно и то же. Вещь выбывает из владения вследствие исполнения договора – акта вручения. Раз договор в рассматриваемом нами случае добровольно не исполнен, вещь отобрана насильно, то имущество выбыло из владения помимо воли собственника.

Кроме того, надо принимать во внимание, что лицо, лишенное владения против своей воли, пусть даже имеющее договорное отношение с завладевшим лицом, может оказаться в худшем положении, чем добросовестный приобретатель. Дело в том, что собственник лишен возможности защищать свое право путем признания сделки недействительной, ведь сделка непорочна. А для признания акта передачи недействительным, даже составленного под влиянием насилия, нет правовых оснований, так как он не является сделкой. Более того, акта передачи как действия и документа может не быть вовсе, в частности при краже. При этом добросовестный приобретатель не лишен возможности предъявлять претензии продавцу вследствие эвикции, т.е. защищен больше.

Таким образом, при расхождении момента заключения договора и его исполнения приоритет необходимо отдавать воле на момент исполнения договора. Если договор не содержит пороков, но имущество выбывает во владение контрагента помимо воли собственника, есть основания для виндикации.

Выбывает ли имущество помимо воли собственника, если основанием для изъятия имущества послужило решение суда?

Ответ на этот вопрос кажется очевидным, ведь имущество выбывает из владения собственника не по его желанию, а в силу акта органа государственной власти, обеспечиваемого принудительным исполнением. Однако сбить с правильного курса может то обстоятельство, что закон предусматривает возможность добровольного исполнения решения суда (ст. 30 Закона об исполнительном производстве). Следует ли считать, что имущество выбыло из владения собственника по его воле, если решение исполнено добровольно? Полагаем, что нет. Добровольное исполнение решения суда путем передачи вещи нельзя считать актом доброй воли, так как, во-первых, основанием передачи вещи является решение суда как акт публичной власти, но не собственное желание; во-вторых, "добровольное" исполнение решения суда можно назвать добровольным с большой долей условности, так как в противном случае осуществляется принудительное изъятие вещи. Таким образом, "добровольное" исполнение решения суда является по сути актом, к которому прибегает должник, чтобы оградить себя от правомерного насилия государства в лице службы судебных приставов. По этой причине при отмене решения суда, т.е. при отпадении оснований для выбытия имущества, появляется перспектива виндикации, поскольку имущество выбыло помимо воли собственника независимо оттого, добровольно или принудительно исполнено решение.

Подобным образом развивается и судебная практика.

Так, по одному из дел В. обратился в суд с иском к И. об истребовании земельного участка и садового дома, расположенного на нем. В ходе рассмотрения дела установлено, что заочным решением Ворошиловского районного суда Волгоградской области от 30 марта 2000 г. по иску Т. к В. о взыскании суммы долга с В. в пользу Т. взыскано 345 791 руб. 77 коп. В порядке исполнения указанного решения на основании постановления судебного пристава- исполнителя службы судебных приставов Ворошиловского района от 20 июня 2001 г. в счет погашения долга Т. передан в собственность земельный участок площадью 600 кв. м с находящимся на нем двухэтажным садовым домом.

Постановлением Президиума Волгоградского областного суда от 27 июля 2001 г. заочное решение Ворошиловского районного суда от 30 марта 2000 г. отменено и дело направлено на новое рассмотрение. 30 августа 2002 г. между Т. и И. – дочерью Т. был заключен договор купли-продажи земельного участка площадью 600 кв. м с находящимся на нем двухэтажным садовым домом. Во исполнение договора И. передала Т. 1428 руб. за земельный участок и 58 961 руб. за дом, после чего И. зарегистрировала право собственности на приобретенные объекты недвижимости. Решением Ворошиловского районного суда Волгоградской области от 4 октября 2006 г. Т. в иске о взыскании суммы отказано. 26 февраля 2007 г. Т. умер. На основании изложенного суд первой инстанции пришел к выводу, что земельный участок и садовый дом выбыли из владения В. помимо его воли. Указанное обстоятельство стало основанием для удовлетворения требований В.[1]

  • [1] Дело № 33-6118/08 // Архив Городищенского районного суда Волгоградской области.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >