Правомерно ли прекращение права собственности на недвижимое имущество без предварительного решения об изъятии земельного участка, включающего обоснование государственных или муниципальных нужд, а также без предварительного выявления мнения собственника недвижимого имущества о характере, условиях и размере равноценной компенсации?

По данному вопросу сложилась следующая судебная практика.

Решением Вахитовского районного суда г. Казани от 25 декабря 1997 г., оставленным без изменения судом кассационной инстанции, был удовлетворен иск администрации Вахитовского района г. Казани и комитета по управлению коммунальным имуществом администрации г. Казани к гражданке И. о выселении и передаче ей в собственность другого жилого помещения в связи с отводом земельного участка для строительства здания Национального банка Республики Татарстан.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ И. оспорила конституционность ст. 239 ГК РФ об отчуждении недвижимого имущества в связи с изъятием участка, на котором оно находится, как допускающей изъятие земельного участка и прекращение права собственности на находящееся на нем недвижимое имущество (квартиру) без предварительного решения об изъятии земельного участка, прямо указывающего и раскрывающего существо и обоснование государственных или муниципальных нужд, и без предварительного выявления мнения собственника недвижимого имущества о характере, условиях и размере равноценной компенсации; ст. 49.3 ЖК РСФСР (утратил силу с 1 марта 2005 г.) об обеспечении жилыми помещениями граждан – собственников квартир в полностью или частично приватизированном доме в связи со сносом дома, как допускающей предоставление собственнику квартиры в доме, подлежащем сносу, другой квартиры без его согласия и предварительного выявления его мнения относительно характеристик такой квартиры или какой-либо иной компенсации; ст. 2 и 83 Федерального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", наделяющих Центральный банк РФ и его территориальное управление статусом государственного банка, позволяющим относить к государственным нуждам любое использование им земельного участка, изымаемого у других лиц. По мнению заявительницы, указанные положения нарушают ее права, гарантированные ст. 8, 11, 18, 19, 35 и 75 Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ, изучив представленные гражданкой И. материалы, не нашел оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению. В соответствии со ст. 239 ГК РФ в случаях, когда изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли невозможно без прекращения права собственности на здания, сооружения или другое недвижимое имущество, находящиеся на данном участке, э го имущество может быть изъято у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов в порядке, предусмотренном соответственно ст. 279–282 и 284–286 ГК РФ; требование об изъятии недвижимого имущества не подлежит удовлетворению, если государственный орган или орган местного самоуправления, обратившийся с этим требованием в суд, не докажет, что использование земельного участка в целях, для которых он изымается, невозможно без прекращения права собственности на данное недвижимое имущество.

Указанные положения ГК РФ, конкретизирующие ст. 35 (ч. 3) Конституции РФ о недопустимости принудительного отчуждения имущества для государственных нужд без предварительного и равноценного возмещения, предусматривают возможность изъятия у собственника недвижимого имущества в случае изъятия земельного участка, на котором оно находится, в качестве одного из оснований прекращения права собственности и не предполагают произвольное изъятие земельного участка, а требуют исследования фактических обстоятельств, доказывания обоснованности и необходимости такого изъятия и потому сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие какие-либо права граждан.

Не нарушает конституционные права граждан и ст. 49.3 ЖК РСФСР, поскольку, устанавливая соответствующее возмещение (компенсацию) собственникам, освобождающим жилые помещения в связи со сносом дома, она также была направлена на реализацию ст. 35 (ч. 3) Конституции РФ и защиту прав переселяемых лиц.

Что касается ст. 2 и 83 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", предусматривающих, что уставный капитал и иное имущество Банка России являются федеральной собственностью, а национальные банки республик в составе Российской Федерации – территориальными учреждениями Банка России, то они лишь регламентируют правовое положение Центрального банка РФ и не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы.

Как следует из содержания жалобы, заявительница фактически ставит вопрос о проверке соблюдения в ее деле предусмотренного ст. 279– 282 ГК РФ порядка выкупа спорного земельного участка и правильности определения равноценности предоставляемого жилого помещения взамен изымаемого. Между тем разрешение данного вопроса в полномочия Конституционного Суда РФ, как они определены в ст. 125 Конституции РФ и ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не входит.

Исходя из изложенного, Конституционный Суд РФ отказал гражданке И. в принятии к рассмотрению жалобы как не отвечающей требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"[1].

  • [1] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2006 № 575-0 "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Исмагиловой Луизы Фасаховны на нарушение ее конституционных прав статьей 239 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 49.3 Жилищного кодекса РСФСР, статьями 2 и 83 Федерального закона “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)”".
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >