Античная философия в контексте культуры древних Греции и Рима

Античная философия и религия древних Греции и Рима.

Ключевую роль в становлении и самоопределении античной философии сыграло ее размежевание с традиционными формами мифо-религиозного сознания. В первые века ее истории важнейшим был так называемый гомеровский вопрос: попытка оправдать или отвергнуть эпических богов и героев-предков в контексте новой полисной морали, противоречащей эпическому индивидуализму. В результате мы находим у целого ряда мыслителей — от Ксенофана до Аристотеля и стоиков — критику олимпийской религии и формирование первых "философских теологий". В ряде случаев греческие мыслители сами стимулировали различные религиозные новации (упомянем, например, близость пифагореизма и взглядов Эмпедокла мистическому учению орфизма), в других случаях, наоборот, предпочитали дистанцироваться от религиозных вопросов (хотя и в разной степени, от агностицизма Протагора до теологии "пассивных" богов Эпикура). Встречаются и крайние точки зрения: например, мнения, что боги — это некогда жившие люди (так полагали философы Продик и Эвгемер), что богов выдумали древние ради того, чтобы создать высший авторитет, страх перед которым обуздал бы человеческое своеволие (традиционно этот взгляд приписывают софисту Критию), и даже радикальный атеизм (Диагор Мелосский). Взлет подобного религиозного свободомыслия приходится на 2-ю половину V — начало IV в. до н.э., после чего в античной философии возникают более примирительные тенденции, выражающиеся в стремлении рационализировать представление о высшей силе и разумно осмыслить ее природу. Так, у Платона мы находим осознанную и продуманную попытку рационального отношения к богам и создания новой мифологии, основанной на рационализованных представлениях о "золотом веке" и о бессмертии души.

Таким образом, философское и мифо-религиозное начала находились в сложном диалектическом взаимодействии, оказывая постоянное влияние друг на друга. При этом, поскольку боги чаще всего понимались как определенные стороны разумно организовинного универсума, а Космос мыслился как целесообразное и живое существо, в Античности не было почвы для резкого антиклерикализма и атеизма, который мы обнаруживаем в эпоху Нового времени и в современности.

В Римский период, когда мифология рационализировалась в духе эвгемеризма (учение о том, что боги — это некогда жившие цари), также не произошло решительного противопоставления философского сознания и религиозных установок почитающих императора народных масс. Эвгемеризм, поскольку он не предлагал отказаться от совершения религиозных ритуалов, оказался созвучен римской идеологии, а философский "монотеизм" в духе стоиков или платоников позволял сохранять восприятие универсума как цельного и прекрасного единства.

Наконец, на закате античного мира философия и религия тесно переплелись в учении неоплатоников, образовав один из самых впечатляющих и поучительных синтезов в истории европейского сознания. Все эти темы будут подробно освещены в соответствующих главах нашего учебника.

Античная философия и искусство древних Греции и Рима.

Прежде всего следует отметить, что философские произведения являются неотъемлемой частью античной словесности в широком смысле. В первые века ее истории они были вписаны в тогдашние литературные жанры: эпическую поэзию (поэмы Парменида и Эмпедокла), сборники оракульной мудрости (сочинение Гераклита), речи (тексты софистов), театральную драматургию (диалоги Платона). Первыми специфически философскими трактатами из дошедших до нас можно назвать только сочинения, созданные Аристотелем и его учениками. Но и после Аристотеля греческая и римская философия развивались в основном в рамках античной литературной традиции.

Однако сам "художественный" подход к изображению реальности вызывал у философов определенные претензии. Мы уже упоминали "Гомеровский вопрос", связанный с развитием полисного гражданского сознания, с которым становилось все труднее увязать индивидуализм эпических героев. Критика эпических поэтов вменялась в вину Сократу. Наконец, у Платона мы видим развитую критику миметической (подражательной) природы искусства вообще. Эта критика тотальна: она касается не только эпической поэзии, но всех видов художественного творчества — и словесности, и изобразительных искусств. Ее суть заключается в том, что поэт или живописец как бы "удваивают" реальность, при этом внося в изображения не истину и нравственный закон, а собственные, чаще всего невежественные и суеверные, представления о действительности. Подражание, или мимесис, само по себе не зло, говорит Платой, но способ его применения в искусстве той эпохи однозначно чужд философу.

Впрочем, уже ученик Платона Аристотель создает в своей "Поэтике" первую философию искусства, где дает объяснение природе художественного наслаждения и описывает приемы художественного творчества. Позже ученики Аристотеля будут составлять "каталоги" поэтов, драматургов, художников. В эпоху эллинизма противопоставление художественного творчества и философского рассуждения потеряет актуальность еще и по той причине, что в ряде школ (в частности, у киников и стоиков) будут создаваться особые художественные формы для проповеднической литературы (например, сатир и диатриб).

С другой стороны, сама личность философа становится одним из предметов изображения в античном искусстве. Иногда это изображение критическое, сатирическое (так выведен Сократ в комедии Аристофана "Облака"). Но чаще всего изображение мыслителя, словесное или художественное, приобретает наставительный характер. Так, портреты античных философов отражают не только их индивидуальный облик, но и воссоздают социально значимые типы, зафиксированные по всем правилам античной физиогномики.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >