Учение о душе как форме тела. Теория душевных способностей.

Аристотелю принадлежит учение о душе, которое окажет очень серьезное воздействие на средневековую и новоевропейскую философскую психологию.

Так как все сущности "в первичном смысле" изменчивы, а дви-ение/изменение является переходом возможного в действительное, то Аристотель вводит понятие энтелехии — своего рода силы, которая и совершает эту реализацию действительного. Душу он определяет как "первую энтелехию" тела, способного к жизни. Такое определение души демонстрирует, что Аристотель отказывается от пифагорейского тезиса о теле как темнице. Человек в его понимании — целостное существо, а не сочетание смертного тела-вместилища и бессмертного "странника", оказавшегося в нем взаперти. Подобный подход вынуждает Аристотеля отказаться от веры в бессмертие индивидуальной души, которая понимается им как форма и действительность единой неделимой сущности - живого существа. Вместе с гибелью тела перестает существовать и душа — впрочем, за исключением, как мы увидим вскоре, некоторого "сверхиндивидуального" начала.

Аристотель рассматривает душу также исходя из се внутренней морфологии, т.е. "внутреннего устройства". По его мнению, существует три вида душ — растительная, животная и разумная. Они отвечают за разные способности живых существ: питание, рост, движение, размножение, и наконец, разумение. В растениях присутствует только растительная душа, в животных — растительная и животная, и лишь в человеке все три. Аффективная и рациональная стороны человеческой души особо рассматриваются Аристотелем в его этических сочинениях, о которых будет сказано ниже.

С психологией как учением о душе у Аристотеля оказывается связана и тема познания. Познание осуществляется благодаря оформлению чувственных восприятий в представленияу которые, в свою очередь, рассматриваются разумом с точки зрения их истинности или ложности. Человек способен к обобщению данных, полученных через органы ощущений, благодаря так называемому "общему ощущаемому": движению, покою, числу, фигуре, величине. Эти качества воспринимаются не каким-то отдельным чувством, но всеми ими. Возникшее представление становится как бы формой для материи ощущаемого.

Внутри разумной души Аристотель выделяет два аспекта. Первый — это "претерпевающий" ум, выступающий как бы чистой восковой табличкой для фиксации опыта. Он напрямую связан с нашей индивидуальностью и памятью о себе. Другой аспект — ум действующий: тот, что и выносит суждения. В отличие от претерпевающего, этот ум "не делит время", т.е. он универсален и сверхиндивидуален. По предположению перипатетиков поздней Античности, он имеет божественную природу, а потому вечей. Мы не можем "помнить" его, так как он вне времени, но в вечности, но только благодаря ему возможно познание.

Аристотелевское представление о целостности человеческого существа будет подхвачено в христианской антропологии, для которой дух, душа и тело станут разными сторонами или аспектами одной сотворенной Богом сущности. Именно требование "целостности" человека станет в дальнейшем одним из оснований для учения о восстановлении во плоти всех живущих перед Страшным судом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >