Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow История античной философии

Теологическая интерпретация текстов Платона. Философия и теология в неоплатонизме.

Плотин не писал систематических сочинений, соглашаясь, по словам Порфирия, с тезисом Платона о том, что речь записанная только отвлекает нас от истинного философского опыта. Тем не менее мы можем достаточно полно реконструировать его учение по имеющимся текстам.

Первое, на чем следует остановить внимание, говоря о философии Плотина, является теологизация платоновского наследия. Сочинения Платона воспринимаются как откровение, содержащее высшую истину, а сам боговдохновенный Платон именуется "Божественным". Плотин, правда, не говорит о каких-либо особых практиках герменевтики (толкования) платоновских текстов, как это будут делать Ямвлих и Прокл, поскольку для него критерием истинности учения Платона является собственный философский и духовный опыт. Происходит известное в истории философии явление — замыкание герменевтического круга: Плотин полагает, что его духовный, "экспериментальный" опыт стимулирован платоновским наследием и на нем основан, однако сам же через этот опыт (и, вероятно, через интерпретации академической доктрины, усвоенные им от Аммония) толкует платоновские тексты.

В конечном итоге все тексты Платона трактуются Плотином как свидетельство о Первоначалеу его творческой деятельности и Промысле в отношении Космоса и человеческих душ, а также как "рецепты" духовного восхождения. Это понимание принесло неожиданные результаты. Так, до Плотина диалог "Парменид" понимался преимущественно как логико-дидактическое упражнение в рассуждении об идеях. Однако Плотин делает это произведение центральным текстом платонической традиции (и такая тенденция оценивать "Парменид" существует до настоящего момента), трактуя "гипотезы" данного диалога не как предположения, а как диалектическое и теологическое повествование об иерархической последовательности "ипостасей" сущего.

Хотя Единое (Первоначало) у Плотина не персонифицируется, как это мы видим в христианстве, само отношение к нему и повествование о нем имеют ярко выраженный теологический характер. Эта тенденция еще более усилится начиная с Сирийской школы неоплатонизма (а возможно, уже с Порфирия), когда с платоновским учением будет совмещена вся античная теология — как нормативная (олимпийская религия), так и эзотерическая или тайная, "маргинальная" (от орфизма до "Халдейских оракулов").

Таким образом, начиная с Плотина, философия оказывается неразрывным образом связана с теологией, что еще более сближает неоплатонизм со средневековым типом христианского дискурса.

Учение о Едином. Концепция эманации.

Плотин окончательно реализует среднеплатоническое стремление связать платоновскую "идею Блага" из "Государства" и "Филеба" с понятием Одного/ Единого из "Парменида" и того же "Филеба", утверждая, что Единое-Благо и есть первоначало сущего. Поскольку указанные тексты Платона о Едином и Благе можно прочитать в апофатическом ключе, Плотин считает это аргументом в пользу учения о трансцендентности Начала по отношению ко всем аспектам сущего, которые мы можем воспринять и помыслить. Единое в философской логике Плотина — безусловное условие любого мыслительного акта, и именно но причине его безусловности оно не может быть определено прямо, через наличие каких-либо мыслимых атрибутов. Невозможность обнаружить атрибуты (или предикаты) Единого, строго говоря, должна привести нас к выводу, что Первоначало невозможно описать даже через категории бытия и небытия.

Превосходя все, Единое не состоит из частей, не имеет необходимости мыслить что-либо и даже знать самое себя; оно выше и времени, и вечности, и не обусловлено ничем, даже самим собой. Едва ли возможно определить Единое и как сущность или ипостась (хотя, поскольку мы вынуждены говорить о нем, нам приходится присваивать ему имена). Превышая все и не завися ни от чего, Единое присутствует повсюду. В онтологическом плане это присутствие обеспечивает существование всего, в гносеологическом и сотериологическом — является условием возможности экстазиса, о котором мы писали выше.

Единое вечно действует, и эта его деятельность является постоянным созиданием Космоса. Для обозначения данного процесса Плотин употребляет греческие понятия, которые в литературе, посвященной неоплатонизму, обычно передают латинским термином эманация ("истечение"). Нередко это понятие интерпретируют как указание на некую физическую или логическую необходимость, которая характеризует творческую энергию Начала. Однако типичное для Плотина сравнение Единого с Солнцем, а всего сущего — с лучами, исходящими от него, или Единого с источником, а сущего — с изливающейся из него водой, являются не более чем наиболее уместными в контексте того времени метафорами, истоки которых к тому же лежат в авторитетных текстах ("Государство" Платона и, возможно, "Халдейские оракулы"). Не следует понимать созидательную деятельность Первоначал механически. Наоборот, порой Плотин приближается к креационистским трактовкам возникновения сущего, хотя и не последовательно. Все происходит из Единого, но поскольку у него нет "существа", создание является актом трансцендирования — появления самостоятельных и самобытных уровней бытия. Поэтому, с одной стороны, все созидается (рождается) Единым, с другой — все исходит, самостоятельно "отклоняется" от него, проявляя таким образом свою ипостасность (в данном случае — самобытность и самостоятельность).

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы