Каковы последствия отсутствия в документе какого-либо из реквизитов векселя?

Такой документ не является векселем.

"...Перечень обязательных реквизитов для переводного векселя установлен в ст. 1 Положения о переводном и простом векселе, а для простого векселя – в ст. 75 Положения. – В силу ч. 2 ст. 144 Кодекса и ст. 2 и 76 Положения документ, в котором отсутствует какое- либо из обозначений, указанных в упомянутых статьях Положения, не имеет силы векселя, за исключением случаев, прямо названных во втором, третьем и четвертом абзацах ст. 2 и 76 Положения" (п. 3 постановления № 33/14).

ФАС ДО, ФАС ПО, ФАС СЗО и ФАС СКО отказались признать векселями документы, не содержавшие указания даты своего составления.

ФАС СКО также отказался признать векселем документ с исправленной датой составления.

ФАС МО почему-то не признал простыми (!) векселями документы, не содержавшие... предложения уплатить определенную сумму.

Вот как это было: "...в соответствии с п. 2 ст. 1, 75 Положения вексель должен содержать простое и ничем не обусловленное предложение уплатить определенную сумму.... – Из содержания спорных векселей, приобщенных к материалам дела, не следует формальное соответствие их содержания указанным обязательным требованиям закона. Спорные векселя не содержат прямо выраженное безусловное предложение уплатить определенную сумму. Векселя содержат последовательные сроки платежа. – В этой связи спорные векселя не имеют силы в связи с дефектом формы". Безусловно, ст. 75 Положения о векселях ни словом не упоминает о предложении уплатить, как реквизите простого векселя; ну а о том, что спор шел именно о простых векселях, сказано в самом начале постановления. Какая связь между простыми векселями и предложением уплатить – нам, признаться, непонятно.

Ряд окружных судов признали не имеющими силы простого векселя документы, не содержавшие указания имени своею первого приобретателя (см. ссылки на судебные акты в вопросе 20).

ФАС СКО "отличился", признав недействительным простой вексель, не содержавший наименования векселедателя – элемента, не являющегося реквизитом ни для переводного (ст. 1), ни для простого (ст. 75) векселя. Ознакомление с текстом этого акта показывает, однако, что дело обстояло чуть запутаннее, а именно – в спорном векселе содержались противоречивые данные о личности векселедателя: так, вексель, выполненный на бланке ИК "Э.", был скреплен печатью ЗАО "Э.". Подпись же, судя по всему, особой расшифровки – указания, от чьего имени она поставлена, – не имела; на этом основании суд вообще пригрозил недействительностью векселя по причине отсутствия в нем ... подписи векселедателя! В подобном нагромождении "аргументов" нет, конечно, никакой надобности: достаточно вспомнить, что законодательство вовсе не придает никакого значения тому, на чьем бланке выполнен вексель. Все сразу становится на свои места: наименование в бланке читать не следует, а печать, поставленную при подписи, и следует рассматривать как расшифровку этой самой подписи – расшифровку, указывающую, что поставившее подпись физическое лицо сделало это не от собственного имени, а от имени названного в печати юридического лица.

Важное значение расшифровке подписи придает ФАС ВСО: "Подпись – это не только автограф, но и расшифровка. При этом под термином "подпись" понимается не только собственно подпись как автограф, но и наименование векселедателя (расшифровка подписи), а в случае необходимости – указание на основание полномочий составителя (например, обозначение данных о доверенности при выдаче векселя представителем или данных о должности уполномоченного лица и его полномочиях при выдаче векселя юридическим лицом). Эти элементы подписи необходимы для выяснения при возможном дальнейшем споре вопроса о векселеспособности обязанного по векселю лица" .

Также ФАС СКО пришлось анализировать документ, при составлении которого были допущены "...нарушения, выразившиеся в несоответствии суммы векселя, указанной цифрами (100 000 тысяч рублей), сумме прописью, подлежащей оплате (100 тысяч рублей), указании даты составления векселя в несоответствующей графе, отсутствии в векселе подписи главного бухгалтера"; нижестоящий суд признал также дефектом формы векселя "...и подписание его лицом, не имеющим полномочий". Справедливо отвергнув последний вывод и указав (правда, без ссылки на подлежащую в этом случае применению ст. 7 Положения), что "...подписание простого векселя лицом, не имеющим полномочий, само по себе не лишает простой вексель вексельной силы в отношении подписавшего вексель физического лица" ФАС СКО тем не менее признал перечисленные выше недостатки оформления дефектами формы документа, лишающими его вексельной силы. Такое решение слишком очевидно неправильно, чтобы быть предметом особо подробного комментария: (1) так, последствия разногласий между обозначениями вексельной суммы цифрами и прописью прямо определены ч. 1 ст. 6 Положения о векселях; (2) указания латы составления векселя в какой-то особой графе типографского клише, в которое вписывается вексельный текст, равно как и (3) подписи главного бухгалтера организации-векселедателя законодательством вообще не требуются.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >