Подлежат ли взысканию проценты, обусловленные в документе, который не может быть признан векселем в силу дефекта формы?

Нет, не подлежат, причем "в силу того – по разъяснению Президиума ВАС РФ – что между сторонами вексельные отношения отсутствуют".

И это разъяснение, мягко говоря, сомнительно. Да, отношения вексельные здесь действительно отсутствуют – таково, можно сказать, "условие задачи". Но разве по иным отношениям – не являющимся вексельными – нельзя взыскать процентов? Разве наличие именно вексельных отношений является единственным необходимым условием для их возможного взыскания? Конечно же, нет! Дело не в вексельных отношениях, а в заемных, если таковые присутствуют (по крайней мере – между непосредственными участниками долгового документа), то никаких причин для того, чтобы отказаться признать за ними юридическое значение, нет и не может быть. Если мы принципиально признаем возможность сохранения общегражданской силы за документом, который не может быть признан векселем, то почему бы можно было отказаться от признания такой силы за одним из условий такого документа – условием о начислении процентов на сумму удостоверенного им общегражданского долга? Думается, что таких причин нет.

Подлежат ли взысканию проценты на сумму векселя с твердым сроком платежа, обусловленные в особом соглашении – двустороннем акте векселедержателя и вексельного должника?

Нет, тоже не подлежат, на этот раз (по разъяснению Президиума ВАС РФ) потому, что "...исковые требования предъявлены но оплате задолженности по простому векселю и взаимоотношения сторон регулируются вексельным законодательством. В соответствии с п. 5, 77 Положения о переводном и простом векселе проценты за период обращения векселя по ставке 0,5 процента в день считаются ненаписанными, так как в векселе... конкретно указан срок платежа".

Совершенно верно – в векселе (с твердым сроком платежа) проценты действительно считаются ненаписанными. Но – как следует из описанных в постановлении обстоятельств дела – истец основывал это свое требование вовсе и не на векселе, а на некоем "двустороннем акте", т.е. общегражданском соглашении об уплате процентов на сумму векселя, заключенном им с прямым должником (векселедателем). Если даже согласиться с заведомо неправильным положением, согласно которому нормы гражданского законодательства к вексельным отношениям вообще не применяются (см. вводный комментарий), то уж наоборот – так, чтобы общегражданские соглашения поражались недействительностью потому, что о них не идет речи в вексельном законодательстве (или потому, что они не соответствуют его нормам), – дело обстоять и подавно не может! А Президиум поступил именно так: оценил общегражданское соглашение с точки зрения его соответствия ст. 5 Положения о векселях, т.е. с позиции вексельного законодательства! С какой, спрашивается, стати? Разве кто-то претендовал на признание за этим соглашением вексельной силы? Практика эта, впрочем, продолжения не нашла, что не может не радовать.

Значительно дальше, причем в прямо противоположном направлении ушел ФАС ВВО, взыскавший проценты по нормам вексельного законодательства на сумму ... несостоявшегося (ничтожного) векселя.

Вот как описано существо дела в постановлении: "...при заключении соглашения стороны намеревались произвести замену долга вексельным обязательством. Однако новация не состоялась ввиду выдачи ответчиком дефектного по форме векселя. – При разрешении спора о взыскании процентов необходимо руководствоваться условиями заключенного сторонами соглашения. – Поскольку буквальное значение содержащихся в дополнительном соглашении слов и выражений не позволяет определить условия и сроки начисления процентов, суд в соответствии с ч. 2 ст. 431 ГК РФ должен исходить из действительной воли сторон и целей заключенного договора. – Как видно из смысла соглашения, воля сторон была направлена на новацию долга в вексельное обязательство. Поэтому предусмотренные договором [!] проценты на сумму долга подлежат начислению по правилам вексельного законодательства".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >