Возможна ли передача прав на ордерный вексель и из него посредством не индоссамента, а иным способом, например посредством общегражданских сделок – купли-продажи, мены, дарения, уступки (цессии) и т.д.?

Да, такая возможность законодательством не исключена.

Косвенное указание об этом содержится, например, в п. 8 постановления № 33/14, последний абзац которого говорит следующее: "...совершенная на векселе или на добавочном листе векселя, не имеющего ограничений на его передачу по индоссаменту, запись о передаче прав другому лицу должна рассматриваться как индоссамент, если только из ее содержания определенно не вытекает намерение передающей стороны передать права в общегражданском порядке (в порядке уступки права требования)". Помимо закрепления "презумпции индоссамента", данное разъяснение исходит из предположения о возможности учинения на всяком векселе надписи о передаче прав из него в общегражданском порядке – лишь бы из ее содержания и (или) оформления определенно следовало намерение ее сторон к совершению обыкновенной цессии.

Прямое разъяснение именно такого содержания дает ФАС ЗСО: "...вексельное законодательство указывает лишь на возможность передачи прав по векселю путем совершения индоссамента как упрощенный способ передачи, облегчающий оборот векселей в хозяйственном обороте, не называя его в качестве обязательного условия. Следовательно, передача прав по векселю может осуществляться и иным не запрещенным законом способом", в том числе и таким, какой имел место в рассматривавшемся деле, где "...факт передачи векселей ОАО “3.” подтвержден надлежащим образом – актом приема-передачи векселей от 20.02.2002".

Вообще арбитражная практика свидетельствует о вполне благожелательном отношении к таким сделкам передачи векселей, которые вообще не получают никакого вексельного оформления (не отражаются в векселе). Так, напри мер, в постановлении Президиума ВАС РФ вполне благожелательно рассказывается о том, как "...АООТ “А.” ... расплатилось векселями с фирмой “П.”, а последняя передала пять из семи векселей ... по акту от 11.10.95 отделу образования, от которого эти векселя приняло АООТ “А.” в счет оплаты за электроэнергию. – Названные операции индоссаментами не оформлялись и не преследовали цели передачи прав по векселям как по ценным бумагам в порядке, установленном вексельным законодательством. – Передачей векселей предприятия Алтайского края производили взаиморасчеты за товары и услуги в связи с отсутствием денежных средств. Во взаимоотношениях предприятий вексель выступал в качестве долговой расписки, удостоверяющей право лица, передавшего товар или оказавшего услугу, на получение их стоимости от контрагента". То есть в описанном случае происходила чисто фактическая передача простых векселей из владения одного лица во владение другого, оформленная актом приема-передачи, но не сопровождавшаяся совершением индоссамента, подобная тому, какая имеет место при передаче всяких вообще движимых вещей. Немногим отличается от описанного случай, когда все "оформление" передачи векселей ограничивается заключением договора уступки (цессии) удостоверенных ими требований. Словом, "...ссылка ответчика на отсутствие индоссамента в его пользу на векселях, переданных в счет встречного исполнения, не может быть принята во внимание, так как он не лишен возможности реализовать свои права векселедержателя в порядке, установленном гражданским законодательством".

Нельзя, конечно, не согласиться с вышеприведенными выводами о том, что такая передаче не противоречит ни гражданскому, ни вексельному законодательству и что обладатель векселей "не лишен" возможности реализовать свои права на них, но ... только и исключительно в общегражданском порядке. Результатом общегражданской передачи векселя следует считать переход из рук в руки не векселей (ордерных ценных бумаг – формальных публично-достоверных документов), а в лучшем случае долговых расписок. Вексельных прав требования в руках лиц, формально не легитимированных самими документами, сделки по их общегражданской приеме-передаче ни перенести, ни прекратить, ни создать не могут.

Конкретным примером, иллюстрирующим сказанное, может служить дело, разрешенное постановлением ФАС ВВО. Истец по этому делу основывал свои требования на фактически находящихся у него простых векселях, которые хотя и не содержали индоссамента в его пользу, но которые он тем не менее считал своими в силу получения их по актам приема-передачи. Суд не согласился с таким соображением, указав, что "...в соответствии со ст. 11 и 14 Положения о переводном и простом векселе, а также ст. 146 ГК РФ вексель и права по нему могут быть переданы посредством индоссамента. Лишь при наличии непрерывного ряда индоссаментов лицо, у которого находится вексель, может рассматриваться в качестве законного векселедержателя (ст. 16 Положения).... – Векселя... не могут быть предъявлены истцом к платежу ввиду отсутствия в них индоссамента ответчика.... – Вывод о равнозначности акта приема-передачи векселей добавочному листу не основан на нормах действующего законодательства. Присоединение к векселю предусмотренного ст. 13 Положения о переводном и простом векселе добавочного листа (аллонжа) необходимо для учинения индоссаментов при отсутствии места на векселе. На спорных векселях не было совершено ни одной передаточной надписи и заполнения добавочного листа не требовалось. – Кроме того, акт приема-передачи является вневексельным документом, а потому не может переносить права по векселю". Итак, общегражданская передача владения векселем как вещью, хотя бы и надлежащим с точки зрения гражданского законодательства образом оформленная, сама по себе, т.е. без индоссамента, прав ни на вексель, ни из векселя перенести не может.

Несколько иная – более точная – позиция была занята ФАС ДО. Согласившись с тем, что "...передача векселя по индоссаменту – неотъемлемый признак всякого векселя как простого, так и переводного", суд вместе с тем заметил, что "...это ... вовсе не означает, что факт перехода права собственности на вексель может подтверждаться только индоссаментом. В соответствии со ст. 143 ГК РФ вексель является ценной бумагой, а ценные бумаги могут быть, в свою очередь, объектами нрава собственности, ибо они входят в понятие “имущество” (ст. 128,209 ГК РФ). – Способами приобретения права собственности на имущество (в том числе на ценные бумаги и в частности на векселя) является переход имущества на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества (п. 2 ст. 218 ГК РФ). – Материалами дела подтверждается, что истец получил спорные векселя от ответчика в счет погашения последним задолженности... по соглашению ... Об этом факте свидетельствует отметка в акте приема-передачи векселей ... Суд дал надлежащую оценку этим документам и сделал правильный вывод о том, что данную передачу векселей следует считать исполнением обязательств ... по соглашению... о погашении ответчиком задолженности...".

Не признал цессионария законным векселедержателем и ФАС УО. Дело было так: "...между предпринимателем К. и предпринимателем Г. был заключен договор мены векселей, согласно которому предпринимателю Г. передан с уступкой права его предъявления простой вексель Mb 2571439, выданный ОАО У., на сумму 500 000 руб., дата составления – 12 мая 1998 года, срок предъявления – 5 лет от даты составления. Составлен акт Mb 1 приема-передачи простых векселей к договору мены от 06.02.03.... – Правильным является и вывод суда о том, что истец – предприниматель Г., не является законным векселедержателем спорного векселя, так как его право не основано на непрерывном ряде индоссаментов, как того требует ст. 16 Положения о переводном и простом векселе".

Таким образом, вопрос об индоссаменте – это вопрос лишь о формальной легитимации по векселю как ордерной бумаге; вопросы же о материальных субъективных правах на вексель как на вещь и из векселя как документа решаются на основании общих норм ГК РФ о динамике права собственности, т.е. безотносительно к индоссаменту (его содержанию и даже наличию). Тот, кто легитимирован индоссаментом, пользуется правами законного векселедержателя (см. ст. 16 и 17 Положения о векселях и комментарий к ним). Да, по условиям хозяйственной жизни он, скорее всего, также собственник векселя и обладатель прав из такового. "Скорее всего", но не "неизбежно". Во всяком случае, отсутствие индоссамента, гласящего на известное лицо, не мешает последнему доказывать приобретение им (передачу ему) права собственности на вексель и прав, удостоверенных векселем, в общегражданском порядке.

Другое дело, что такой – не легитимированный с помощью индоссамента – обладатель векселя не сможет воспользоваться всеми выгодами вексельного законодательства (в том числе ст. 16 и 17 Положения о векселях); его право на вексель, равно как и права из векселя, будут правами общегражданскими – правами, реализация которых может быть в любой момент парализована как материальными, так и процессуальными возражениями, обременяющими эти права, в том числе теми, которые возникли в лице любого из предшественников управомоченного лица; в случае же приобретения поддельного (подложного) векселя он не сможет воспользоваться правом, предоставляемым ему ч. 1 ст. 147 ГК РФ.

Напротив, тот, кто остается легитимирован непрерывным рядом индоссаментов, вправе осуществить свои права как из векселя (получить платеж), так и на вексель (индоссировать вексель далее). Тот факт, что это лицо совершило в отношении векселя какую-то общегражданскую сделку и, возможно, даже оформило его общегражданскую передачу, этого обстоятельства не отменяет: для вексельных плательщиков и должников, а также в глазах третьих лиц он все равно остается законным векселедержателем со всеми правами и преференциями, предоставленными ему ст. 16 и 17 Положения.

Довольно распространенной является передача векселей в рамках мирового соглашения.

В одном из дел векселедатель отказался оплатить вексель векселедержателю, который основывал свое право на вексель мировым соглашением, по которому ему был передан спорный вексель. Обоснование отказа в платеже заключалось в том, что предъявитель векселя не был легитимирован непрерывным рядом индоссаментов. ФАС ЗСО не поддержал ответчика, указав, что "отсутствие на векселе отметки в форме индоссамента о переходе прав само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении требования векселедержателя по векселю при условии, что им будут представлены доказательства того, что вексель перешел к нему на законных основаниях".

В целом положительно к возможности передачи векселя по мировому соглашению отнесся и Президиум ВАС РФ.

В связи с этим не может не возникнуть вопроса о смысле общегражданской – не сопровожденной совершением индоссамента – передачи векселя. Одно дело, когда подобный описанному – т.е. общегражданский, не являющийся вексельным – переход прав на вексель и из векселя происходит помимо воли участвующих в нем лиц, когда он является вынужденным (см. следующий вопрос, а также комментарий практики применения ст. 20), и совсем другое, когда у приобретателя документа есть выбор, воспользоваться ли для оформления своего статуса специальными вексельными средствами или же пренебречь ими и прибегнуть к общегражданским институтам и конструкциям. Очевидно, что коль скоро последними можно пользоваться всегда} в том числе и тогда, когда о векселе речи нет, то при наличии векселя лучше бы пользоваться средствами специальными. Мы не утверждаем, что в общегражданской передаче владения векселями нет и не может быть никакой надобности (так, например, права, удостоверенные послесрочным векселем (ст. 20 Положения), просто не могут быть переданы никак иначе, кроме как в форме и с последствиями обыкновенной цессии) – но то, что обстоятельства, объясняющие эту надобность, всякий раз нуждаются в особом установлении и что общегражданская передача векселей не может быть общим правилом – это совершенно точно. Об одной такой группе обстоятельств см. следующий вопрос.

От передачи векселей в юридическом смысле этого слова – т.е. от действий по передаче прав на вексель и из векселя – необходимо отличать передачу векселей в смысле техническом – передачу одного только фактического владения векселями, вручение таковых, безотносительно к намерению перенести право собственности на вексель как ценную бумагу. Такая – имеющая целью исполнение гражданско-правовых обязанностей (например, из договора купли-продажи векселей или договора, предполагающего расчет векселями), а также техническая (имеющая место, например, в отношениях между заказчиком услуг и консультантом, принципалом и агентом, поклажедателем и хранителем и т.п.) – передача индоссаментом не оформляется. Средством ее оформления может быть общегражданский документ вроде акта приема-передачи (передаточного акта), т.е. документ, удостоверяющий тот факт, что одно из подписавших его лиц передало другому, а это последнее получило от первого определенное число векселей известного типа (рода) или же конкретные векселя. Именно это, как нам представляется, имел в виду ФАС МО, когда написал на первый взгляд не совсем понятное рассуждение: "...ссылка заявителя ... на то, что ст. 815 ГК РФ предусмотрена особая форма договора купли- продажи векселя – индоссамент, не может быть принята во внимание, поскольку данная норма регулирует отношения по договору займа, а не купли-продажи.Вексель ... передан продавцом (истцом по основному иску) покупателю по акту приема-передачи... его цена покупателем не уплачена, в связи с чем суд правомерно удовлетворил иск о взыскании задолженности и процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ".

ФАС СКО увидел еще более интересное сочетание договора купли-продажи векселя и передачи векселя по индоссаменту. В одном из дел этим окружным судом было признано, что в случае если унитарное предприятие совершило индоссамент, по которому оно может понести ответственность в размерах, значительно превышающих размер уставного капитала предприятия, то недействительным в соответствии с положениями Федерального закона "Об унитарных предприятиях" является именно индоссамент, но не договор купли-продажи векселя, во исполнение которого индоссамент был совершен.

Такой подход представляется в целом верным и учитывающим разъединение обязательственного эффекта договора купли-продажи (возникновение обязательства передать имущество другому лицу и обязательства оплатить это имущество) и собственно распоряжения – т.е. таких действий, с которыми закон связывает переход права на продаваемое имущество от продавца к покупателю. В случае продажи векселя таким действием является передача векселя, сопровождаемая учинением на векселе индоссамента. В приведенном примере суд признал недействительным индоссамент как сделку, в результате совершения которой предприятие может лишиться значительной части своих активов. При этом договор купли-продажи был оставлен судом в силе. По всей видимости, это будет означать, что унитарное предприятие все же сможет передать вексель покупателю, но снабдив его безоборотной оговоркой, исключающей его ответственность в случае неплатежа (см. вопрос 86). Несмотря на то что вексельное законодательство не требует наряду с совершением индоссамента составления еще и акта приема-передач и векселя, факт передачи владения векселем как вещью все равно должен быть каким-то образом зафиксирован, иначе возникнут затруднения с его доказыванием в случае возможного возникновения спора о факте такой передачи. Об этом явно "забыл", например, комиссионер в деле, которое было разрешено постановлением ФАС ВВО. свое утверждение о том, что векселя, полученные от комитента для реализации, он реализовать не смог, из-за чего и возвратил последнему, комиссионер ничем не подтвердил. "...Комиссионер во всех инстанциях арбитражного суда утверждает о том, что спорные ценные бумаги были возвращены им комитенту в установленный договором срок без оформления акта передачи. – Однако доказательства этого обстоятельства ответчик ... не представил ни суду первой, ни апелляционной, ни кассационной инстанций. Поэтому Арбитражный суд ... при принятии судебных актов обоснованно отклонил довод банка о выполнении договора в связи с его голословностью". Можно видеть, что суд не настаивал на представлении именно акта передачи – нет! – он предлагал представить хоть какое-нибудь доказательство, тем самым косвенно подтверждая принципиальную возможность совершения технической передачи векселей без ее особого документального оформления – лишь бы соответствующий факт мог бы быть доказан. В рассматриваемом деле обстоятельства сложились иначе потому, что комиссионер явно недооценил роль и значение пусть чисто технического, по оттого юридически не менее важного фактора – доказательств передачи векселей.

Надо отмстить, что некоторые суды полагают, что акты приема-передачи векселей служат доказательством законного нахождения векселей, на которых последний индоссамент является бланковым, во владении векселедержателя. Можно привести такую цитату из одного дела ФАС УО:

" Представленный в материалы дела вексель на оборотной стороне содержит бланковый индоссамент, совершенный ООО “Вип-интерьер”, в деле имеются доказательства наличия у истца правовых оснований для приобретения прав, основанных на векселе, – акты приема-передачи векселя от ООО “Вип-интерьер” к ЗАО “Аул”, от ЗАО “Аул” – предпринимателю Шаховой О. В. Таким образом, истцом приведены доказательства нахождения у него векселя на законных основаниях".

Прямо противоположный случай – случай переоценки роли и значения актов приема-передачи векселей – мы имеем в деле, разрешенном постановлением ФАС ВВО, – деле, в котором конкурсный управляющий, видимо, не найдя причин к тому, чтобы оспорить собственно сделку, во исполнение которой были переданы векселя, обратился с иском о признании недействительными ... актов их приема- передачи. Суд указал, что "...в соответствии с положениями гл. 9 ГК РФ недействительными могут признаваться сделки, как они определены в ст. 153,154 ... Кодекса, а не документы, оформляющие последствия или исполнение этих сделок. – Оспариваемые конкурсным управляющим акты приема-передачи векселей не являются сделками. В рассматриваемом случае векселя служат средством платежа по договору ... за поставленные истцу горюче-смазочные материалы и подтверждают лишь исполнение сделки в части оплаты продукции. – Правовых оснований для признания актов приема-передачи векселей недействительными не имеется". Возможно, в данном деле такой подход является оправданным – мы не знакомы с полными материалами дела и не можем поэтому судить об этом достоверно. Однако известно, что в соответствии с законодательством о банкротстве по правилам об оспаривании сделок, совершенных во вред кредиторам, могут быть также оспорены любые действия, направленные на исполнение публично-правовых обязанностей или гражданско-правовых обязательств.

Противоположная позиция, в соответствии с которой "...оформление вексельного права обыкновенной цессией (договором об уступке права требования)... допускается лишь в случаях наличия в векселе необходимых оговорок (слов “не приказу” или какого-либо равнозначного выражения), а во всех других случаях права по простому векселю могут быть переданы только [!] посредством индоссамента", встречается чрезвычайно редко и по существу не является правильной.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >