Следует ли предъявлять вексель к платежу всякому и каждому обязанному по нему лицу (включая индоссантов и авалистов)?

Нет, это совершенно излишне. Статья 38 Положения о векселях (с учетом того, что она применяется в равной степени как к переводному, так и к простому векселю) предусматривает необходимость предъявления векселя к платежу только плательщику, акцептанту либо (в простом векселе) векселедателю. Отказ в иске векселедержателя к индоссантам на том основании, что "...векселедержатель не предъявлял вексель к платежу указанным лицам и факт их отказа в платеже нотариально не удостоверен" неправомерен. Так, предъявление к платежу простого векселя и его протест в неплатеже совершаются только в отношении прямого должникавекселедателя (п. 10 Обзора № 18); "...по наступлении срока платеж по векселю может быть потребован только от прямого должника, но не от должника, обязанного в порядке регресса. Отказ регрессного должника (индоссанта, авалиста за индоссанта) от платежа не подлежит удостоверению протестом..." (п. 21 постановления № 33/14).

Возможно ли запретить предъявление векселя к платежу, например, в целях обеспечения иска об истребовании векселя или иска о взыскании по векселю?

Нет, невозможно.

По разъяснению, содержащемуся в п. 12 Обзора практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг, утвержденного Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 24.07.2003 № 72 "...арбитражный суд не вправе в качестве меры по обеспечению иска запретить держателю векселя предъявлять его к платежу и/или совершать протест", поскольку "...применение данной меры по обеспечению иска

... повлечет утрату прав векселедержателем (ответчиком) в отношении всех индоссантов ... (ст. 53 Положения о переводном и простом векселе)". К тому же подобная мера "...не направлена на обеспечение возможности исполнения судебного акта, так как права истца могут быть защищены посредством взыскания необоснованно полученных сумм. Меры по обеспечению иска не могут препятствовать стороне в реализации тех процедур (предъявление к акцепту, к платежу, совершение протеста в неакцепте и/или неплатеже), несовершение которых приведет к полной или частичной утрате прав но векселю. Однако это не препятствует суду принять по ходатайству истца иные обеспечительные меры для предотвращения возможного ущерба в случае, если вексель будет оплачен определенному лицу".

Как видим, в данной ситуации инициатива в применении пресловутой "меры обеспечения" исходила от одного из индоссантов – лица, весьма заинтересованного в ней. Еще бы! – ведь результатом должна была стать утрата векселедержателем прав ко всем регрессным должникам, включая, разумеется, и индоссанта – инициатора ее применения. Возможно, его иск об истребовании векселя из незаконного владения векселедержателя ничем и не завершился бы, но это в данной ситуации было бы и неважно – цель-то у предложенной обеспечительной меры была совсем другая – при помощи суда, т.е. как бы легально и в то же время невзначай!, исподволь, освободиться от вексельного обязательства. Разумеется, ни один, хоть сколько-нибудь разобравшийся в ситуации судья, не мог не отвергнуть таких поползновений.

Несколько менее понятным выглядит разъяснение сходного вопроса, содержащееся в п. 13 указанного здесь Обзора – разъяснение, согласно которому запрет выплаты средств по векселю не может быть применен в качестве меры обеспечения иска о взыскании по векселю "...если из обстоятельств дела следует, что подлинник векселя находится у лица, ходатайствующего о применении этой обеспечительной меры". Причина такого вывода лежит на поверхности: коль скоро "...выплата вексельным должником сумм вексельного долга каким-либо лицам, не обладающим подлинником векселя и не основывающим свои права порядком, установленным Положением о переводном и простом векселе, не будет рассматриваться как платеж надлежащему кредитору" и если "...векселедатель не вправе ссылаться на такой платеж как на основание, освобождающее его от исполнения обязательства надлежащему кредитору – законному векселедержателю", то запрет оплаты векселя не будет направлен на обеспечение возможности исполнения судебного акта о вексельном взыскании, когда о его введении ходатайствует тот, кто сам же и является векселедержателем, – лицом, предъявившим в суд подлинник того самого векселя, о запрете платежа по которому он ходатайствует. Непонятна сама ситуация – что заставило его подозревать прямого должника (векселедателя) в намерении оплатить вексель кому-то другому – лицу, у которого этого векселя на руках нет и которое не легитимировано содержащимся на нем непрерывным индоссаментным рядом. Можно предположить, что существовал какой-то параллельный процесс (например, о виндикации этого векселя и о восстановлении прав по нему как по векселю утраченному), о котором не упомянули составители Обзора, – процесс, возможный неблагоприятный для себя, итог которого векселедержатель пытался предупредить и предотвратить таким вот несколько неординарным способом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >