Если требование о платеже по векселю предъявляется досрочно (по основаниям, предусмотренным ст. 43 Положения), то с какого времени подлежат начислению проценты и пеня по ст. 48 – с момента возникновения права на досрочное предъявление, с момента фактического досрочного предъявления или же с момента наступления срока платежа, назначенного в векселе?

Судя по ряду постановлений ФАС МО, правильным является именно последний ответ: несмотря на возникновение права досрочного требования вексельного платежа и даже несмотря на реализацию этого права, проценты и пеня по ст. 48 Положения о векселях могут начать начисляться не ранее, чем наступит назначенный в векселе срок платежа.

"...По смыслу норм вексельного законодательства проценты и пени являются мерой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства по погашению векселя и начисляются в силу ст. 48 Положения со дня срока платежа по нему. – Срок платежа по спорному векселю, как подтверждается материалами дела, наступал 9 июня 2002 года, вексель был предъявлен к оплате досрочно 31 июля 2001 года. – В связи с изложенным и поскольку срок платежа, обусловленный спорным вексельным обязательством, не наступил, у суда не имелось законных оснований для применения ответственности в виде взыскания процентов и пени, в порядке ст. 48 Положения".

Правильна ли такая позиция? Уже отсутствие всякой ее мотивации, всякого, даже самого минимального ее объяснения заставляет в этом усомниться. Подозреваем, что единственным ее "основанием" является молчание закона – отсутствие в Положении о векселях прямого указания о том, что проценты и пеня по ст. 48 могут начисляться не только "со дня срока платежа", но и указания вроде того, что "или со дня возникновения у векселедержателя права на досрочный регресс (ст. 43 настоящего Положения)". Но молчание закона само по себе не говорит вообще ни о чем – оно не свидетельствует ни "за", ни "против" определенного вывода. Чтобы его сделать – нужно понять, чем вызвано (обусловлено) такое молчание, каковы его причины? Одно дело – если законодатель вовсе не обсуждал соответствующего вопроса; другое – обсудив, предположил, что он будет решаться по общему правилу, или, наоборот, по противоположности ему; отсутствие же всяких объяснений на сей счет обычно объясняется тем, что соответствующее решение законодателю казалось очевидным, всем понятным и само собой разумеющимся.

Именно последним вариантом является и обсуждаемый случай. Чтобы в этом убедиться, достаточно еще раз перечитать ст. 43 Положения о векселях, – какие факты наделяются ею значением обстоятельств, дающих право на досрочный регресс? "Полный или частичный отказ в акцепте", "несостоятельность", "прекращение платежей", "безрезультатное обращение взыскания на имущество" – о чем свидетельствуют эти "замечательные" факты? Только об одном – о невозможности (фактической или юридической) оплатить вексель, о его неоплатном и необеспеченном (безвалютном, "бронзовом", дутом) происхождении, сто безнадежности и безденежности. Наступление любого из фактов-оснований для досрочного регресса свидетельствует о том, что вексель не оправдал возложенных на него надежд (оказанного ему доверия) и, значит, о необходимости предоставить его держателю шанс как можно скорее "развязать" (прекратить) отношения по такому векселю. Как это можно сделать? Предоставить возможность требовать платежа и ответственности за его необеспечение, несмотря на то, что срок платежа, назначенный в векселе, еще не наступил. Но как же, спрашивается, это возможно: срок не наступил – а требовать все равно можно? На этот вопрос может быть дан только один внутренне непротиворечивый ответ: в силу прямого указания закона срок платежа по такому векселю считается наступившим, а само вексельное требование – "созревшим". Можно сказать, что наступление любого из фактов-оснований для досрочного регресса свидетельствует (с юридической точки зрения) о замене любого срока платежа, какой бы ни был назначен в векселе, сроком "по предъявлении". Захочет тот или иной конкретный векселедержатель подождать, не побежит сразу к нотариусу или в суд – что ж, замечательно, должники по такому (неоплатному) в продолжение времени ожидания поживут более-менее спокойно. Не захочет – его право: совершив (в необходимых случаях) протест – предъявить иск о взыскании по векселю так, как если бы назначенный в нем срок действительно наступил (или – иначе – как он сделал бы это, будь у него в руках вексель сроком "по предъявлении").

Таким образом, ст. 48 Положения о векселях, говоря о праве векселедержателя требовать проценты и пени "со дня срока платежа" вовсе не имела в виду "срок платежа, назначенный в векселе", – имелось в виду "со дня, когда срок платежа считается наступивший", в том числе в силу прямого указания об этом закона. Подобные случаи прямо описаны, в частности, в ст. 43 Положения. Частные лица могут быть участниками гражданского оборота только при условии добросовестности, платежеспособности и имущественной состоятельности; наступление обстоятельства, свидетельствующего о нарушении любого из этих условий, "выбрасывает" частное лицо из числа лиц, участвующих в обороте. Предоставление кредиторам таких лиц возможности потребовать досрочного исполнения их обязательств так, как если бы таковые были срочными, является абсолютно естественной реакцией закона на подобные ситуации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >