Может ли векселедержатель требовать с вексельного должника, помимо сумм, возможность взыскания которых предусмотрена ст. 48 Положения о векселях, возмещения убытков, причиненных нарушением вексельного обязательства?

Да, может.

"Помимо перечисленных в ст. 48 Положения о векселях требований векселедержатель вправе требовать возмещения убытков в размере иного ущерба, причиненного задержкой платежа, в части, превышающей суммы, взыскиваемые по перечисленным в данной статье основаниям. – Наличие убытков, их размер, а также причинная связь между нарушением вексельного обязательства и возникшими убытками являются обстоятельствами, подлежащими доказыванию взыскателем. При этом следует учитывать, что само по себе заключение договора, предусматривающего использование средств, которые предполагается получить в оплату векселя, не доказывает причинной связи между неполучением вексельных сумм и убытками в виде упущенной выгоды" (п. 28 постановления № 33/14).

Аналогичное мнение высказал и ФАС ЗСО: поскольку "...вексельное законодательство является подотраслью гражданского законодательства. Общие нормы гражданского законодательства о сделках, обязательствах и т.д. применяются и к вексельному законодательству, за исключением особенностей, предусмотренных вексельным законодательством!-, и при этом "Положение о переводном и простом векселе не устанавливает специальных правил об исключении ответственности обязанных по векселю лиц в части возмещения убытков", очевидно, что никаких препятствий для взыскания таких убытков, по крайней мере в части, превышающей суммы, взыскиваемые по вексельному законодательству, не существует. Другое дело, что для этого должны быть выполнены общие требования, предъявляемые ГК РФ к искам о возмещении убытков: "...согласно ч. 2 ст. 393 ГК РФ убытки должны определяться в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 15 настоящего Кодекса. – То есть при предъявлении требований о взыскании убытков, связанных с ненадлежащим исполнением вексельного обязательства, истец обязан доказать факт причинения ему убытков, их размер и наличие причинной связи между неплатежом по векселю и понесенными убытками" – приплюсовать к "вексельным" санкциям еще и, скажем, проценты по ст. 395 ГК РФ, обозвав их "упущенной выгодой", конечно не получится.

Кроме того, дополнительный (субсидиарный) характер применения общегражданских норм об убытках и возможность их взыскания только в части, не покрытой специально-вексельными санкциями, предполагают, что "...кредитор по вексельному обязательству до предъявления требования о взыскании с должников убытков, причиненных неисполнением этого обязательства, должен применить к ним меры ответственности, предусмотренные вексельным законодательством".

По-видимому, противоположное мнение – о недопустимости взыскания по векселю сумм иных, чем прямо предусмотрены ст. 48 Положения о векселях, – высказал ФАС СЗО. Единственным объясняющим его мотивом стал п. 1 постановления № 33/14, точнее – та его часть, где указано, что "...при рассмотрении споров, связанных с обращением векселей, судам следует учитывать, что указанные отношения регулируются нормами вексельного законодательства". Правильность этого утверждения, разумеется, не умаляет верности другого, а именно – о том, что отношения, возникающие в связи с обращением векселей, при отсутствии специальных норм в вексельном законодательстве регулируются общими нормами гражданского законодательства, скорректированными (если это необходимо) сообразно особенностям тех вексельных отношений, к которым они применяются. Возможность взыскания убытков вексельным законодательством отвергнута лишь частично, а именно – в части прямых денежных расходов (издержек) векселедержателя, понесенных им из-за неакцепта или неоплаты векселя: в этой части убытки взыскиваются по правилам вексельного законодательства. В остальной части никто и ничто не мешает взыскать убытки по правилам ст. 15, 393, 401 ГК РФ.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >