Власть как человеческая страсть

Контрольное начало политики

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • происхождение термина "власть";
  • • что такое "борьба за власть";

уметь

• анализировать психологию власти на материале истории политики;

владеть

• навыками истолкования различных концепций власти.

Дай рвущемуся к власти

Навластвоваться всласть.

Булат Окуджава

Происхождение термина

Всем хорошо известна история, которую связывают с римским императором Калигулой (взошел на престол в 37 г. н.э.): оа ввел в сенат свою лошадь. Всего за три года своего правления Калигула стяжал себе славу тирана. Таким он и остался в мировой истории, назвавшей его самым жестоким из правителей. История, может быть, и выглядела бы как анекдот, но в ней отразилась своеобразная феноменология власти. Калигула не был сумасшедшим. Ненормальным этого императора сделала власть, которая его растлила, раскрыв неизбежность вседозволенности. Сначала Калигула объявил себя богом, ему потребовались жрецы. Светоний в "Жизни двенадцати цезарей" пишет о том, что Калигула так любил сенатского жеребца, что построил ему конюшню из мрамора с яслями из слоновой кости, золотой поилкой и дал пурпурные покрывала и жемчужные украшения. Затем он отвел коню дворец с прислугой и утварью, куда от имени "сенатора" приглашал и охотно принимал гостей. Однако в списке безумств Калигулы лошадь оказалась не единственным деянием. Император с жадным любопытством присутствовал при пытках и казнях осужденных. В качестве простого гладиатора Калигула принимал участие в гладиаторских боях и цирковых играх с животными. По римским понятиям такое поведение мог себе позволить только раб, преступник или вольноотпущенник, но свободный человек, и тем более император, этого допустить не мог. Конечно, среди римлян находились люди, которые пытались выступить против тиранического произвола, но это всегда вызывало у Калигулы неслыханную ярость и гнев. Император нс останавливался ни перед чем. В Риме ежедневно кого-то пытали и убивали, и все это сопровождалось еще и гнусными издевательствами. Калигула, например, предлагал мир отцу юноши, которого он убил только за то, что тот превосходил властителя красотой и кроткостью. Если отец отказывался прийти к императору, то немедленно поступал приказ убить и его тоже. Ни одна женщина не чувствовала себя в безопасности, потому что Калигула не скрывал похоть даже во время мира и мог принудить жертву к демонстративному совокуплению. Он сожительствовал со своими сестрами. Светоний, автор одной из биографий Калигулы, пишет: "О браках его трудно сказать, что в них было пристойнее: заключение, расторжение или пребывание в браке, Калигула не брезговал и связями с мужчинами и мальчиками, а также с проститутками. Он даже превратил часть своего дворца в публичный дом, чтобы получать деньги для своих удовольствий". Калигула хотел показать, что власть тирана может быть безграничной, но при этом продемонстрировал и пародию на власть. Он решил разозлить и высмеять сенат и сделал это по всем лекалам демократии. Сначала Калигула сделал коня гражданином Рима, а затем сенатором. Наконец, он занес лошадь в список кандидатов на пост консула. Получение консульства жеребцом могло случиться, если бы Калигула не был убит. Итак, апофеоз власти, мания власти, но одновременно и развенчание ее, обнажение ее бессмысленности, если она оказывается беспредельной.

О власти написано немало, но ее тайна продолжает волновать воображение. Что-то, видимо, ускользает от феноменологии этой магии. Обнаружения власти, проходящие сквозь века, озадачивают, провоцируют размышления о человеческой природе, о социальности, о преображении власти в конкретную эпоху, о ее неодолимом диктате, но также и о комической и даже трагикомической стороне этого феномена.

Этимологически понятие прослеживается во многих языках. Греческое слово "архэ" (от греч. arche) выражает два значения - "править" и "начинать". Корень "архэ" является общим для многих слов: "архитектор", "архиепископ", "собственник", "хозяин".

Все эти лингвистические нюансы определяют социально-философскую традицию рефлексии по поводу понятия "власть".

Итальянское potere ("власть") происходит от разговорного латинского potere, обратного образования от potens ("могущий") и других форм на pot – глагола posse ("мочь"), состоящего из .двух компонентов: potis ("господин", "тот, кто может" индоевропейского происхождения) и esse ("быть").

Термин "власть" имеет множество частных значений и употребляется не только в обыденном языке. Среди основных значений фигурируют "способность что-либо делать или действовать", "способность воздействовать на волю другого человека", "полномочия, связанные с исполнением определенной должности", "правительство страны" и т.д. Власть – это один из наиболее расплывчатых и один из самых спорных в общественных науках терминов-понятий.

Тема власти давно занимала умы философов и психологов. Давнюю историю имеет общефилософское рассмотрение феномена власти (конфуцианство, Аристотель, Эпикур, Полибий, Платон). Античные мыслители прежде всего рассуждали о моральных и нормативных аспектах в исполнении политических ролей. Для них участие в политике было высшей формой проявления человеческого достоинства. Геродот и Плутарх уделили политическим лидерам много внимания, превознося героев, монархов и полководцев как творцов истории.

Средневековый мыслитель Никколо Макиавелли (1469–1527) акцентировал внимание на технологии удержания власти и характеризовал величие государства как идеал, ради которого политики должны использовать любые средства, не думая о моральной стороне своих поступков. Власть как природное могущество и гарант мира и процветания членов общества анализируется в работах Т. Гоббса и Дж. Локка.

Стремление к власти как результат вхождения человека в систему общественных отношений анализировали Ж.- Ж. Руссо, И. Кант, Т. Парсонс. Фридрих Ницше движущей силой истории объявил "волю к власти" – творческий инстинкт лидеров, преодолевающих своими сверхчеловеческими качествами инстинкт толпы. Этот подход был близок к трактовкам властных устремлений личности в европейской социологии и социальной психологии середины и конца XIX в. Гюстав Лебон, Габриэль Тард, С. Сигеле, В. Вундт трактовали стремление к власти, природу политического лидерства как иррациональные феномены, объединяющие лидеров и последователей. Идея гипнотического воздействия лидера на массу была подхвачена Фрейдом, который, полемизируя с французским психологом Лебоном, считал истоками механизмов этого воздействия потребности любого человека в поклонении авторитетам.

В XX в. много нового в трактовку данной проблемы внесли А. Адлер, Г. Лассуэлл, А. Джордж, выдвинувшие и разработавшие гипотезу о компенсаторной сущности потребности во власти. В трудах этих авторов появляется внимание к мотивации политических лидеров. На основе выделения ведущих мотивов политической деятельности было предложено несколько типологизации политических лидеров (Дж. Барбер, Т. Адорно, С. Липсет). В 1978 г. появился журнал "Political psychology", стимулирующий дальнейшие исследования в этой области (Д. Винтер, А. Стюарт, М. Херманн). О важности изучения личностных характеристик писал Ж. Блондель.

Власть – необоримая, захватывающая страсть человека. Недаром Ницше выделил ее как основной инстинкт, превращающий каждого человека во властолюбца. Наследовал эту мысль и Адлер. Толкуя Ницше, Мартин Хайдеггер отмечал, что всякая власть есть власть постольку и до тех пор, пока она больше, чем власть. Здесь имеется в виду возрастание власти. Власть способна держаться в самой себе, иначе говоря, в своем существе, только превосходя и превышая себя. Она постоянно овладевает очередной достигнутой ступенью власти. Стоит ей остановиться, и она становится уже "немощью власти"[1].

  • [1] Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993. С. 65.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >