Человеческая природа и нарциссизм

Само собой понятно, что нарциссизм как феномен, прежде всего, может рассматриваться как специфическое выражение человеческой природы. Не случайно Фрейд, как и Фромм, отмечают данное слово как категорию философской антропологии. Ни анальное усердие, ни мазохистский самогрыз, ни истеричность не могут с такой рельефностью дать представление о человеке, как нарциссизм. Можно с некоторой условностью сказать, что человек по определению нарциссичен. Иначе он не возвысился бы над природным царством. Не родилось бы в лоне философии известной формулы: "Человек есть усилие быть человеком". Но и здесь в наших рассуждениях должно быть определенное остережение. Все это мы называем нарциссизмом, осознавая неточность, условность данного понятия.

Как научный термин, понятие "нарциссизм" было введено в оборот X. Эллисом с 1898 г. для обозначения патологической формы самовлюбленности. Не будем забывать, что термин "нарциссизм" впервые появляется у Фрейда в 1910 г. Однако он имел ограниченный смысл и употреблялся для обозначения гомосексуального выбора объекта. Расширительное значение слова появилось уже позже, чаще всего в метафорическом смысле. Так, Н. А. Бердяев пишет о том, что славянофильская концепция происходит не от теоретических умозрений, а из глубин русского православного духа. Именно этот первичный акт нарциссизма, согласно русскому философу, и является тем архетипом и зерном западной духовности и западной культуры.

О человеческой психике можно рассуждать, наблюдая ее в состоянии некоей нормы. Ведь до Фрейда психологи в основном ориентировались на познание обычной, а не невротической психики. Австрийский психиатр показал, что можно прорваться к серьезным откровениям, изучая психику в ее болезненном состоянии. Это можно поставить в заслугу Фрейду. Однако он не считал, что человек по определению нарциссичен. Даже фиксируя первичный нарциссизм, Фрейд был далек от мысли, что он-то и закладывает человеческую природу. Тогда в чем же вклад в философскую антропологию? Именно в различении нормы и патологии. Человек по определению называет себя венцом эволюции. Если мы скажем: это и есть нарциссизм, то мы окончательно запутаемся в проблеме.

Мы вправе говорить о нарциссизме не вообще как об универсальном человеческом качестве, а как о нарушении нормы, о невротическом превышении этой нормы или как о грандиозном раздутии Я. Если встать на противоположную позицию, тогда зачем райхианская характерология с ее многообразием невротических состояний? Давайте в этом случае говорить только об одном человеческом проявлении – непомерном самомнении. Толкуя о нарциссизме, З. Фрейд и Э. Фромм дали ключ к философскому осмыслению человека, обозначив таким образом обратный ход мысли – от невротического состояния к обнаружению нормы.

Таким образом, все остальное: эгоизм, любовь к себе, стремление реально оценить свои заслуги перед человечеством ("И назовет меня всяк сущий в ней язык"), тяга к самореализации – не являются сегодня прицельной темой нашей конференции. С этой точки зрения, выражение "нормальный нарциссизм", внедрившийся в нашу литературу, является, на мой взгляд, оксюмороном вроде "добродетельной проститутки" или "благородного разбойника".

В психоанализе нарциссизм – это выпадение из нормы. Фрейдовский анализ нарциссизма как невротического состояния действительно позволил лучше разглядеть человеческую природу, иначе говоря, отделить ее адекватные и неадекватные варианты. Т. Гоббс считал, что соперничество лежит в основе природы человека. Но разве все культуры тотально заражены нарциссизмом? Феномен атональности – продукт западного сознания. Ведь буддист, впервые погрузившийся в лоно европейской культуры, испытывает потрясение от нашей суетности, от стремления опередить ближнего хотя бы на один дюйм. И что прикажете, называть это состояние буддиста – нормальным нарциссизмом? Нет аналогов европейской состязательности, предумышленного самовозвышения ни в индуизме, ни в конфуцианстве.

Чтобы быть психологически полноценной личностью, человек должен научиться любить свое тело ("Дано мне тело, что мне делать с ним, таким единым и таким моим?"), себя самого, продвигаться к самому себе на путях индивидуации. Но разве именно это мы называем нарциссизмом?

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >