Развитие социальной психологии в XX в.

В конце второй половины XIX – начале XX в. значительно возрос интерес к социально-психологическим знаниям как таковым во многих странах (Германии, Франции, Англии, Италии, США и России). Начинается активная разработка методологических и теоретических основ социальной психологии как самостоятельной научной отрасли знаний. В 1908 г. В. Макдугалл и Э. Росс публикуют первые научные работы, посвященные собственно предмету социальной психологии. На разработку ее содержания перенацеливаются усилия представителей основных школ психологической науки на Западе: сначала бихевиоризма, гештальтпсихологии, а потом психоанализа, когнитивизма и интеракционизма.

Бихевиоризм ориентировал исследователей на изучение не собственно общественного сознания людей, а различных форм их поведения, понимаемых как совокупность реакций людей на стимулы внешней среды. В 30-е гг. XX в. ему на смену пришла необихевиористская теория ("смягченный" бихевиоризм), связанная в первую очередь с именами американских психологов Э. Толмена и К. Халла, которые включили в формулу "S – R" так называемые промежуточные переменные (навык, потенциал возбуждения и торможения – К. Халл; намерение, ожидание, знание – Э. Толмен). Впоследствии предпринятая Б. Скиннером, а затем Н. Миллером, Д. Доллардом и А. Бандурой попытка применить новую концепцию "оперантного обусловливания" для объяснения и формирования социального поведения привела к созданию теории социального бихевиоризма.

Бихевиоризм предпочитает не иметь дело с такими социально-психологическими явлениями и процессами, какими являются познание, мышление и чувства людей. Он считает их слишком неопределенными и совершенно незначимыми при рассмотрении поведения.

В рамках бихевиоризма был разработан и осмыслен ряд продуктивных идей и проблем: социальной агрессии и ее возможных детерминант, путей и методов социального обучения, технологий межличностного взаимодействия и опосредующих сто факторов, была создана своя социально-психологическая практика активного обучения и групповой психотерапии (Битянова М. Р., 2010).

Гештальтпсихология считала, что люди мыслят целостными образами (гештальтами), которые не являются суммами элементарных единиц, например, ощущений, восприятий и т.д. Именно поэтому, по мнению се представителей, психику нельзя разложить на отдельные элементы. Восприятие окружающего мира осуществляется вследствие естественного врожденного стремления человеческого сознания к простым, замкнутым, симметричным, целостным формам.

В противовес бихевиоризму гештальтпсихологи старались объяснить социальное поведение с помощью описания процесса познания человека. В ходе этого познания его впечатления о мире трансформируются в систему закономерных образов, на основе которых складываются различные идеи, убеждения, ожидания и установки, определяющие в конечном итоге действия и поступки людей. Представители этого направления Э. Гуссерль, К. Левин, Т. Ньюком и другие оказали большое влияние на развитие социальной психологии, разъясняя важность рассмотрения людей в перспективе социальной ситуации и истолкования их социального окружения.

Когнитивизм (социальный) оформился в самостоятельное направление как результат критического переосмысления бихевиоризма, и его теоретические модели были основаны на изучении различных когнитивных процессов, формирующих социальные реакции человека. "Впечатления индивида о мире организуются в некоторые связные интерпретации, в результате чего образуются различные идеи, верования, ожидания, аттитюды, которые и выступают регуляторами социального поведения", – утверждали его представители. Главным же мотивирующим фактором такого поведения они считали потребность в установлении соответствия и сбалансированности его когнитивной структуры, которые объяснялись в рамках теории сбалансированных структур Ф. Хайдера, теории коммуникативных актов Т. Ньюкома, теории когнитивного диссонанса Л. Фестингера и теории конгруэнтности Ч. Осгуда и П. Таниенбаума.

В целом социальный когнитивизм стремится изучать то, как люди думают о самих себе и социальном мире, в частности, как люди отбирают, интерпретируют, запоминают и используют социальную информацию.

Гуманистическая психология уделяла преимущественное внимание исследованию проблем самореализации и самоутверждения людей, осознания смысла жизни, проблем достижения успеха и т.д. Ведущие ее представители Г. Олпорт, А. Маслоу, К. Роджерс способствовали привнесению в западную социальную психологию реалистической мудрости, жизненности специальных исследований, ориентированных на помощь людям.

Интеракционизм сводил социально-психологические явления и процессы к межличностному взаимодействию, усматривая в нем источник объяснения сущности, происхождения и динамики этих феноменов. Его главные положения выражались в следующем: становление личности происходит в ситуациях общения и взаимодействия людей друг с другом, которые должны пониматься как системы взаимно ориентированных акций и реакций, развернутых во времени; состояние общества, общественные отношения и личность являются не чем иным, как продуктом коммуникации между людьми, результатом их приспособления друг к другу. Разработанные в рамках этого направления ролевые теории (Э. Гофман, Р. Линтон, Т. Сар- бин и др.) и теории референтной группы (Г. Келли, Р. Мертон, Т. Ньюком, М. Шериф) сыграли большую роль в развитии социально-психологических исследований за рубежом.

Социально-психологическими исследованиями в свое время занимался и З. Фрейд (1856–1939), который пришел к выводу, что, изучая с позиций психоанализа общественную жизнь и политическую деятельность, необходимо воспринимать личность более реалистично, как целостный организм, многие действия, поступки, поведение которого обусловлены социальными причинами, зная которые можно составить се социально-психологический (психоаналитический) портрет. Вместе с американским дипломатом У. Буллиттом З. Фрейд предпринял первую попытку такого рода, написав биографию президента Вудро Вильсона.

Задача авторов состояла в том, чтобы выявить мотивы политической и социальной активности этого выдающегося американца, не лежащие на поверхности, скрытые не только от наблюдателей со стороны, но и от самого этого человека, бывшего весьма любопытной фигурой, незаурядной личностью, явно опережавшей свое время. Чисто психологическая особенность Вильсона состояла в том, что он все свое будущее поведение в сфере общественной жизни предварительно как бы пропускал через свою речь, стремился заранее выразить его средствами ораторского искусства. Например, для того чтобы написать текст какого-либо публичного выступления, он должен был представить себя говорящим на избранную тему. И З. Фрейд сделал вывод, что ораторское искусство, риторика – это как бы внутренняя психологическая доминанта Вильсона, всегда настраивающая его на определенное политическое и социальное поведение. Однако сам Вильсон, да и многие другие общественные деятели подобного масштаба, большинство своих поступков и действий не могли адекватно объяснить.

Исследование З. Фрейда стало первым среди работ, посвященных психобиографическому описанию личности политических лидеров. За рубежом были достигнуты результаты, позволяющие приходить к определенным социально-психо- логическим выводам. Это направление в окончательно трансформировалось в 1957 г. в новую отрасль знаний, условно названную психоисторией, которая занималась моделированием прошлого и будущего на основе социально-психологического анализа исторического опыта жизни и деятельности выдающихся общественных деятелей. В частности, всесторонне были исследованы эпохи правления, социально-психологическое и политическое поведение таких известных личностей, как Бисмарк (О. Пфланзе), Ленин и Сталин (Д. Кеннон), Гитлер (Э. Эриксон; Р. Лоенберг), Мао Цзэдун (Р. Лифтон), М. Ганди (Э. Эриксон), Т. Герцль (Р. Лоенберг) и др., что позволило правильно понять социально-психологическую атмосферу многих политических эпох, роль и значение социальных факторов в формировании социально-психологических характеристик личности политических лидеров, доминировавших в то время.

Важным событием для социальной психологии стало появление крупного исследования американца У. Томаса и поляка (работавшего в основном в США) Ф. Знанецкого "Польский крестьянин в Европе и Америке", состоявшего из пяти томов, которые вышли в свет с 1918 по 1920 г. в США. Это было исследование, посвященное психологической адаптации к новым условиям жизни польских крестьян, эмигрировавших в Америку. Ученые обнаружили сильное влияние своей этнической группы на поведение и установки ее членов. Благодаря этой работе понятие "социальная установка" вошло в научный арсенал зарубежной социальной психологии.

Огромный импульс развитию социально-психологических исследований и применению их результатов на практике придавали войны и военные конфликты, которыми изобиловал XX в. и которые оказывали огромное влияние на жизнь и социальное благополучие всех людей на земном шаре. И это не случайно, так как в их ходе особенно остро встают вопросы, связанные с предотвращением и профилактикой отрицательных социально-психологических явлений и процессов (страх, паника, снижение сплоченности населения и военнослужащих в группах, социальная дезорганизация и дезинтеграция, социальные конфликты и т.д.), затрагивающих все стороны жизни и деятельности людей. По заданию военных ведомств многих зарубежных государств было проведено большое количество социальнопсихологических исследований, охвативших широкий круг проблем изучения: лидерства, морального состояния войск, природы паники, первичных воинских коллективов, отношений между представителями различных государств в военное время, функционирования слухов, психологического воздействия на противника и ряд других проблем "психологической войны".

В 20–30-е гг. XX в. началось изучение социально-психологических феноменов и их роли в общественной жизни людей, их взаимодействии и межличностных отношениях. Некоторые из них не выдержали испытания временем. Например, понятия социального архетипа и коллективного бессознательного, заимствованные из концепции бессознательного К. Юнга, согласно которой опыт филогенетического и социального развития человека передается по наследству с помощью архетипов, т.е. всеобщих, априорных схем поведения, как бы хранящихся в подсознательной сфере социальной психики представителей определенных общностей, постоянно воспроизводятся, усваиваются людьми и наполняются в результате их деятельности конкретным содержанием.

Другие стали аксиомой для осмысления поступков людей в общностях. Например, явление социального когнитивного диссонанса (от лат. cognitio – знание + dissonans – разнозвучный)[1] – состояние психического дискомфорта, вызванное одновременным наличием в психике человека, включенного в конкретную группу, противоречивых, логически не совместимых представлений, взглядов, взаимоисключающих потребностей, мотивов совместной деятельности, которые приводят порой к межличностным конфликтам (скажем, идея честного служения общим интересам группы, сочетающаяся с желанием и намерением обогатиться за счет нее, часто существует благодаря проявлению социально-психологических защитных механизмов).

Социальная психология в это время превращается в сугубо экспериментальную науку, которая занимается прикладными исследованиями и разрабатывает специфические методики изучения социально-психологических феноменов. Например, лингвистики. Так, профессор Амстердамского университета Ван Дейк исходил из того, что в основе понимания текста, рассказа лежат ситуационные модели, сущностью которых являются не абстрактные стереотипные знания, а результат воздействия реальной ситуации из социального опыта слушающего и говорящего. Из этих реальных ситуаций строятся схемы моделей, состоящие из ограниченного числа категорий, находящихся в определенной последовательности и взаимозависимости. Когда кто-либо слушает или старается понять текст (рассказ), интерпретируя его для себя, он тем самым актуализирует определенную социальную схему, наполняя ее конкретной информацией.

Модель, согласно Ван Дейку, есть когнитивный аналог ситуации, она не остается неизменной на протяжении жизни. Из каждой новой ситуации, через которую человек проходит, он извлекает уже иную информацию о мире, которая аккумулируется в памяти в идеальных образах-моделях, постоянно наполняя их новым содержанием. Типовая модель лежит в основе любого текста, рассказа представителей той или иной общности, социальный опыт которых и необходимо анализировать.

Другой пример. Выработка методик изучения психологических и культурных особенностей людей, осуществляющаяся параллельно в нескольких группах испытуемых, которые относятся к различным социумам, в 1901 – 1905 гг. американским ученым К. Риверсом. Он экспериментально доказал, что жители острова Мэррей и индейцы племени Тода в меньшей степени подвержены иллюзиям, чем европейцы.

Это исследование, обратившее на себя внимание многих ученых, стимулировало появление множества аналогичных работ по изучению самых разнообразных психологических феноменов. Общей для всех этих работ является только исходная схема построения, когда в зависимости от целей исследования (изучения познавательных процессов, личностных характеристик, культурных особенностей) из существующего психологического арсенала подбиралась какая-либо методика, адекватная поставленным задачам и применяемая при сравнительном исследовании социальных групп.

Несмотря на кажущуюся простоту, доступность и легкость проведения эксперимента, на практике встретились серьезные трудности. Во-первых, перед психологами постоянно вставал вопрос о валидности методик, достоверности сравнения полученных результатов, поскольку каждая из методик создается в определенной стране и предназначена для исследования специфических для данного социума культурных и психологических явлений. Поэтому все методики должны быть адаптированы к особенностям конкретной группы. Во-вторых, необходимо было вырабатывать специальные процедуры эксперимента для конкретных общностей, поскольку оказалось, что отношение к ним у представителей других социумов не одинаково. В-третьих, всегда возникал вопрос, сможет ли исследователь объективно и беспристрастно сопоставлять особенности "своей" культуры и "чужой" или же он имеет право изучать только те социальные группы, к которым сам не принадлежит. Однако, несмотря на определенные ограничения, разрабатываемые методики дают принципиально новые результаты за счет выхода исследования за пределы одной общности.

К середине нашего столетия п западной социальной психологии сформировалась самостоятельная отрасль знаний – этнопсихология[2], которая выступала в качестве междисциплинарной науки, включала в себя элементы психологии, психиатрии, социологии, антропологии и этнографии, что наложило отпечаток на способы анализа и интерпретации эмпирических данных.

Последующее развитие этнопсихологии, различных подходов к анализу этнических процессов сопровождалось дискуссиями о содержании и формах функционирования этнопсихологических явлений. Можно выделить несколько общих проблем, которые решали в этот период западные этнопсихологи: изучение особенностей формирования национального характера; соотношение нормы и патологии в различных культурах; изучение интеллектуально-познавательных, эмоционально-волевых, коммуникативных, национально- психологических особенностей представителей различных народов мира в ходе полевых этнографических исследований; значение ранних опытов детства для формирования личности представителя конкретной этнической общности.

Постепенно научные взгляды зарубежных этнопсихологов оформились в стройную теорию, основные положения которой сводились к понятию "базовой личности", под которой понимался некий средний психологический тип, преобладающий в каждом данном обществе и составляющий, по мнению зарубежных этнопсихологов, его базу. Поэтому вполне законно переносить данные психологического изучения личности на общество в целом.

Этнопсихология на Западе в это время внесла много ценного в изучение национального характера народов Австралии и Океании, Дальнего и Ближнего Востока. В 50–60-е гг. XX в. многие ученые-этнопсихологи стали отходить от концепции "базовой" личности. На смену пришла теория "модальной личности". Последняя лишь в абстрактно общем виде выражает главные характеристики психологии, присущие тому или иному народу. На основе этой теоретической модели в 70–80-е гг. были проведены широкие специальные исследования. В ходе их применялись адаптированные к национальной специфике новейшие достижения в области тестовых, психодиагностических, аппаратурных и других методик. В результате чего на сегодняшний день имеется достаточно много данных о специфических чертах национальной психологии многих народов мира.

В последние годы этнопсихологические исследования на Западе приняли форму кросскультурного изучения представителей различных национальных общностей в процессе их общения, взаимодействия и взаимоотношений. С 1951 по 1990 г. было разработано около сорока тысяч межкультурных учебных программ для студентов, военнослужащих, правительственных чиновников и т.д. С 1977 г. результаты этих исследований публикуются в журнале "Internatianal Journal of Intercultural Relations". В этот период была основана профессиональная ассоциация "Society for Intercultural Education, Training and Research" (SIETAR).

К концу 1970-х гг. из социальной психологии выделилась политическая психология. В 1978 г. было создано Международное общество политической психологии. Одновременно начинает выходить и его журнал "Политическая психология". В 1973 г. опубликовано первое, а в 1986 г. – второе коллективное исследование по этой проблематике. В настоящее время политическая психология на Западе – многогранная, имеющая широкую исследовательскую и теоретическую базу чрезвычайно продуктивная отрасль знаний.

Главенствующим направлением в развитии зарубежной социальной психологии в тот период было изучение малой группы. Исследование проходило в три этапа. На первом, до 50-х гг. XX в., ученые пытались ответить на вопросы, которые относятся к категории здравого смысла: каковы структура этой группы и отношения людей, ее составляющих; что собой представляют мотивация и поведение людей, взаимодействующих между собой в группе; как формируются роли, позиции, авторитет, лидерство членов группы и т.д.

К этому времени относятся и фундаментальные исследования американских социальных психологов С. Эша, М. Шерифа, С. Милгрэма, Р. Крачфилда, которые досконально изучили феномены конформизма, процесса формирования групповых норм, механизмов их проявления в процессе взаимодействия и нахождения людей в различных ситуациях.

На втором, в 1950–1970-х гг., исследовались прежде всего иррациональные моменты во взаимоотношениях людей в группе, приводящие к шокирующим социальным результатам, даже преступлениям, а также пути преодоления такого рода феноменов. В это время изучались: механизмы социально-психологической компенсации человека в группе; способы замещения им своей реально существующей или воображаемой интеллектуальной и другой неполноценности; эффекты преодоления им психологических затруднений посредством мобилизации волевых усилий, развития недостающих качеств и достижения более высокого личностного статуса; процессы формирования установок, интересов, умений и навыков личности, дающих возможность осуществить свою деятельность, согласуясь с нормами поведения других членов общности.

Представляет интерес в этом смысле исследование американского ученого К. Оберга, по мнению которого, при вхождении индивида в новую группу происходит его дезориентация, проявляющаяся в следующих характерных состояниях: 1) напряжение из-за усилий, требующихся в процессе психологической адаптации, называемом социальной утомляемостью, которая вызывает раздражительность, бессонницу, психосоматические расстройства; 2) чувство тревоги в связи с потерей старых друзей, профессионального и социального статуса из-за оторванности от привычного окружения, сопровождающееся ощущениями деривации в новой среде; 3) чувство отверженности из-за пристального внимания и враждебности, которые проявляют представители другой общности.

Наконец, на третьем этапе особое внимание стало уделяться не только малой группе, но и исследованию межгрупповых отношений, конфликтов. Современные концепции социального конфликта на Западе рассматривают подавление человеческих потребностей в качестве его источника (К. Ледерер, Б. Бертон). Понятием, противоположным по значению конфликту (конкуренция, соревнование – виды противостояния) является кооперация. Кооперация характеризуется взаимопомощью, сотрудничеством, взаимовыгодными отношениями. По мнению зарубежных ученых, наличие противоречия – это условие возникновения конфликта, но не сам конфликт.

Конфликты могут разрешаться в конструктивной и в деструктивной форме. Если конструктивный путь является прежде всего поиском согласия, взаимоприемлемых решений, то деструктивный – означает применение угроз, давления, переход к открытым вооруженным действиям между конфликтующими сторонами. Проблема конфликта как проявления социальных отношений проанализирована в работах Л. Козера, Р. Дарендорфа, Л. Крисберга.

Определены два основных подхода к анализу социального конфликта: структурно-функциональный (Т. Парсон) и конфликтная модель общества (Р. Дарендорф, И. Р. Миллс). Признавая конфликт естественным состоянием общества, необходимо осуществлять регулирование, управление конфликтом, а также его прогнозирование и предупреждение (К. Боулдин). Эффективными методами урегулирования конфликтов являются переговорный процесс, сближение разных точек зрения и т.д. В настоящее время конфликтология на Западе столь популярна и широко развита, что следует говорить о ее превращении в самостоятельную область социальной психологии.

В течение нескольких последних десятилетий XX в. можно было наблюдать активное развитие социально-психологической науки не только в США и Западной Европе, но и в других регионах нашей планеты.

В Латинской Америке социальная психология широко представлена на Кубе, в Аргентине, Мексике, Перу, Панаме, Чили. Основными направлениями является изучение: роли и значения социально-психологических явлений и процессов в политической жизни конкретных государств; самоидентификации, социализации и поведения латиноамериканцев в составе конкретных социальных общностей с их особой психологией, традициями, миросозерцанием; социально-психологических механизмов вовлечения личности в общественную и экономическую деятельность.

На Ближнем, Среднем Востоке и в Африке социальная психология развита достаточно слабо. Исключение составляют лишь такие государства, как Египет, Израиль, Мозамбик, Сирия, Танзания и ЮАР.

Достаточно хорошо развита социальная психология в Юго- Восточной Азии и на Дальнем Востоке. Богатое культурное и национальное своеобразие региона и государств определили и главное направление ее интересов, которое можно назвать сравнительным. Вместе с тем эта наука хорошо представлена лишь в Японии, Индии, Китае, Вьетнаме и Таиланде.

В Японии социальной психологии стали уделять внимание после второй мировой войны под влиянием интереса западных психологов к традициям, культуре, национальному характеру и жизни населения, месту и роли этой страны в отношениях с другими государствами. В 70-х гг. сложилось устойчивое научное направление, получившее название "нихонцзинрон", в рамках которого в небывалых размерах изучались не только своеобразие национального характера японцев, но и многие социально-психологические стороны их жизни и деятельности.

Специализация социальной психологии в Индии была совершенно иной. Во-первых, ученые этой страны в основу своих исследований положили традиционные западноевропейские теории психологической науки и с этих позиций в основном исследовали вопросы политической деятельности в своей стране. Во-вторых, работы индийских психологов продолжили традицию изучения национального своеобразия оценки роли и места человека в государстве.

Социальная психология в Китае в XX в. в основном ориентировалась на изучение проблем, связанных с соотношением идеологических и психологических факторов в общественном сознании населения, разрабатывала эффективные приемы и способы коммуникативного и информационного воздействия на все его категории, а также исследовала характер взаимоотношений и взаимодействия между его представителями.

Во Вьетнаме социальная психология до сих пор развивается под активным влиянием научных школ России и проблематика ее исследований практически ничем от них не отличается.

  • [1] Термин введен американским психологом Л. Фестингером. Когнитивный диссонанс – способ преодоления амбивалентности (двойственности) чувств.
  • [2] Она сформировалась на базе американской этнопсихологической школы, выделившейся в 40-е гг. из этнографии. Ее возглавлял А. Кардинер, а наиболее известными представителями были Ф. Боас, Р. Бенидикт, М. Мид и др.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >