История криминологических знаний

Каждая наука имеет свои таинства: таинство истории – связь законов необходимости с законами свободы.

Михаил Петрович Погодин (18001875), русский историк, писатель, академик

История человечества – история зла на земле.

Вильгельм Швебель (XX в.), немецкий ученый, публицист

История – это цепь неудачных попыток человека вырваться из пут собственной порочной природы.

Торнтон Найвен Уайлдер (18971975), американский писатель

В чем состоит наша сила и слабость по сравнению с людьми XVIII века: они жили накануне исполнения своих чаяний, а мы живем на следующий день после их крушения.

Братья Эдмон де Гонкур (18221896) и Жюль де Гонкур (18301870), франиузские писатели

Основные вехи становления и развития криминологии

Если рассматривать криминологию как одну из наук о выживании и безопасности человечества в специфической криминальной сфере его жизни и деятельности, а уголовное право с его социологией как соответствующую реализацию некоторых положений этой науки путем применения уголовного наказания к преступникам, то первые взгляды на генезис преступности и борьбы с ней мы находим еще в Библии и дошедших до нас древних уголовных законах.

Следует признать, что религии вообще и мировые религии в особенности оказали существенное влияние на формирование религиозных, а также первых нравственных и правовых способов защиты от общественно опасных деяний. Они обычно назывались грехом, грехопадением, отсюда и вытекали религиозные формы удержания грешников в лоне религиозной морали. Правда, в разряд греха нередко включались вполне нравственные и общественно безопасные (с точки зрения современных представлений) действия, но противоречащие придуманным канонам той или иной религии. И в этом плане религиозные деятели оставили в истории большой кровавый след борьбы за чистоту религиозного мышления.

Тем не менее священные книги разных религий при всей их противоречивости способствовали правовой цивилизованности многих народов. Во Второй книге Моисеевой (Исход, гл. 20) Ветхого Завета Библии есть десять заповедей, в числе которых следующие: "13 Не убивай. 14 Не прелюбодействуй. 15 Не кради. 16 Не произноси ложного свидетельства. 17 Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего"[1]. Все эти заповеди находят то или иное отражение во всех современных уголовно-правовых и криминологических системах мира. Подобные и иные заповеди имеются и в других книгах Библии[2].

В Новом Завете Иисуса Христа (гл. 5 от Матфея, 38–39), например, пересказана его Нагорная проповедь, которая расширяет некоторые заповеди и где вопреки ветхозаветным и исламским утверждениям впервые сформулировано непротивление злу насилием. Иисус говорил: "Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб.

А Я говорю вам: не противиться злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую". Эти заповеди практически не восприняты человечеством, хотя принцип ненасильственного сопротивления разделяли и пропагандировали многие, например лидер индийского национального движения М. К. Ганди (1920), завет этот встречается в "Декларации чувств" американского аболициониста У. Л. Гаррисона (1838) и, конечно, у Л. Н. Толстого ("Царство Божие внутри вас", 1893). Эти заветы трансформировались в принципы "пассивного сопротивления", "гражданского неповиновения", в гуманистические аспекты уголовной и криминологической политики многих стран, в том числе и России. Таким образом, многие современные науки криминального цикла изначально связаны с ранними религиозными положениями и заповедями. И эти заповеди писались многими апостолами и пророками на протяжении 10 веков (с VIII в. до н.э. и до II века н.э.).

В другом религиозном источнике, в Коране (самые ранние сохранившиеся списки которого относятся к рубежу VII–VIII вв. н.э.) основной идеей предупреждения преступлений является богобоязненность и правдивость ("Верующие, бойтесь Аллаха и будьте правдивыми"[3]). В борьбе же с неверующими в Коране предлагается жестокое подавление.

В названных религиозных памятниках довольно противоречиво были впервые сформулированы некоторые первые идеи борьбы с посягательствами на личность и собственность, а также их превенции, что, естественно, нашло отражение в древних и средневековых уголовных законах. Более того, религиозные каноны находят косвенное отражение в современных науках уголовного права и криминологии, в которых также в той или иной мере сохраняются давние противоречия.

В дошедших до нас древних законах (Кодекс Хаммурапи Древнего Вавилона 1792–1750 гг. до н.э.; Законы Ману Древней Индии II–I вв. до н.э.; Законы XII таблиц Древнего Рима 451–449 гг. до н.э.)[4] главным образом реализован уголовно-правовой аспект борьбы с преступлениями, причем в самой жестокой и социально несправедливой форме. Но в некоторых древних законах, особенно в Законах XII таблиц, есть элементы причинности и предупреждения преступлений, которые связываются с видом и тяжестью выносимого наказания. Рассматриваемые законы в основном представляют собой своеобразную кодификацию норм более древнего обычного права, которое создавалось и "шлифовалось" веками.

Религиозные заповеди и древние законы были некоторым отражением реальной жизни, способствующим выживанию древнего человечества в жестокой борьбе за свое существование. Их можно условно рассматривать первоисточниками и уголовного права, и опирающейся на него более поздней и цивилизованной науки – криминологии[5]. А как говорилось в предыдущей главе, любое изобретение уголовно-правовых норм в той или иной мере происходило на основе какого-то анализа общественно опасных реалий в том или ином человеческом образовании. При этом нельзя забывать, что нормы уголовного права даже в современном мире далеко не всегда адекватно отражают реальные потребности общества.

Они нередко являются выражением сугубо личностных интересов власть имущих. Не случайно К. Маркс писал, что "само по себе право не только может наказывать за преступления, но и выдумывать их..."[6]. Тем не менее анализ общественно опасных реалий (выражаясь современным языком) по сути своей был не чем иным, как предтечей криминологии. Именно в такой обстановке, далекой от серьезной науки, рождались первые представления о причинах преступлений и их предупреждении, которые затем углублялись и формулировались философами, психологами, юристами и другими учеными древности и средних веков.

В некоторых криминологических источниках исторического плана принято считать, что более или менее систематический характер научное осмысление проблемы преступности и борьбы с ней приобретает во второй половине XVIII в.[7] Такое мнение представляется ошибочным, если, конечно, не считать началом развития криминологии возникновение самого термина "криминология" или его аналога. Но ведь наука начинается с появления и осознания человеческим обществом сути ее проблем. А суть криминологии проявилась за много столетий до определения ее предмета, подтверждение чему мы и находим в священных книгах многих религий. Это имеет большое значение, поскольку из анализа истории криминологии выпадают взгляды теологического содержания, которые не утратили своего значения до настоящего времени.

Исходя из общеисторической периодизации и с учетом сказанного выше в развитии криминологии можно условно выделить пять периодов:

  • 1) древней цивилизации (последние столетия до н.э. и начало н.э., которые в истории именуются эпохой поздней древности);
  • 2) античный (охватывает около тысячелетия переходного времени до н.э. и н.э.);
  • 3) средневековый (500–1600 гг. н.э.);
  • 4) нововременной (1600–1900 гг. н.э.);
  • 5) новейшего времени (с 1900 г. до наших дней).

Причем в каждом историческом периоде могло быть несколько содержательных течений. Они со временем накладывались один на другой, проникая друг в друга. Практически все криминологические течения в той или иной мере дошли до наших дней, хотя их научная ценность существенно менялась под воздействием доминирующих научных достижений каждого периода.

Во времена древней цивилизации господствовало теологическое течение. В античный период философы и другие ученые Древней Греции и Древнего Рима выдвинули классическое направление в уголовном праве и криминологии. Классицизм в науке криминального цикла господствовал и в Средние века, и в Новое время. Параллельно возник позитивизм, развивающийся в двух направлениях – биологическом и социологическом, которые, в свою очередь, имели множество ответвлений. Впоследствии они существенно модифицировались, одновременно появлялись новые многочисленные теории.

  • [1] Библия : Книги Священного писания Ветхого и Нового Завета. Канонические / в рус. пер. с парал. местами. [Б. г., б. м.] С. 79.
  • [2] Конечно, в Библии есть и странные мифологические заветы. Примерно около 1700 г. до н.э. на земле уже существовало множество народов, племен, стран и селений, но завет был обращен лишь к одному относительно малочисленному племени. Кочевые племена во главе с Авраамом из Ура передвигались на юг Западной Иордании. Здесь бог Яхве дал Аврааму завет: Яхве обещал, что у Авраама, которому было 99 лет, будет многочисленное потомство, и отдал ему обетованную землю Ханаан. В знак верности все дети мужского пола на восьмой день после своего рождения должны были подвергаться обряду обрезания. Этот завет изложен в Библии (Бытие, 17, 4–10). Воспроизведем его: "Я – вот завет Мой с тобою: ты будешь отцом множества народов, и не будешь ты больше называться Аврамом, но будет тебе имя : Авраам, ибо Я сделаю тебя отцом множества народов; и весьма, весьма расположу тебя, и произведу от тебя народы, и цари произойдут от тебя. И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя; и дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую, во владение вечное; и буду им Богом... Сей есть завет Мой, который вы должны соблюдать между Мною и между вами и между потомками твоими после тебя: да будет у вас обрезан весь мужской пол". Позднее (Исход, 19,5) бог Яхве на горе Синай высказал откровение уже Моисею, который 40 лет выводил евреев из Египта: "Вы видели, что Я сделал Египтянам, и как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе. Итак, если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля".
  • [3] Коран / смысловой пер. Б. Я. Шидфар. М.: Умма, 2003. С. 185. В суре 9 "Покаяние" также говорится: "Поистине Аллах купил у правоверных их жизнь и их достояние, дав им взамен сады райские. Они будут сражаться за Аллаха, убивать и умирать, имея истинный обет в Торе, Евангелии и Коране, а кто полнее сдержит свое обещание, чем Аллах? Радуйтесь же сделке, которую вы совершили, поистине это великий успех и спасение!" (Там же. С. 184). "О верующие, сражайтесь и с самыми близкими вам неверными и будьте жестоки с ними. И знайте, что Аллах с богобоязненными" (Там же. С. 186).
  • [4] Сборник документов по всеобщей истории государства и права. Л., 1977. С. 5–24.
  • [5] Клинописный текст из Свода законов Хаммурапи высечен на базальтовых стелах в святилище бога Мардука в Вавилоне. В стенах храма они несли в себе правовое обучение, правовое воспитание и предупреждение преступлений. Стелы гласят: "Сюда должен прийти пострадавший, выдвигающий какие-нибудь иски, прочитать надпись и руководствоваться в своих действиях этими мудрыми словами. На камне он найдет пояснения, что делать, то есть и найдет свои права". Основой свода законов были семитские нормы (например, "око за око, зуб за зуб"). Кроме уголовного права большое внимание уделялось и другим правовым проблемам жизни (Харен- берг Б. Хроника человечества : пер. с англ. 2-е изд. М., 2000. С. 42).
  • [6] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. T. 25, ч. II. С. 357.
  • [7] Криминология : учебник / под ред. В. Н. Бурлакова и др. СПб., 1999. С. 12.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >