Современная российская криминология

В 1930-е годы, после "закрытия" криминологии и социологии, которые могли отражать реальное положение дел в стране в борьбе с преступностью и другими негативными явлениями, криминологические и социологические исследования практически не проводились. Их анализ мог осуществляться лишь в формальном ведомственном, засекреченном порядке. В постсталинский период 50-х годов XX в. криминология была постепенно "открыта", но оказалась практически лишена фактической информации, необходимой для объективного и широкого осмысления криминальных реалий. Уголовная статистика использовалась лишь институтами правоохранительных органов. Поэтому и в данный период задача ликвидации преступности, провозглашенная партией, представлялась основной массе неосведомленных людей вполне выполнимой.

В этих условиях вышедшие из "подполья" криминологи, воодушевленные строительством незапятнанного будущего, в течение последующих двух десятилетий придумали немало "доказательств" постепенному и закономерному искоренению преступности в процессе строительства бесклассового общества. Если бы криминальная статистика была доступной, а свобода слова – реальной, сомнительность вымышленных "доказательств" стала бы очевидной еще в 60-е годы XX в., когда уровень преступности в нашей стране начал неуклонно расти. Но и статистика, и свобода слова оставались за семью замками. И это было не столько виной возрождающейся криминологии, сколько ее бедой.

Реальные тенденции преступности в стране в полном объеме и в этот период были известны лишь ограниченному числу людей. И потому скептическое отношение некоторых к поставленной партией задаче о ликвидации преступности, основанной лишь на логических умозаключениях и отрывочных данных, было обречено на непонимание. Даже если и становились известными некоторые закрытые фрагментарные сведения о росте преступности, они вполне логично объяснялись с позиций господствующей идеологии противоречивостью динамики искоренения преступности и диалектикой борьбы нового со старым.

Наконец, наша вера в преодоление криминальности находила определенные подтверждения и в результатах сравнительного криминологического анализа преступности в капиталистических и социалистических странах, в некоторых реальных успехах предупредительной работы, и это признавали зарубежные криминологи. Даже в настоящее время при интенсивном и очевидном росте преступности число учтенных преступлений в расчете на одно и то же количество населения на территории нашей страны в несколько раз ниже (при высокой и все увеличивающееся латентности), чем в развитых капиталистических странах. Раньше все это преподносилось как преимущество одной социальной системы перед другой. В действительности же все было и сложнее, и проще[1].

В конце 50-х – начале 60-х годов прошлого века в Институте государства и права АН СССР, Институте криминалистики Прокуратуры СССР, во ВНИИ МВД СССР были созданы секторы криминологических исследований. К этим исследованиям подключались кафедры юридических факультетов и вузов. В 1963 г. в МГУ был прочитан первый в стране курс криминологии, а с 1964 г. криминология стала обязательной учебной дисциплиной для студентов-юристов.

В мае 1963 г. Совет Министров СССР принял решение о создании Института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности[2] как головного криминологического учреждения в стране. Ныне его функции выполняет Научно-исследовательское подразделение Академии Генпрокуратуры РФ, где в настоящее время продолжают криминологические исследования ученые А. И. Алексеев, А. И. Долгова, А. Н. Ларьков, С. М. Иншаков,

М. В. Королёва, Г. X. Ефремова и др. В советское время идеологи- чески-императивное требование КПСС искоренить преступность (при невозможности это сделать) подталкивало соответствующие структуры (партийные, государственные, правоохранительные) загонять криминальные болезни в глубь социальной жизни, плоды чего мы и сейчас пожинаем. Но было бы несправедливо все разрабатываемые и принимаемые меры по предупреждению преступности в СССР оценивать как порочную установку КПСС на ее искоренение. Местные органы и общественные организации, находясь нередко на прагматических позициях, проделывали большую работу по практическому предотвращению преступлений на производстве, в школе, семье, на улице[3]. В конце 80-х годов XX в. в СССР вплотную подошли к разработке конкретных государственных программ борьбы с преступностью, модельное содержание которых было теоретически обосновано моим коллегой в Институте государства и права РАН С. В. Бородиным[4]. И эта работа не была напрасной, она реализовалась в первой Федеральной программе РФ по усилению борьбы с преступностью в 1994–1995 гг. и Федеральных целевых программах по усилению борьбы с преступностью на 1996–1997 гг., 1999–2000 гг. Другой вопрос – как финансировались и выполнялись эти программы на практике. Неизбывные показуха, бюрократизм, формализм и отсутствие финансирования планируемых мер разваливали эту программную деятельность. Видимых результатов позитивного влияния на преступность практически не наблюдалось. Наоборот, преступность фактически и регистрационно, несмотря на множество способов манипуляции учетом, росла.

С 2001 г. разработка таких федеральных программ прекратилась. В эти годы складывалась примерно та же ситуация, что и в 30-е годы прошлого века, когда власти стихийно пришли к печальному выводу о "бесполезности" криминологических усилий на основе бюрократических решений, подготовленных без глубинного научного осознания криминологических реалий. Тогда основные мероприятия стали посвящаться отдельным проблемам – терроризму, экстремизму и т.д. В целом же криминологическая обстановка в стране была довольно противоречива, но с явной тенденцией к ухудшению. И если в 1970–1980-е годы профилактика правонарушений занимала важное место в деятельности правоохранительных органов нашей страны, то в начале нового столетия ей уже не уделялось должного внимания.

Министр внутренних дел Р. Г. Нургалиев на правительственном часе в Госдуме 29 октября 2008 г., где рассматривался вопрос о работе МВД РФ по профилактике преступлений, справедливо констатировал, что "к концу 80-х годов, по общепризнанным оценкам, профилактика преступлений являлась одним из наиболее эффективных направлений в милицейской практике. Действовавшее тогда уголовное судопроизводство в приоритетном порядке было нацелено на решение главной задачи – сохранение человека для общества. Однако в дальнейшем деятельность правоохранительных органов была сосредоточена лишь на последствиях совершения преступлений, и в результате были утрачены рычаги влияния на причины преступности, системное устранение условий правонарушений и индивидуальное воздействие на лиц, склонных к антисоциальному поведению".

В последние годы появились частные программы борьбы с терроризмом, экстремизмом, наркотизмом, алкоголизмом, а начиная с 2008 г. и с коррупцией. В настоящее время, заявил министр, "на различных стадиях проработки находятся проекты федеральных законов об основах государственной системы профилактики правонарушений в Российской Федерации, об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, о профилактике бродяжничества и социальной реабилитации лиц без определенного места жительства, рода занятий и средств к существованию, об обеспечении порядка и общественной безопасности при проведении спортивных мероприятий в Российской Федерации, об участии граждан в обеспечении правопорядка".

В марте 2008 г. постановлением Правительства РФ № 216 была образована Правительственная комиссия по профилактике правонарушений, которую возглавляет министр внутренних дел. В ее состав входят 30 представителей различных органов власти и общественных объединений. Правда, результатов работы этой комиссии практически не видно. Кроме того, под руководством МВД РФ функционирует сегодня и правительственная комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав. Министр Р. Г. Нургалиев полагает, что в настоящее время завершается организационный этап формирования органов управления многоуровневой государственной системы профилактики правонарушений. В большинстве субъектов РФ приняты и реализуются многоуровневые программы профилактики, которые получили и ресурсное обеспечение. К примеру, только на выполнение региональных программ профилактики преступности выделено из бюджетов различных уровней и практически освоено с 2007 г. 22,3 млрд руб.[5]

В последние 10–20 лет криминологи написали огромное количест_ во разнообразных книг, и на этом основании может показаться, что наука серьезно развивается. Однако это далеко не так. Юридических, в том числе и криминологических, книг издается действительно много, но они в основном относятся к учебной литературе (учебники, учебные и практические пособия). Безусловно, они важны и нужны. Дело в том, что в нашей стране около 200 юридических учебных заведений в основном частного характера. В них, как правило, нет своих библиотек. Студенты покупают учебники, сдают экзамены и больше к литературным источникам не обращаются – они им редко бывают нужны. Новые студенты идут по тому же пути. Это на руку частным юридическим издательствам и авторам. На книжных полках магазинов очень много учебников по уголовному праву и криминологии (каждый вуз стремится иметь свой учебник). Большинство из этих учебников – близнецы-братья.

Правда, есть на книжном рынке и монографии, в том числе и оригинальные, но их мало, и они не пользуются особым спросом у студентов (поскольку тем для "тройки" достаточно плохонького и тоненького учебника), а следовательно, их неохотно берут издательства, поскольку они не приносят нужного дохода. Более того, оригинальные и инновационные работы по криминологии, как правило, не пользуются спросом потому, что криминологические знания на практике также почти не используются. Ведь даже полезные и важные рекомендации не дают скорого эффекта. Необходимы системность и время. По этой же причине их не жалуют и власти, а также правоохранительные, следственные и судебные органы. Им нужны уголовное право, уголовный процесс и криминалистика. Все. Довлеют сиюминутные прагматичные интересы. Серьезные и критичные научные исследования маловостребованы. Причины здесь не только содержательные, но и организационные[6].

Рассказывать о современных криминологических работах учебного и научного плана достаточно трудно. Опубликованных работ очень много. Охватить и проанализировать хотя бы большинство из них, непросто. Выборочный же подход может оказаться субъективным и не совсем справедливым. Для того чтобы более или менее системно изложить достижения отечественной криминологии, ее публикации желательно каким-то образом классифицировать. Наиболее простой и доступный способ подобной классификации может быть следующим. Первая группа – учебники и учебные пособия. Вторая группа – иная учебная и научная литература, распределенная, в свою очередь, по отдельным проблемам общей части (преступность, причины преступности, личность преступника, личность потерпевшего, общие меры предупреждения преступности), а также по видам преступлений (политические, насильственные, корыстные, неосторожные и т.д.). Учитывая, что при анализе отдельных тем криминологии все эти проблемы будут рассматриваться более детально, то анализ современной литературы в историческом плане по проблемам (темам) особенной части криминологии может быть неполным и обобщенным.

Учебники. Как уже говорилось, учебников по криминологии огромное количество. Назовем лишь некоторые из них. В первую очередь следует назвать "Курс советской криминологии" в 2 томах (1985, 1986 гг.). Курс был подготовлен сотрудниками Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности Института прокуратуры СССР. Он вышел под редакцией В. Н. Кудрявцева, И. И. Карпеца и Б. В. Коробейникова. В первом томе рассматриваются: предмет, методология, преступность, ее причины и преступник; во втором – предупреждение преступности. Это была первая попытка дать обобщенное представление о советской криминологии. Курс и сейчас не утратил своего значения, хотя он несет на себе печать господствовавшей тогда идеологии и неоправданного оптимизма. Больше таких попыток издать интегрированный курс не было, если не считать данную попытку автора.

До издания названного курса и после этого на базе того же института было выпущено несколько авторских и коллективных учебников. Одной из первых книг учебного плана было "Введение в советскую криминологию" А. А. Герцензона (1965), где он изложил основные подходы советской криминологии. Затем выпустили несколько изданий учебника "Криминология" (1966, 1968, 1976) под ред. И. И. Карпеца, В. Н. Кудрявцева, Η. Ф. Кузнецовой и других ученых, учебники "Криминология" под ред. В. К. Звирбуля, Η. Ф. Кузнецовой и Г. М. Миньковского (1979) и под ред. Б. В. Коробейникова, Η. Ф. Кузнецовой и Г. М. Миньковского (1988).

Параллельно стали издаваться учебники и учебные пособия в других вузах. В Академии МВД было опубликовано два издания Г. А. Аванесова: "Криминология и социальная профилактика" (1980) и переработанный учебник "Криминология" (1984). Эти учебники отличались большим объемом, ведомственной (МВД) направленностью и более широким освещением некоторых криминологических проблем. В Свердловском юридическом институте М. И. Ковалевым была подготовлена и издана небольшая книжка ДСП[7] "Основы криминологии", на базе которой строилось преподавание криминологии в этом институте.

С 1970 г. стала преподаваться криминология на военно-юридическом факультете ВПА им. Ленина, где мной с грифом ДСП были подготовлены два издания: учебное пособие "Советская криминология (причины, предупреждение и методы изучения преступлений военнослужащих)" (1978, под редакцией зам. Главного военного прокурора В. Г. Новикова) и более полный учебник "Криминология. Причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах СССР" (1988, под редакцией Главного военного прокурора А. Г. Горного). Участие этих должностных лиц в изданиях по военной криминологии, с одной стороны, способствовало их опубликованию, хотя бы и с грифом ДСП, поскольку криминологические проблемы армии были засекречены, с другой – свидетельствовало о заинтересованности органов военной юстиции в подобных учебных материалах. К слову сказать, эти книги по запросам разошлись во все военизированные ведомства (МВД, КГБ и др.), поскольку в те годы у них своих учебников о преступности в войсках не было. Потом и у них появились свои учебники, поскольку преподавание криминологии обоснованно приспосабливалось к профессионализации вузов. Позднее в Военном университете мой ученик профессор С. М. Иншаков в двух книгах (частях) издал открытый и оригинальный учебник "Военная криминология" (1999, 2001). Но в этом учебнике автор почему-то пренебрег методами криминологических исследований и военно-юридической статистикой, которые в прежних учебниках были[8]. Параллельно он написал общевузовский учебник по криминологии (2000) и монографию "Зарубежная криминология" (1997).

Особое место среди учебников занимают несколько работ. Определенным спросом у студентов пользуется "Криминология", написанная на базе Московской государственной юридической академии большим коллективом криминологов (включая и автора) из других вузов и институтов. Первый (не очень удачный) учебник вышел под редакцией И. И. Карпеца и В. Е. Эминова в 1992 г., а после ухода из жизни Карпеца в 1993 г. постоянно дорабатываемый учебник с 1995 г. стал переиздаваться под редакцией В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова почти ежегодно. Когда умер В. Н. Кудрявцев, авторский коллектив продолжил работу под руководством В. Е. Эминова. Этот учебник хорошо принимается и студентами, и преподавателями.

Своеобразен учебник по криминологии под редакцией А. И. Долговой, также разрабатываемый большим коллективом авторов. Первое издание вышло в 1997 г., затем учебник выпускали в 2001-м и в последующие годы. Особенность учебника заключается в его концепции. Первые четыре раздела представляют общую часть: криминология как наука; преступность и ее изучение; детерминация и причинность преступности; борьба с преступностью. Раздел V состоит из 20 глав, посвященных отдельным видам преступлений, классификация которых не имеет обобщенных криминологических критериев и подходов. Главы выделяются по мотивации, по субъектам деяний, по способам совершения преступлений, по объекту посягательства, по способам и по месту совершения преступлений, по ситуации и т.д. В учебнике не рассматривается история криминологии, ее развитие, неосторожные деяния и другие важные проблемы. В то же время в этой книге есть некоторые главы, которые отсутствуют в других изданиях.

Спросом у студентов пользуется "Криминология", разрабатываемая в МГУ и Академии управления МВД. Первое издание учебника вышло под редакцией Η. Ф. Кузнецовой и Г. М. Миньковского в 1998 г. После ухода из жизни Г. М. Миньковского в 1998 г. учебник стал готовиться на юрфаке МГУ и в Институте государства и права РАН. Второе издание, переработанное и дополненное, вышло в 2004 г. под редакцией Η. Ф. Кузнецовой и В. В. Лунеева.

На книжном рынке есть много других учебников, учебных пособий и курсов лекции, которые используются при изучении криминологии в различных юридических вузах. Пять раз переиздавался, например, курс лекций "Криминология" А. И. Алексеева (М., 2005), предназначенный для юридических вузов правоохранительных органов. Своим учебником "Криминология" (СПб., 1999), подготовленным под редакцией В. Н. Бурлакова, В. П. Сальникова, С. В. Степашина и адаптированным к задачам МВД РФ, пользуется и Санкт- Петербургский университет МВД России. Всероссийская налоговая академия МНС России подготовила свой учебник "Криминология" под редакцией Ю. Ф. Кваши (Ростов-на-Дону, 2002), в котором нашли отражение проблемы налоговой службы. Вышло второе издание учебника под редакцией В. Д. Малкова "Криминология" (2006). Ю. М. Антонян написал учебную работу "Криминология. Избранные лекции" (2004), аналогичный курс лекций издал В. Н. Кудрявцев – "Лекции по криминологии" (2005). Продолжает работу над учебниками Г. А. Аванесов, написавший "Криминологию" (2006, 4-е изд.). Криминологические исследования нуждаются в методах криминологических исследований. Этой проблеме посвящен учебник В. В. Лунеева "Юридическая статистика" (1999–2009). Издаются учебники по криминологии Д. А. Шестакова, Г. Г. Шиханцова, А. Л. Репецкой и В. Я. Рыбальской и многих других авторов.

В главе 1 Курса мы рассматривали разные формы соотношения криминологии с различными научными и оригинальными ответвлениями, когда они формируют некое автономное научное направление и одновременно являются неотъемлемой частью целостной криминологической науки. К ним мы относили: виктимологию, криминопенологию, военную криминологию, экологическую криминологию, семейную криминологию (криминофамилистику), криминотеологию (богословскую криминологию), экономическую криминологию, педагогическую криминологию, политическую криминологию, криминологию массовых коммуникаций, криминологию закона, криминологию правоохранительной деятельности, а также социологию преступности и т.д. Относительные особенности имеет исследование криминологических проблем несовершеннолетних, женщин, стариков, чиновников и т.д. Все эти ветви криминологии активно разрабатываются. Важно, чтобы имеющиеся самоопределения не отрывались от базовой науки, а степень обоснованности релятивной самостоятельности была объективно необходимой, убедительной и достаточной.

Например, виктимология, ставящая в основу изучения жертву преступления, позволяет уточнить особенности причинной обусловленности некоторых насильственных и иных деяний, их прогнозирования (в том числе и потерпевшими) и специфические меры предупреждения. Более того, виктимология, будучи наукой о жертве, в своем самостоятельном значении, как мы уже говорили, выходит за пределы криминологии, поскольку жертвами становятся не только от преступлений, но и от других явлений (производственных, природно-стихийных и иных) некриминального характера. Их изучение позволяет по иному подойти и к пониманию жертв преступлений[9]. То же можно сказать и о других "автономиях", на которых автор останавливался в главе 1[10].

В последние 10–15 лет в стране появился ряд специфических учебников, не похожих друг на друга. В них излагаются те или иные авторские представления о криминологии или ее отдельных частях, авторы претендуют на оригинальные решения, открытие новых взглядов и даже своих школ. В их числе можно назвать книги Д. А. Шестакова, Я. И. Гилинского, Г. Ф. Хохрякова и др.

Д. А. Шестаков в 2006 г. выпустил 2-е издание (переработанное и дополненное) учебника "Криминология. Новые подходы к преступлению и преступности: криминогенные законы и криминологическое законодательство. Противодействие преступности в изменяющемся мире". В учебнике много относительно новых идей, с некоторыми из которых не всегда можно согласиться. Но главная особенность учебника – создание "школы преступных подсистем". Автор выделяет следующие разновидности криминологии: конститутивную, интегративную, аболиционистскую, миротворческую и т.д.[11] А в 2007 г. он издает "Частную криминологию", которая включает в себя иные разновидности (части) криминологии: корыстоведение, вайолентологию (насильственные деяния), экологические преступления, криминальную виктимологию и т.д. Как мы видим, некоторые разделы перекликаются с рассмотренными нами выше различными ответвлениями в криминологии. Их вполне можно назвать и частными.

Я. И. Гилинский написал достаточно интересный курс лекций "Криминология" (2002). Он разделен на следующие части: теория и методология, объяснение преступности, криминологический анализ некоторых видов преступлений, социальная реакция на преступность. В курсе лекций многие важные вопросы лишь обозначены. Органично исследуются только некоторые виды преступлений, нет прогноза преступности, нет криминологических методов исследования, почти не раскрыты причины преступности и т.д. Два года спустя Гилинский выпускает новую, более фундаментальную книгу "Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других отклонений" (2004). Основное содержание книги – сугубо криминологические проблемы (преступность, терроризм, коррупция, наркотизм). Кроме того, он исследует иные формы отклоняющегося поведения (пьянство, самоубийства, сексуальные и другие виды девиантности). Я не думаю, что криминологию следует рассматривать как часть девиантологии (на открытие которой претендует автор). Следуя по этому пути, можно над девиантологией поставить теорию безопасности, а затем и теорию самовыживания или самосохранения. Криминология и девиантология – взаимопроникающие научные дисциплины, имеющие общие разделы. Девиантология рассматривает (не совсем обоснованно) криминологию своей составной частью, а криминология вполне обоснованно изучает некриминальные девиации как условия, способствующие совершению или предупреждению преступлений. В предыдущей главе было показано, как криминология связана со многими научными дисциплинами. Наиболее тесные связи у криминологии с социологией уголовного права и уголовным правом, которые фактически представляют собой единую науку, состоящую их трех взаимосвязанных частей. Последний подход более практичен. Он связывает эти части и теоретически, и практически, и методически.

Г. Ф. Хохряков в 1999 г. опубликовал свой учебник "Криминология". Он разделил его на три раздела: общая криминология, частные криминологические теории, криминологическая теория предупреждения преступности. Редактором учебника был академик В. Н. Кудрявцев. Когда я обратил внимание В. Н. Кудрявцева на то, что в учебнике нет системного изложения реальной программы по криминологии, он ответил, что Хохряков писал о том, что знал, не претендуя на полное изложение криминологических проблем в рамках учебной программы. С этим можно согласиться, однако в "Криминологии" Хохрякова нет сведений о реальных причинах преступности, материалов по отдельным видам преступлений и их предупреждению, зато есть множество обобщающих высказываний, которые могут натолкнуть на некоторые размышления. При этом надо учитывать их трансцендентальность.

В 2000 г. в Санкт-Петербурге под редакцией профессоров В. Н. Бурлакова и В. П. Сальникова вышла книга с оригинальным названием "Криминология – XX век". Она подготовлена группой известных ученых и претендует на отражение теоретических и практических аспектов криминологии, которые останутся актуальными и в третьем тысячелетии. В принципе, это не трудно спрогнозировать, поскольку мы до сих пор не решили фундаментальных проблем, которые были актуальными в XVII–XVIII вв. Криминологические проблемы инерционны. Происходят изменения в технологии преступности, но суть ее мало меняется. Кража со взломом в XVIII в. представляла собой действия преступника, отжимающего ломом дверь и сбивающего с нее замок, а потом проникающего внутрь дома, чтобы похитить имущество хозяина. Ныне кража со взломом совершается несколькими щелчками компьютерной мыши. Изменения в технологии колоссальные, но все те же мотивация, последствия и квалификация деяния. Все 16 проблем, изложенных в книге, возникли давно, и нет предпосылок к тому, что они будут преодолены в новом тысячелетии. Однако это не снижает интереса к книге, написанной петербуржцами, традиционно претендующими на оригинальные исследования.

Особый интерес представляют главы "Социальная патология в современной цивилизации" (Д. А. Шестаков), "Криминология уголовного закона" (С. Ф. Милюков), "Жертвоприношение преступности" (Д. В. Ривман) и др. Как всегда на бытовом и личностном уровне пытается решить сложные проблемы криминологии известный норвежский профессор Н. Кристи в статье "Сверхсоциализация криминологов – преграда на пути проникновения в сущность". К сожалению, в предложенной статье его подход выглядит недостаточно убедительным и эффективным. Прислушиваться к себе необходимо, но это ненадежный метод исследования. К тому же современные криминологи, особенно в России, страдают от недостатка социологической информации, и многие их работы умозрительны, а ведь только при опоре на репрезентативные социологические и статистические данные криминология может оптимально решать ту или иную проблему.

Несколько общих замечаний по учебной литературе. Учебники по криминологии не отличаются единством содержания. В криминологии до сих пор не выработаны система науки, классификация видов преступной деятельности по единым и научно обоснованным критериям, в связи с чем при изложении вопросов по отдельным видам деяний встречается множество повторов. Исключительно поверхностно преподносится методика криминологических исследований, а потому многие темы криминологии носят умозрительный, описательный характер. Плохо разрабатываются причины и условия, способствующие совершению преступлений, слабо развита предупредительная функция науки. В учебниках почти нет данных об эффективности деятельности системы уголовной юстиции. Не рассматриваются криминогенные и антикриминогенные положения отдельных отраслей права, а именно в них заключен огромный профилактический потенциал. Некоторые из названных вопросов обстоятельно изложены в монографиях и периодике, но эти источники практически не используются в преподавательской деятельности. Выход новых статей и монографий профессорско-преподавательским составом отслеживается крайне редко, и новые, оригинальные и спорные проблемы, творчески разрабатываемые ведущими и молодыми учеными, не всегда выносятся в студенческие аудитории. В силу этого студенты изолируются от творческой криминологической мысли. Изучение криминологии ограничивается тем или иным принятым в конкретном вузе учебником, который зачастую навязывается.

Получив некоторый объем сведений об учебных изданиях, перейдем теперь к монографической литературе по криминологии.

Иная научная литература по общим проблемам предмета криминологии[12]. С открытием Всесоюзного института прокуратуры в 1963 г. была предложена разработка теоретических основ советской криминологии. Среди первых работ можно выделить монографии А. Б. Сахарова "О личности преступника и причинах преступности в СССР (1961), "Деятельность органов расследования, прокурора и суда по предупреждению преступлений" под редакцией Г. М. Миньковского (1962), А. А. Герцензона "Введение в советскую криминологию" (1965) и "Уголовное право и социология" (1970), "Сборник статистических данных о преступности в капиталистических странах" под редакцией А. А. Герцензона (1967)[13], В. Н. Кудрявцева "Причинность в криминологии" (1968), И. И. Карпеца "Проблема преступности" (1969), Η. Ф. Кузнецовой "Преступление и преступность" (1969), А. М. Яковлева "Преступность и социальная психология". Эти книги предопределили развитие криминологии, и не случайно перечисленные работы Карпеца, Кудрявцева, Кузнецовой, Сахарова и Яковлева в 1984 г. были удостоены в совокупности Государственной премии СССР "За разработку основ советской криминологии".

В последующие годы были подготовлены индивидуальные и коллективные монографии В. К. Звирбулем "Деятельность прокуратуры по предупреждению преступлений" (1971), Г. А. Аванесовым "Теория и методология криминологического прогнозирования" (1972), коллективом авторов под руководством В. Н. Кудрявцева "Личность преступника" (1974), И. С. Ноем "Методологические проблемы советской криминологии" (1975), В. Н. Кудрявцевым "Причины правонарушений" (1976), коллективом авторов "Теоретические основы предупреждения преступности" (1977) и др.

Эти работы как бы завершали создание научных основ советской криминологии. Дальнейшие исследования пошли вглубь и вширь по отдельным проблемам и темам.

Криминологическая информационная аналитика обнародуется в электронной версии бюллетеня "Население и общество" Института демографии Государственного университета – Высшей школы экономики "Демоскоп Weekly". В 2006 г. после выхода второго издания книги автора "Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции" директор Института А. Г. Вишневский предложил опубликовать в электронной версии подборку из 10 разделов "Преступность в России 100 лет назад" в № 239–240 бюллетеня. Криминологическая информация появлялась в бюллетене и позже. В частности, в № 413–414 бюллетеня были опубликованы новые важные материалы по криминологической статистике:

"Преступность в России сокращается третий год подряд", а также о числе убийств и других преступлений в России и мире[14].

Проблемы преступности, пока окончательно не были открыты статистические данные, разрабатывались в теоретическом плане в основном с использованием данных по России за 20–30-е годы, а также некоторых относительных величин и зарубежной статистики. В эти годы были опубликованы сборники "Статистика осужденных в СССР 1923–1924 гг." (1927), "Преступник и преступность" (1928), "Статистика осужденных в РСФСР" (1928), "Статистика осужденных в СССР в 1925, 1926, 1927 гг." (1930); работы Μ. Н. Гернета "Преступность за границей и в СССР" (1931), А. А. Герцензона "К изучению воинской преступности и преступности военного времени в буржуазных государствах" (Ученые записки ВИЮН, 1945), С. С. Остроумова "Преступность и ее причины в дореволюционной России" (1960). "Преступность в СССР 1917–1970", рукопись, подготовленная Институтом прокуратуры под редакцией А. Б. Сахарова с грифом "совершенно секретно" (1975), так и не увидела свет.

В 1987 г. были сняты ограничения на публикацию статистических сведений о числе осужденных по семи видам опасных деяний, а в январе 1989 г. принято решение о снятии ограничений с публикаций сводных данных о зарегистрированных преступлениях и числе осужденных. Вскоре была опубликована работа Μ. М. Бабаева и М. В. Королёвой "Преступность приезжих в столичном городе" (1990). В настоящее время данная проблема стала особенно актуальной. После этого появилась работа И. И. Карпеца "Преступность: иллюзии и реальность" (1992). Различные аспекты преступности отражены в монографии А. И. Долговой "Преступность, ее организованность и криминальное общество" (2003), а также в работах, вышедших под ее редакцией: "Преступность и законодательство" (1997), "Проблемы преступности: традиционные и нетрадиционные подходы" (2003), "Преступность в России начала XXI века и реагирование на нее" (2004), "Преступность в разных ее проявлениях и организованная преступность" (2004). Важным этапом для криминологии стало издание трехтомника В. Н. Кудрявцева "Избранные труды по социальным наукам" (2002) и сборника Η. Ф. Кузнецовой "Избранные труды" (2003).

Другие авторы проявляли интерес к иным проблемам преступности: Μ. М. Бабаев, М. С. Крутер "Молодежная преступность" (2006); М. Л. Токарев "Тень над Европой: русская преступность на Западе – мифы и реальность" (2004), С. А. Шоткинов "Преступность в крупных городах" (2004). К анализу преступности стали привлекаться не только статистические и социологические методы, но и сугубо математические: Э. Г. Юзиханова "Моделирование криминогенных процессов в субъектах Российской Федерации" (2005), С. Г. Ольков "Аналитическая криминология" (2007), A. С. Овчинский, С. О. Чебатарева "Матрица преступности" (2006), B. С. Овчинский "Криминология и биотехнологии" (2005), Л. В. Кондратюк, В. С. Овчинский "Криминологическое измерение" (2008), А. И. Алексеев, В. С. Овчинский, Э. Ф. Побегайло "Российская уголовная политика: преодоление кризиса" (2006), Р. В. Скоморохов, В. Н. Шиханов "Уголовная статистика: обеспечение достоверности" (2006).

Особый интерес стала представлять латентная преступность, проблема которой не решена до сих пор. В 1993 г. вышел сборник международного семинара "Латентная преступность: познание, политика, стратегия". В 1994 г. опубликована книга К. К. Горяйнова "Латентная преступность в России: опыт теоретического и прикладного исследования". В 2004 г. издана книга Б. Я. Гаврилова "Латентная преступность и обеспечение конституционного права граждан на доступ к правосудию", в 2007 г. – "Латентная преступность в РФ: 2001–2006 годы" под редакцией С. М. Иншакова.

В 1990 г. автор настоящего Курса в составе правительственной делегации участвовал в Гаване в работе VIII Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, где ознакомился с огромным количеством зарубежной криминологической литературы и осознал скудность нашей работы по обнародованию и анализу тенденций преступности. В 1990–1991 гг. издаются наши первые сборники "Преступления и правонарушения в СССР", подготовленные группой криминологов, где я выступил соавтором и соредактором. После этого в журнале "Государство и право" и отдельных сборниках в 1989–1997 гг.[15] был опубликован ряд аналитических статей о преступности и ее видах в СССР, которые послужили основой книги "Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции" (1997). В 1999 г. за цикл работ "Мировые, региональные и российские тенденции преступности XX века" автору была присуждена Государственная премия РФ по науке и технике. В 1999 г. вышло 2-е, стереотипное издание этой книги, а в 2005 г. – переработанное и дополненное издание, поскольку XX в. завершился, и можно было подвести обстоятельные итоги криминала XX в. После этого разработка названной тематики продолжалась. В 2007 г. мной издана новая книга "Эпоха глобализации и преступность", выводы которой в определенной мере подтвердились во время мирового финансового кризиса 2008 г.[16]

О проблемах субъективных и объективных причин преступности за эти годы написано немало работ. Особенно много работал в этом направлении В. Н. Кудрявцев: "Причинность в криминологии" (1968), "Причины правонарушений" (1976), "Право и поведение" (1978), "Правовое поведение: норма и патология" (1982), "Генетика. Поведение. Ответственность. О природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения" (в соавторстве, 1989), "Социальные деформации (причины, механизмы и пути преодоления" (1992), "Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования" (1998), "Причины преступности в России. Криминологический анализ" (в соавторстве с В. Е. Эминовым, 2006). Под его редакцией вышли также: "Механизм преступного поведения" (1981), "Криминальная мотивация" (1986) и другие работы по данной проблематике. Следует признать, что труды В. Н. Кудрявцева предопределили разработку проблем причинности. К этой тематике тяготеют и работы: К. Е. Игошева "Типология личности и мотивация преступного поведения" (1974); Б. С. Волкова "Мотивы преступлений" (1982); Η. Ф. Кузнецовой "Проблемы криминологической детерминации" (1984); А. Р. Ратинова, Г. X. Ефремовой "Правовая психология и преступное поведение" (1988); В. В. Лунеева "Преступное поведение: мотивация, прогнозирование, профилактика" (1980) и "Мотивация преступного поведения" (1990); В. А. Номоконова "Преступное поведение: детерминизм и ответственность" (1989); Ю. М. Антоняна "Психологическое отчуждение личности и преступное поведение" (1987) и "Отрицание цивилизации: каннибализм, инцест, детоубийство, тоталитаризм" (2003); А. М. Яковлева "Социология преступности (криминология)" (2001); А. Н. Тарасова "Психология лжи в бизнесе: дурная бесконечность. Способы и результаты бизнес-мошенничества" (2007) и многие другие.

О личности преступника первую книгу в нашей стране написал А. Б. Сахаров – "О личности преступника и причинах преступности в СССР" (1961). Затем вышла книга Н. С. Лейкиной "Криминология о преступнике" (1978). Под редакцией В. Н. Кудрявцева вышло два издания книги "Личность преступника" – для служебного пользования (1971) и открытое (1975)). Ю. М. Антонян опубликовал "Изучение личности преступника" (1982). С его участием также вышли книги "Преступная жестокость" (1994), "Криминальная патопсихология" (1991) и др. В 2004 г. Ю. М. Антонян, В. Н. Кудрявцев, В. Е. Эминов издали монографию "Личность преступника" с учетом новых данных. Интересные работы написаны И. М. Мацкевичем "Портреты знаменитых преступников" (2005), A. А. Налчаджяном "Агрессивность человека" (2007). Личность осужденных рассматривалась А. С. Михлиным в книге "Общая характеристика осужденных" (1991). Под его редакцией также опубликованы "Характеристика подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в следственных изоляторах" (т. 1, 2000) и "Характеристика осужденных к лишению свободы" (т. 2, 2001). Много работ о личности преступников было подготовлено по различным видам деяний.

Предупреждение преступности занимает ведущее место в структуре криминологических проблем. Эта проблема исследовалась многими криминологами. Назовем некоторые работы: "Теоретические основы предупреждения преступности" под ред. B. К. Звирбуля и др. (1977); "Курс советской криминологии: предупреждение преступности" (1986); В. В. Лунеева "Нарушение можно предупредить"; А. Э. Жалинского "Социально-правовое мышление: проблемы борьбы с преступностью" (1989); С. В. Бородина "Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы" (1990); Максимова С. В. "Эффективность общего предупреждения преступлений" (1992); В. В. Лунеева "Преступность и уголовная юстиция в бывшем СССР и странах, образованных на его территории" (1994)[17] А. И. Алексеева, С. И. Герасимова, А. Я. Сухарева "Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы" (2001); В. В. Лунеева "Социально-правовой контроль и предупреждение преступности" в сборнике "Проблемы социальной и криминологической профилактики преступлений в современной России" (2002); В. С. Зеленецкого "Общая теория борьбы с преступностью"; "Современные проблемы и стратегия борьбы преступностью" под ред. В. Н. Бурлакова, Б. В. Волженкина. В литературе по этой проблематике особо надо выделить книгу В. Н. Кудрявцева "Стратегии борьбы с преступностью" (2005).

Стараниями редакции журнала "Российский криминологический взгляд" на его страницах опубликованы российские законы о предупреждении преступности, относящиеся к царскому времени: "Устав о предупреждении и пресечении преступлений" 1842 г. (2006. № 2); "Свод уставов о предупреждении и пресечении преступлений" 1857 г. (2008. № 3). Проблемами предупреждения преступности были озабочены еще более чем полтора века назад, в царской России. А в России современной, где проблемы преступности более чем актуальны, такой озабоченности не заметно. В 1996 г. в № 11 журнала "Государство и право" мной был опубликован проект закона "О предупреждении преступности". Другие авторы также предлагали свои проекты, но закон о предупреждении преступности так до сих пор и не принят. Хотя кое-какая работа по подготовке Основ государственной системы профилактики правонарушений в России проводится. Во всяком случае, осознание того, что уголовным наказанием нельзя минимизировать преступность, возвращается к властным структурам. И их взор обращается к решению криминологических проблем.

В нашей стране в настоящее время криминологические проблемы освещаются в ряде традиционных юридических журналов: "Государство и право", "Законность", "Российская юстиция", "Журнал российского права", а также в новых частных журналах – "Российский криминологический взгляд" (главный редактор О. В. Старков, отв. секретарь В. Н. Орлов, Ставрополь), "Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права" (главный редактор А. Л. Репецкая, Иркутск), "Уголовное право" (главный редактор П. С. Яни, Москва), "Криминологический журнал" (главный редактор С. Я. Лебедев, Москва), Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба "Криминология: вчера, сегодня, завтра" (главный редактор Д. А. Шестаков, Санкт-Петербург), "Юридическая мысль" (главный редактор М. Б. Ревнова, Санкт-Петербург), "Пробелы в российском законодательстве" (главный редактор В. В. Чистяков, Москва), "Юридические науки и правоохранительная практика" (главный редактор А. И. Числов, Тюмень), "Вопросы ювенальной юстиции" (главный редактор А. С. Автономов, Москва). Некоторое время автор издавал Криминологический альманах "Организованная преступность, терроризм и коррупция" (Москва). Под разными названиями, но практически ежегодно издает большой сборник статей молодых ученых под редакцией Н. А. Лопашенко Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции. Юридические вузы, как правило, издают свои труды. В стране проводится очень много конференций криминологического содержания, материалы которых публикуются. Все это свидетельствует о том, что возможностей для обнародования криминологических идей и взглядов достаточно много.

Криминологическая литература по отдельным видам преступного поведения очень обширна. Всю ее привести в данной главе невозможно. Значимые криминологические монографии и другие работы, российские и зарубежные, будут названы при раскрытии конкретных тем Курса.

Особое место среди отечественных криминологов занимает академик В. Н. Кудрявцев. В память о нем я предлагаю его представление к Государственной премии РФ 2006 г., которую он, к великому сожалению, не получил. Хотя, естественно, был достоин. Было представлено более 100 кандидатов. По гуманитарным наукам премию получил А. И. Солженицын. Решение было скорее политическим. С ним, конечно, В. Н. Кудрявцев конкурировать не мог. Государственная премия РФ в настоящее время по всем параметрам выдвижения и сумме премиальных (5 млн руб.) практически равна Нобелевской премии. Да и количество премий сокращено до трех. Если при прежнем порядке (а он мне хорошо известен, так как я после получения Государственной премии был определен в Комиссию по государственным премиям по общественным наукам при Президенте РФ, где проработал около пяти лет) ежегодно получали премии около 30 научных коллективов и отдельных ученых, ныне к этой премии представляют не организации, как было прежде, а только лауреаты Государственной премии РФ и СССР и действительные члены РАН. В. Н. Кудрявцев был представлен академиком РАН Д. С. Львовым. Но организаторы представления предложили также и мне, лауреату Государственной премии РФ, написать представление. Я воспользовался этой возможностью и также представил В. Н. Кудрявцева к Государственной премии РФ. В. Н. Кудрявцев уже был лауреатом Государственной премии СССР, но в числе большой группы ученых. Здесь же решался вопрос о его индивидуальном награждении. В представлении я писал:

"Представляю на соискание Государственной премии Российской Федерации за 2006 г. родившегося в Москве 10 апреля 1923 г. и про- живающего в г. Москве... советника Российской академии наук, академика, доктора юридических наук, профессора Кудрявцева Владимира Николаевича, заслуженного деятеля науки РСФСР.

Кудрявцев В. Н.юрист широкого профиля. Он внес выдающийся вклад в возрождение, становление и развитие отечественной криминологии, в совершенствование юридической политологии, общей теории права и уголовного права. Он автор около 600 научных работ, из них более двух десятков фундаментальных монографий. Будучи директором Всесоюзного института по изучению причин и предупреждению преступности, директором Института государства и права РАН и вице-президентом Российской академии наук, он заложил теоретический фундамент отечественной криминологии... С его участием принимались... Уголовный кодекс РФ и другие основополагающие законы России. Под его редакцией вышло около сотни коллективных монографий и учебников, которые определили высокий уровень отечественной юридической науки. В. Н. Кудрявцев положил начало новым научным направлениямюридической конфликтологии и социологии права. Многие его работы изданы в зарубежных странах.

Особое место в его научной работе последних лет занимает трехтомник "Избранные труды по социальным наукам" (2002), который включает в себя такие основополагающие монографии, как: "Правовое поведение: норма и патология", "Общая теория квалификации преступлений", "Причинность в криминологии", "Политическая юстиция в СССР", "Государство и права человека", "Преступность и нравы переходного общества", "Социальные причины организованной преступности в России", "Юридическая конфликтология" и многие другие. Одна из последних работ"Стратегия борьбы с преступностью". В ней обобщен мировой и российский опыт борьбы с преступностью, адаптированный к современным проблемам контроля преступности в России. Общая совокупность перечисленных и иных трудов существенно обогатила отечественную и мировую науку и оказала значительное влияние на развитие научного правового прогресса...

За свои научные труды и организаторскую работу по развитию юридической и социальной науки в стране он был награжден орденом Ленина, орденом Октябрьской революции, двумя орденами Почета, орденом "За заслуги перед Отечеством", зарубежными наградами. Ему были вручены Государственная премия СССР (в числе других ученыхза разработку теоретических основ советской криминологии), юридическая премия "Фемида", Демидовская премия РАН и премия "Триумф", а также премия РАН имени М. Ковалевского по социологии. На протяжении многих лет он состоит членом научно-консультативных советов Верховного Суда РФ, Генеральной прокуратуры и Министерства юстиции РФ. Его научные заслуги признаны в других странах. Он является членом пяти зарубежных академий наук (КНР, Болгарии, Финляндии, Украины и Таджикистана). Обобщающей формулировкой выдающихся достижений Кудрявцева В. Н, заслуживающих присуждения ему Государственной премии Российской Федерации в области науки и технологий, является "системная разработка научных основ укрепления правопорядка и определение стратегий противодействия преступности"... Эта формула была согласована с В. Н. Кудрявцевым, и он ее одобрил.

Зарубежная криминологическая литература, переведенная на русский язык. Этот вид изданий также широко используется отечественными криминологами. После возрождения криминологии в СССР в 1963 г. и позднее вышло множество книг на русском языке криминологов из других социалистических стран: "Социалистическая криминология" Э. Бухгольца и др. (пер. с нем.), "Криминология. Основные проблемы" Б. Холыста (пер. с польск.), "Основные проблемы криминологии" М. Вермеша (пер с венг.), "Криминология" – коллективный труд (пер. с чешек.) и др.

В советское время, несмотря на многолетнюю холодную войну и ожесточенную идеологическую борьбу между социализмом и капитализмом, в нашей стране было переведено на русский язык и опубликовано множество книг американских авторов по криминологической проблематике: "Преступность в США. Замечания по поводу ее природы, причин предупреждения и контроля" Р. Кларка (1975)[18], "Наше преступное общество. Социальные и правовые источники преступности в Америке" Э. Шура (1977), "Введение в криминологию" Верона Фокса (1980), "Они плачут, когда другие смеются. О несовершеннолетних заключенных Америки" К. Вудена (1981), "48 законов власти" Р. Грина (2000), "Глобализация: тревожные тенденции" Дж. Стиглица (2003) и др. В 1960-е годы в сборник статей "Социология преступности" были включены основополагающие работы известных американских криминологов Т. Селлина, Э. Сатерленда, П. Таппена, Р. Макайвера, А. Коэна, Д. Кресси, Ш. и Э. Глюков, Г. Джонсона, Д. Глейзера, К. Райса, Д. Белла, Р. Мертона и многих других.

Переводились работы криминолога ФРГ Г. Кайзера "Криминология. Введение в основы" (1979), норвежцев И. Анденеса "Наказание и предупреждение преступлений" (1979), Н. Кристи "Приемлемое количество преступлений" (2006), американцев Дж. Грэхэма и Т. Беннетта "Стратегии предупреждения преступности в Европе и Северной Америке" (1995), шведа X. Тама "Преступность и уровень жизни" (1982), японца К. Уэда "Преступность и криминология в современной Японии (1989), американцев "Российская организованная преступность" под ред. У. Вебстера (1997), "Хроника преступлений" М. Фидо (1997), "Алчность и слава Уолл-стрит" Дж. Стюарта (2000), "Организованная преступность" Г. Абадинского, вышедшая с моим предисловием (2002), "Криминология" под ред. Дж. Ф. Шели, "Коза Ностра: история сицилийской мафии" Дж. Дики (2005), "Книга о мафии" Д. Мэнниона (2004), "Банды Нью-Йорка" Г. Осбери (2004), "Психология криминального поведения" Р. Блэкворна (2004), "Ельциниада. Первое десятилетие постсоветской России" итальянца А. Руби (2004), "Банды Чикаго" Г. Осбери (2004), "Преступный человек" Ч. Ломброзо (2005) и многих других. Очень много книг американских авторов (политологов, экономистов, социологов) 36. Бжизинского, С. Коэна, Н. Хомского, Дж. Сороса и других переводилось на русский язык и вводилось в научный оборот российскими криминологами по близким им проблемам глобализации, экономики, демографии и т.д.

Всесоюзный институт научной и технической информации (ВИНИТИ) выпускал ежемесячный информационный бюллетень "Борьба с преступностью за рубежом" (по материалам зарубежной печати), а Институт научной информации по общественным наукам (ИНИОН) систематически издавал и продолжает издавать реферативные журналы по социальным и гуманитарным наукам, где находят отражение все заметные работы по отечественной и зарубежной криминологии. Этот же институт ежемесячно выпускает фундаментальный библиографический указатель по всей зарубежной литературе по социальным и гуманитарным наукам, в котором содержится необходимая информация о зарубежных криминологических исследованиях.

Наряду с этим в нашей стране вышло множество работ российских авторов о криминологических проблемах зарубежных стран: Б. С. Никифорова и др. "Организованная преступность в Соединенных Штатах Америки" (1953), Ф. М. Решетникова "Современная американская криминология" (1965), В. С. Шикунова "Криминология ФРГ" (1969), Б. С. Никифорова и др. "США: преступность и политика" (1972), Η. Ф. Кузнецовой "Современная буржуазная криминология" (1974), Л. Л. Ананиана "Преступность несовершеннолетних в Скандинавских странах" (1974), В. М. Геворгяна "Организованная преступность в США" (1980 г.), С. М. Иншакова "Зарубежная криминология" (1997) и других авторов. Более того, в последние годы российские криминологи все больше и больше вводят в научный оборот зарубежную литературу на иностранных языках. Ссылки на эти работы – в текстах различных глав Курса.

Перечень работ зарубежных авторов и советских криминологов о преступности в других странах свидетельствует о том, что отечественная наука, вопреки сегодняшнему расхожему мнению о нашем неведении, не была в полной изоляции. Хотя чтобы быть объективным, надо заметить, что изучая криминологические проблемы зарубежья в советское время, ученые преследовали и определенные идеологические цели показать "преступный капитализм", так как преступность в СССР (если не считать политические репрессии) была в несколько раз ниже, чем в развитых капиталистических странах. При этом не следует думать, что идеологическая тенденциозность не присутствовала в работах криминологов других стран по отношению к СССР. В США, например, во многих научных исследованиях о российской преступности до последнего времени политизированная тенденциозность не только сохранялась, но и усиливалась. Достаточно вспомнить доклады "Russian organized crime" (1997), "Russian organized crime and corruption" (2000), подготовленные специальной группой под руководством бывшего директора ЦРУ США У. Уэбстера в Центре стратегических и международных исследований США. Судя по содержанию докладов, их авторы стремились не столько к объективному анализу организованной преступности в России, сколько к созданию из России на основе преувеличенного и тенденциозного описания ее организованной преступности нового пугала для американцев и их руководителей. Хотя американская мафия намного страшнее российской[19].

  • [1] Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005. С. XXVI–XXXVI.
  • [2] В 1989 г. он был переименован во Всесоюзный, позже в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ и сохранил роль головного криминологического центра, но с серьезным сокращением криминологической тематики. В 2003 г. институт отметил свое 40-летие (см.: 40 лет на службе науке и закону. М., 2003). А уже в апреле 2007 г. он был преобразован в НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ, где фундаментальная криминологическая тематика была еще более свернута. Ренессанс государственных криминологических исследований завершается. Все повторяется.
  • [3] Курс советской криминологии: предупреждение преступности. М., 1986.
  • [4] Бородин С. В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. М., 1990.
  • [5] Нургалиев Р. Г. МВД России: вчера, сегодня, завтра. М., 2010; Его же. Основные этапы совершенствования и реформирования МВД России. Приоритетные задачи и результаты. М., 2010.
  • [6] Приведу конкретный пример. Журнал "Государство и право", где уже много лет я являюсь членом редколлегии, в недалеком прошлом считался одним из главных теоретических изданий. Я его выписывал около 40 лет. Примерно так поступали и другие специалисты. Он был читаемым. Теперь его мало кто выписывает – дорого. Журнал многопрофильный. Специалист может найти в нем лишь одну-две статьи соответствующего уровня, а то и не одной. Выписывать его из-за единичных статей по своей специальности весьма накладно. В розничной продаже его нет. Журнал принадлежит не РАН, а частному издателю, американцу, который почему-то не заинтересован в широком распространении журнала, кроме подписки. Даже члены редколлегии не в состоянии приобрести тот или иной нужный им номер, если за три месяца не закажут и не оплатят его стоимость. Ссылки на журнал встречаются крайне редко. Таким образом, теоретически и практически значимый журнал ИГП РАН фактически вымирает. Даже сотрудники Института читают свой журнал крайне редко. А руководство ИГП РАН, да и Российская академия наук ко всему этому относятся с безразличием.
  • [7] Для служебного пользования.
  • [8] Военно-криминологические проблемы совмещались с методами их исследования, поскольку юридическая статистика на факультете не преподавалась, а значение ее трудно переоценить. Военные юристы в те годы готовились, как правило, для работы в военных прокуратурах и военных трибуналах, и выпускники нуждались в военно-уголовной статистике в качестве методики военно-криминологических исследований. Такое сочетание было важным и допустимым. Военные юристы вместе с криминологией и статистикой изучали социологические и математические методы исследования применительно к криминологическим проблемам Вооруженных Сил.
  • [9] Ривман Д. В. Криминальная виктимология. СПб., 2002.
  • [10] См., например: Тангиев Б. Б. Экокриминология. СПб., 2005; Шестаков Д. А. Семейная криминология. Криминофамилистика. 2-е изд. СПб., 2003; Алексеев А. И. Педагогические основы предупреждения преступлений органами внутренних дел. М., 1984; Старков О. В. Основы криминопенологии. Уфа, 1997; Старков О. В., Башкатов Л. Д. Указ, соч.; Дмитриев А., Кудрявцев В., Кудрявцев С. Введение в общую теорию конфликтов // Юридическая конфликтология. 4.1. М., 1993. См. также: Российский криминологический взгляд за 2006,2007, 2008 гг., где эти оригинальные криминологические ответвления отражены в рубриках журнала.
  • [11] Д. А. Шестаков пишет, что школу теории преступных подсистем "отличают криминологическое понятие преступления как такового (независимого от указания в законе); понятие преступности как свойства общества порождать преступления, воплощенного в единстве преступного множества и причинного комплекса; подразделение преступности общества на преступность его институтов (социальных подсистем): семейная, политическая, экономическая, информационная, религиозная, гендерная и т.д. преступность; идея управления преступностью при неизбежном сосуществовании с нею, положения о минимизации уголовной репрессии, о гуманизации как главном критерии прогресса уголовного права, о криминологии как о теоретической основе наук уголовно-правового цикла; вычисление в рамках криминологии новых отраслей: семейной, политической, массово-коммуникативной, теологической, экономической, законодательной и других ее отраслей; семантическая методология" (Шестаков Д. А. Криминология : учебник для вузов. 2-е изд., перераб, и доп. СПб., 2006. С. 98). Некоторые идеи Шестакова требуют определенного осмысления. Человеческое общество оказалось в криминальном капкане. Государственные структуры не в состоянии контролировать преступность. Меры уголовного наказания не удерживают преступников от злодеяний и т.д. Нужны новые подходы. Но основная идея Шестакова, точно процитированная мной, несет в себе и много умозрительного, которое трудно соотнести с криминальными реалиями не только в нашей стране, но и в мире в целом и еще труднее с криминологическим прогнозом на ближайшее будущее.
  • [12] К ним относятся: преступность, причины преступности, личность преступника и предупреждение преступности.
  • [13] В эти годы в нашей стране еще не было открытой статистики. Поэтому даже данные о преступности в капиталистических странах были изданы под грифом "Для служебного пользования". Книга впервые позволила получить сведения по учтенной преступности в 34 странах Западной Европы, Азии, Австралии, Северной Америки и Африки. И это имело большое значение.
  • [14] demoscope.ru.
  • [15] Лунеев В. В. Библиография. М., 2007. С. 10–14.
  • [16] Это прогнозировалось многими исследователями. См., например: Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции : пер. с англ. М., 2003; Делягин М. Г. Мировой кризис: общая теория глобализации. M., 2003 и др.
  • [17] Указанная работа в более полном объеме была опубликована в сборниках HEUNI: Crime and Criminal Justice in Europe and North America 1986–1990 (Helsinki, 1995); Profiles of Criminal Justice Systems in Europe and North America (Helsinki, 1995).
  • [18] Книга была переиздана в 2002 г. издательством "Книжная находка" с моим предисловием.
  • [19] Странные люди американцы. Они скупают литературу по всему миру, но не переводят ее на английский язык. Это ниже их достоинства. Даже в Советском Союзе было переведено на русский язык более 30 работ по криминологии американских авторов. Переводных же советских или российских книг в США практически нет. О России в США написаны горы книг, но американцами. Ну не могут американцы знать нашу страну, как мы, россияне! Тем более сейчас у нас нет цензуры и наши книги очень критичны и объективны. Приведу частный пример. Американский профессор Джеймс Финкенауер (James О. Finckenauer) специализируется на российской организованной преступности. Перед тем как писать об этом книги, он приезжал в Россию с переводчиком и беседовал со многими криминологами, в том числе и со мной. Его интересовало не положение дел с организованной преступностью в России в каком-то обобщенном, интегрированном виде, в форме тенденций, закономерностей, прогноза. Нет! Он меня пытал, что такое "вор в законе" и что такое "крыша". Я ему предложил наши объективные источники, наши добротные книги для перевода, предложил написать книгу вместе с каким-либо видным российским криминологом, предлагал и свою кандидатуру. Это ему было не нужно. Дж. Финкенауер с Д. Кеннеем (Dennis J. Kenney) и Е. Уарингом (Elin J. Waring) в итоге написали примитивные "страшилки" о русской организованной преступности в Америке. Источниками послужили газетные утки и частные случаи. В Америке нет учета организованной преступности, нет учета преступников по национальности. У меня сложилось впечатление, что американцы бояться чужих книг, из которых они могут узнать мнение других народов об "образцовой" Америке. Они пишут хорошие книжки о своей стране и плохие – о других странах. Примерно так когда-то поступали в СССР. Мы знаем, чем это закончилось...
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >