Статистические источники криминологической информации

Основными источниками криминологической информации являются юридическая статистика[1] (и ее подотрасли – уголовно-правовая, криминологическая, виктимологическая, административно-правовая, гражданско-правовая, моральная), а также экономическая, социальная, демографическая и другие отрасли статистической науки. Они занимают особое место в развитии отечественной криминологии как один из основных методов эмпирических криминологических исследований.

Известно, что в 1930–1990-е годы фактические сведения о преступности, судимости и деятельности правоохранительных органов, а также многие другие статистические показатели были засекречены или предназначались для служебного пользования (ДСП), хотя сама работа по сбору данных и в эти годы практически не прекращалась. Не прекращалось и теоретическое преподавание судебной статистики в юридических вузах, правда, больше на базе криминальных данных капиталистических стран. Юристы изучали статистику по учебникам А. А. Герцензона (издания 1935, 1937, 1939, 1948 гг.) и С. С. Остроумова (издания 1949, 1952, 1954, 1960, 1970, 1976 гг.). Эти учебники от издания к изданию совершенствовались и косвенно приоткрывали отдельные актуальные проблемы борьбы с преступностью. Военные юристы осваивали статистику по учебнику А. А. Герцензона "Военно-судебная статистика" (1946), а с началом изучения военной криминологии военно-уголовная статистика (которая доминировала в системе военной юстиции) стала преподаваться в виде самостоятельного раздела криминологии "Методика криминологических исследований"[2].

С восстановлением в правах криминологии с середины 1960-х годов стали развиваться и статистико-криминологические исследования. В эти годы, например, в Институте прокуратуры под грифом "совершенно секретно" группой ученых (С. Б. Алимов, Г. В. Антонов-Романовский, Μ. М. Бабаев, Л. А. Волошина, В. М. Коган, А. И. Рахманов, В. А. Серебрякова, А. П. Сыров, А. С. Шляпочников) под научным руководством А. Б. Сахарова была подготовлена рукопись "Преступность в СССР. 1917–1970", которая так и не увидела свет. Кроме перечисленных авторов в области криминальной статистики трудились Ю. Д. Блувштейн, Η. Н. Кондрашков и др. Ю. Д. Блувштейном, например, были опубликованы работы "Криминология и математика" (1974) и "Криминологическая статистика" (1981).

В последние годы вышло несколько изданий учебников автора ("Юридическая статистика"), Л. К. Савюка ("Правовая статистика"), Кальмана А. Г. и Христича И. А. ("Правовая статистика") и других подобных работ, в которых с разной степенью полноты и глубины раскрывались методы статистических познаний в криминологии.

В России эта наука называлась по-разному: "уголовная статистика", "судебная статистика", "правовая статистика" и т.д. Но даже последнее название не раскрывает значения статистической науки для юристов, ибо она касается не только уголовных деяний, деятельности судов и правовой статистики, но и других видов юридической деятельности (криминологической, криминалистической, экспертной, адвокатской, нотариальной и т.д.), которые не всегда связаны с правом. Наиболее полное и точное название данной дисциплины – юридическая статистика, которая охватывает все виды и формы деятельности юристов самых разных специальностей.

Первое издание моего учебника "Юридическая статистика" было подготовлено по предложению академика Б. Н. Топорнина для студентов Академического правового университета в 1999 г. С тех пор учебник практически ежегодно переиздавался с необходимыми изменениями и дополнениями в издательстве "Юристъ". Последнее издание учебника, исправленное и дополненное, опубликовано в 2010 г. в издательстве "Норма". В настоящее время "Юридическая статистика" является единственным учебником по юридической статистике, который отвечает высоким требованиям современной статистической науки для юридических вузов.

Содержание учебника помогает сделать более целенаправленной и обоснованной деятельность юристов разных специальностей по изучению, выявлению и устранению причин нарушений законов и дальнейшему формированию правового государства в России.

Тем не менее 60-летний отрыв юристов от фактических криминальных реалий (которые были "за семью замками") стал причиной того, что огромное число специалистов наук криминального цикла практически не владели методами юридической статистики и исследовали криминальные явления на основе частных примеров и логических рассуждений. При таком подходе путь к криминологическим тенденциям и закономерностям труден, если вообще возможен. За 15–18 лет относительной открытости юридической статистики в науках криминального цикла произошли определенные позитивные сдвиги (особенно это отразилось в работах молодых специалистов), но до системного освоения криминальных реа-

Назовем некоторые работы молодых статистиков-математиков: Ольков С. Г. Математическое моделирование в юриспруденции, этике и девиантологии. Тюмень, 2006; Его же. Аналитическая криминология. Казань, 2007; Юзиханова Э. Г. Моделирование криминогенных процессов в субъектах Российской Федерации. Тюмень, 2005; Юзиханова Э. Г Техника криминологического исследования / под ред. В. В. Лунеева. Тюмень, 2005; Скоморохов Р. В., Шиханов В. Н. Уголовная статистика: обеспечение достоверности. М., 2006; Ефименко М. О., Скоморохов Р. В., Шиханов В. Н. Криминологическая теория и практика организации ведомственного контроля за достоверностью уголовной статистики. М., 2010; Скифский И. С. Насильственная преступность в современной России: объяснение и прогнозирование. Тюмень, 2007; Скифский И. С. Прогнозирование преступности: опыт статистического моделирования / под ред. В. В. Лунеева. Тюмень, 2009; Латентная преступность в Российской Федерации: 2001–2006 / под ред. С. М. Иншакова. М., 2007.

Юридическая статистика обслуживает множество юридических направлений, на некоторых из них мы и остановимся. Уголовноправовая статистика (уголовная, криминальная) – одна из наиболее давних и развитых подотраслей юридической статистики. В современном понимании она обычно употребляется в трех взаимосвязанных значениях: как конкретные количественные сведения о преступности (преступниках, осужденных, заключенных), как практическая деятельность по сбору и обработке уголовно-правовых данных, как наука и соответствующая ей учебная дисциплина[3]. В данном случае рассматривается ее информационная составляющая. Уголовная статистика несколько в большей мере освоена юристами криминального цикла.

Статистические сборники о преступности в США, Франции, Англии, Германии и других европейских странах издаются около 200 лет. В настоящее время они публикуются в абсолютном большинстве стран, а с 1970 г. ООН собирает сведения о преступности в отдельных странах, регионах и мире в целом. К настоящему времени вышло 10 обзоров о мировых тенденциях преступности[4]. Очередной обзор находится в стадии формирования. В подготовке некоторых обзоров участвовали и российские авторы[5].

Практическое становление уголовной статистики в России началось в XVIII в. Первый опубликованный том судебной статистики назывался "Свод статистических сведений по делам уголовным, возникшим в 1872 г.". В последующие годы эти своды меняют название, расширяются и уточняются. Их издание прерывается в 1913 г.

Данные судебной статистики за 1915–1916 гг. были обработаны уже при советской власти в 1922–1923 гг.

После революции 1917 г. в некоторых городах (Москва, Петроград и др.) какое-то время сохранялась прежняя судебно-статистическая отчетность. Потом она стала интенсивно меняться. В 1918 г. было образовано Центральное статистическое управление (ЦСУ), где создан отдел моральной статистики. В 1920-е годы выпущено множество сборников о статистике осужденных в СССР и РСФСР. В 30-е годы XX в. статистика преступности и судимости становится ведомственной и закрытой. Такое положение сохранялось почти 60 лет. Гриф секретности с уголовно-статистических данных сняли только в 1987–1988 гг. С 1989 г. в СССР, а затем и в России стали ежегодно издаваться статистические сборники о преступности и правонарушениях. Первые два сборника были изданы в открытых издательствах при участии автора в 1989 и 1990 г. Последующие ежегодники (охватывающие пять предшествующих лет) хотя и не являлись конфиденциальными (и не могут быть таковыми по Закону РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 "О государственной тайне"), но и публиковались, и распространялись внутри МВД РФ, а также рассылались в другие правоохранительные ведомства[6].

Непосредственными объектами уголовно-правовой статистики являются:

  • 1) статистика предварительного расследования, учитывающая преступность и деятельность органов предварительного следствия и дознания (количество учтенных преступлений, возбужденных уголовных дел, выявленных лиц, совершивших преступления, задержанных, арестованных и многие другие показатели);
  • 2) статистика уголовного судопроизводства, охватывающая учет судимостей и деятельности судов (количество рассмотренных уголовных дел, осужденных, освобожденных от уголовной ответственности и наказания, оправданных, лишенных свободы, оштрафованных и т.д.);
  • 3) статистика исполнения приговоров, включающая учет деятельности прокуратуры по надзору за местами лишения свободы, работу судов по условно-досрочному освобождению и замене наказания более мягким, движение заключенных (учет осужденных заключенных, подследственных заключенных и т.п.).

В последние годы в виде самостоятельной подотрасли выделилась криминологическая статистика, которая, будучи тесно связана с уголовно-правовой статистикой, рассматривается как часть криминологии, изучающая количественные характеристики преступности, ее причин, личности преступника и профилактической деятельности. Указанные характеристики в большинстве своем находятся как в рамках, так и за рамками уголовно-правовой статистики. Это в первую очередь касается латентной преступности, причинной обусловленности преступности и отдельных видов преступлений, а также процесса формирования личности преступника и мотивации преступного поведения, деятельности субъектов профилактики, которые не относятся к правоохранительным органам[7]. Одним из разделов криминологической статистики, который в России почти не развит, является виктимологическая статистика, т.е. статистика о жертвах преступлений или потерпевших от преступлений, и их роли в генезисе преступлений. И совсем в зачаточном виде находится статистика социальных последствий преступности. Обращение к этой проблематике показало, что мы не знаем реального объема преступности, всех ее социальных последствий, общего числа жертв преступлений, не знаем действительной эффективности борьбы с преступностью, не знаем, во что она фактически в целом обходится человеческому сообществу, не имеем сколько-нибудь адекватного прогноза ее возможного развития в постоянно меняющемся мире. Более того, мы глубинно не изучаем эти проблемы. Мы привыкли ко всему этому "незнанию", как к стихии. И хотя многое можем предположить и даже более или менее точно что-то прогнозируем, нас пугает реальность, поскольку мы интуитивно понимаем, что, узнав все точно, ощутим еще большую беспомощность перед растущей и становящейся все более изощренной преступностью[8].

Особое место в криминологической статистике занимают сведения о безнадзорности и беспризорности детей, о бомжевании, наркомании, токсикомании, пьянстве и алкоголизме, самоубийстве, проституции, венерических болезнях и других фоновых или девиантных явлениях, как правило, взаимосвязанных с преступностью, которые традиционно относились к моральной статистике. Сейчас их можно отнести к девиантологической статистике[9].

Административно-правовая статистика занимается учетом административных правонарушений по их видам, причиненному ущербу, характеру административных взысканий, органам административной юрисдикции, административному судопроизводству.

Общее число органов, обладающих административной юрисдикцией, в России велико, их более 65 (в СССР было чуть более 30). К ним относятся: органы внутренних дел, железнодорожного, воздушного, водного и городского транспорта; санитарного, технического, пожарного, охотничьего, экологического, таможенного и пограничного контроля и т.д.[10] Особое место в системе субъектов административной юрисдикции занимают суды, роль которых в последние годы все больше возрастает. Даже идет речь о создании административных судов и административной юстиции. Более того, в настоящее время готовятся законопроекты федеральных законов о переводе многих уголовно наказуемых деяний в административные[11].

В соответствии со своим характером административно-правовая статистика может обслуживать кроме административного и другие отрасли права. В ней особо нуждается криминология, поскольку совершение административных правонарушений, как правило, является одной из ступеней к преступному поведению, и их анализ помогает решать многие криминологические задачи. Ранее эта связь была более тесной, так как в Уголовном кодексе РФ существовала административная преюдиция, которая позволяла рассматривать совершение административного правонарушения как предвестник преступления и как его материальный признак. В 2003 г. административная преюдиция была из УК РФ исключена, хотя ее криминологическое содержание не изменилось. И сейчас административные правонарушения нередко являются криминогенной приметой, но они не имеют юридического значения, а следовательно, и необходимого статистического отражения.

Гражданско-правовая статистика представляет собой учет гражданско-правовых споров, находящихся на разрешении общих и арбитражных судов, а также результатов деятельности последних по стадиям гражданского судопроизводства, значение которого в последние годы постоянно возрастает. В криминологии гражданско-правовая статистика приобретает все большее значение при анализе латентных преступлений в сфере экономики (против собственности, в сфере экономической деятельности, против интересов службы в коммерческих и иных организациях), а также преступлений против личности (против здоровья, свободы, чести и достоинства, конституционных прав и свобод человека и гражданина) и против общественной безопасности (против здоровья населения, экологии, безопасности движения и эксплуатации транспорта) и др.

И административно-правовая, и гражданско-правовая статистика помогают не только глубже понять причинную обусловленность некоторых видов преступных деяний, но и выработать более адекватные меры по предупреждению преступлений, связанных с административными и цивилистическими деликтами и пробелами в этих отраслях права[12].

Юридическая статистика не исчерпывается комплексными подотраслями и тем кратким перечнем сведений, которые были приведены по каждой из них. Развитие юридической теории и практики всегда нуждается в адекватном отражении реалий, которые имеют важное юридическое, уголовно-правовое или криминологическое значение.

Особое значение в криминологических исследованиях имеют экономическая, демографическая, социальная статистика. Последняя помогает раскрыть причинную базу преступности, дать социально-демографическую характеристику личности преступников, разработать меры предупреждения и контроля преступности. Динамика преступности коррелирует с экономическими, социальными, политическими и демографическими процессами в стране. Даже элементарный расчет коэффициента преступности (число преступлений на 100 или 10 тыс. населения) невозможен без демографической статистики. Многие показатели юридической статистики прямо или косвенно раскрывают экономические, социальные или демографические аспекты преступности и борьбы с ней.

Взаимосвязи между различными отраслями и подотраслями статистики постоянно совершенствуются, углубляются, дифференцируются или интегрируются, что можно выявить лишь при непосредственном ознакомлении с практическими формами учета и отчетности юридических и иных учреждений.

  • [1] В системе обучения статистике юристов этот предмет именовался по-разному: моральной статистикой, судебной статистикой, уголовно-правовой статистикой. Сейчас это правовая статистика. Все названия имеют право на существование, но они не точно отражают рассматриваемую сферу статистического изучения. Моральная статистика связана с соблюдением и нарушением норм морали, судебная статистика должна быть ограничена сведениями о судебной деятельности, уголовно-правовая – данными уголовно-правовых явлений, правовая – данными, непосредственно связанными с правом. Они не отражают: юридически значимую, напрямую не связанную с правом криминологическую статистику о преступности, причинах, личности, мерах и т.д.; виктимологическую статистику о жертвах преступлений; историческую статистику о развитии криминологии; криминалистическую статистику о способах и методах совершения и раскрытия преступлений; судебно-медицинскую и иную экспертную статистику и т.д. Все указанные виды статистических исследований охватываются одним понятием – юридическая статистика. Она шире "правовой" статистики и может включать в себя любые статистические сведения, связанные с юриспруденцией в самом широком понимании этого термина, охватывающие все научные дисциплины, необходимые для многосторонней юридической специализации (Лунеев В. В. Юридическая статистика : учебник. 2-е изд., перераб, и доп. М., 2007. С. 5–8, 15–40). Понятием "моральная статистика" тяготился Μ. Н. Гернет (см.: Гернет Μ. Н. Определение моральной статистики // Моральная статистика 20-х гг. Сер.: История статистики. М., 1990. С. 11), а судебной статистикой – С. С. Остроумов (Остроумов С. С. Советская судебная статистика. М., 1976. С. 409). "Правовая статистика" не устраивает автора, рассматривающего юридические проблемы, включающие в себя криминологические, уголовно-правовые, уголовно-процессуальные и иные аспекты не в узких рамках догмы права, а в системе социальных тенденций и закономерностей.
  • [2] Лунеев В. В. Криминология. Причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах СССР : учебник. М., 1986.
  • [3] Лунеев В. В. Юридическая статистика : учебник. М. (1999, 2000, 2002, 2004, 2007), 2010. С. 9–24.
  • [4] Мировые данные Второго Обзора (один год– 1980-й), Третьего (1981– 1985 гг.), Четвертого (один год– 1986-й), Пятого (1991–1994 гг.), Шестого (1995–1997 гг.) и Седьмого (1998–2000 гг.) опубликованы автором (см.: Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. 2-е изд., перераб, и доп. М., 2005. С. 40–45). См. также: Global Report on Crime and Justice / G. Newman ed. published for the United Nations. New York; Oxford, 1999. Данные Восьмого (2001–2002 гг.), Девятого (2003–2004 гг.) и Десятого (2005– 2006 гг.) обзоров можно найти на сайтах ООН и на других сайтах в Интернете. Эти сайты доступны исследователям при получении соответствующего пароля из Венского центра ООН.
  • [5] См., например: Лунеев В. В. Преступность и уголовная юстиция в бывшем СССР и странах, образованных на его территории (1986–1992) // К Четвертому обзору ООН о тенденциях преступности и функционировании системы уголовной юстиции. М., 1994; Его же. Union of Soviet Socialist Republics and former Republics... (перечень всех республик, образованных на территории СССР) // Profiles of Criminal Justice Systems in Europe and North America. HEUNI. Helsinki, 1995. P. 234–323.
  • [6] Неоднократные попытки автора (принимавшего участие в качестве соавтора и соредактора в подготовке первых статистических сборников "Преступления и правонарушения в СССР" в 1989 и 1990 гг.) выпускать ежегодные сборники в России в открытых издательствах и ввести их в свободную продажу (как во многих странах), чтобы заинтересованные лица могли их анализировать, не увенчались успехом. При желании эти данные, конечно, можно получить (сейчас некоторые показатели публикуются и на сайте МВД РФ), но этого недостаточно. Главный информационно-аналитический центр МВД России собирает огромное количестводанных, которые недоступны независимым исследователям.
  • [7] Блувштейн Ю.Д. Криминологическая статистика. Минск, 1981. С. 5–16.
  • [8] Лунеев Б. В. Социальные последствия, жертвы и цена преступности // Государство и право. 2009. № 1. С. 36–56; Его же. Сколько стоит преступность? // Российский криминологический взгляд. 2008. №4. С. 107–127.
  • [9] Гилинский Я. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других "отклонений". СПб., 2004.
  • [10] См.: Кодекс РФ об административных правонарушениях 2001 г., который непрерывно изменяется и дополняется, где перечислены все органы административной юрисдикции (М., 2002. С. 17–178).
  • [11] Российская газета. 2009. 27 апр.
  • [12] См., например: Предупреждение организованной и коррупционной преступности средствами различных отраслей права : сб. мат. Международной научно-практической конференции "Предупреждение организованной и коррупционной преступности средствами различных отраслей нрава" (Москва, ИГП РАН, 02.11.2000–03.11.2000), круглого стола "Административно-правовые проблемы предупреждения преступности" (Москва, ИГП РАН, 17.05.2001), науч.-практ, конф. "Роль гражданского и смежных с ним отраслей права в предупреждении преступности" (Москва, ИГП РАН, 29.10.2001–30.10.2001) / под ред. В. В. Лунеева. М., 2002.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >