Структура личности преступника

Структура личности преступника – чрезвычайно важная криминологическая проблема. Через личность действуют причины преступности, в результате взаимодействия личности с социальной средой формируется мотивация преступного поведения, как непосредственная субъективно-объективная причина преступного деяния. Личность преступника осуществляет преступное посягательство, она несет ответственность за содеянное. Лишь при глубоком изучении личности преступника и адекватном позитивном воздействии на нее можно рассчитывать на социализацию субъекта преступления и предупреждение его дальнейший противоправных действий. Научно обоснованная структура личности преступника является ключом к решению многих криминологических задач. Эта проблема чрезвычайно сложна и для многих авторов не однозначна. Существует множество подходов к решению данной проблемы, и пока нет устоявшегося единства мнений. В связи с этим познакомим читателей лишь с некоторыми из них.

Авторы монографии "Личность преступника" (М., 1975) включили в структуру личности следующие характеристики: 1) социально-демографические и уголовно-правовые признаки, 2) социальные проявления в различных сферах общественной жизни, 3) нравственные свойства и 4) психологические особенности[1]. Аналогичная схема приведена в Курсе советской криминологии[2]. В первом издании "Личности преступника" (1971) значатся: 1) социально-демографическая и правовая характеристика; 2) нравственнопсихологические качества и социальная ориентация; 3) социальные роли и поведение преступника в различных социальных группах[3]. В этой же книге А. Б. Сахаров предложил иную структуру, которая включала в себя: 1) социально-демографические признаки (отражающие общегражданскую, семейную, бытовую, производственную сферы); основные социально-психологические черты и свойства личности (морально-политические, интеллектуальные, эмоциональные, волевые); биофизиологическую основу личности (пол, возраст, особенности физической конституции, состояние здоровья и т.д.)[4]. Таким образом, даже в одной монографии разные позиции. Если мы заглянем в учебники по криминологии, то и там не обнаружим желаемого единства, хотя сходство имеется.

В учебнике под ред. Η. Ф. Кузнецовой и В. В. Лунеева (автор главы – Η. Ф. Кузнецова) личность преступника рассматривается в плане трех подсистем:

  • 1) социальный статус личности, определяющийся принадлежностью лица к тому или иному социальному слою и группе с социально-демографической характеристикой (пол, возраст, образование, семейное положение и т.д.);
  • 2) социальные функции (роли) личности, включающие совокупность видов деятельности лица как гражданина, члена трудового коллектива, семьянина и т.д.;
  • 3) нравственно-психологическая характеристика, которая отражает отношение личности к социальным ценностям и выполняемым социальным функциям[5].

В учебнике "Криминология" под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова (авторы главы – В. Н. Кудрявцев и Ю. М. Антонян) рассматривают несколько классификаций преступников. Вначале выделяются две большие группы:

  • 1) социологические, в том числе социально-демографические признаки (пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, семейное положение, социальное происхождение, занятость в общественно полезном труде, род занятий, специальность, место жительства);
  • 2) правовые признаки (характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины). Далее авторы предлагают другие классификации и типологии по лицам (несовершеннолетние, женщины, насильственные деяния, городские жители и т.д.), по мотивам, по общественной опасности и т.д.[6]

В учебнике под ред. В. К. Звирбуля, Η. Ф. Кузнецовой, Г. М. Миньковского (автор главы – А. Б. Сахаров) в структуре личности преступника выделяются: 1) социально-демографические свойства, 2) образовательно-культурная характеристика, 3) функционально-отношенческая характеристика, 4) ценностная ориентация, 5) уголовно-правовая характеристика[7].

Автор в учебнике "Криминология. Причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах СССР" рассматривает структуру личности преступника через две интегрированные социальные характеристики: 1) социально-демографическую и 2) социально-психологическую, каждая из которых представляет собой комплексное образование, включающее ряд свойств, особенностей и признаков, имеющих различную криминологическую значимость в механизме преступного поведения[8].

В зарубежной и отечественной юридической литературе существует нескольких десятков классификаций мотивов преступлений. Свои классификации или критерии их образования предлагали русские правоведы Л. И. Петражицкий[9], С. В. Познышев[10], Μ. П. Чубинский[11]; советские юристы Б. С. Волков[12], П. С. Дагель[13], Н. А. Дремова[14], Д. П. Котов[15], С. А. Тарарухин[16], Б. В. Харазишвили[17] и др. Эти классификации подробно анализировались в дореволюционное время Μ. П. Чубинским, а в наше – Б. В. Харазишвили, Д. П. Котовым и другими учеными, поэтому вряд ли есть необходимость в их пересказе или критическом анализе. В криминологической литературе встречаются и иные классификации, в том числе построенные на основе уровневого подхода[18].

Преобладающее большинство классификаций носит оценочный этико-правовой характер, реже – психологический или криминально-психологический, и лишь классификация Η. Ф. Кузнецовой, разделившей мотивацию преступлений на антисоветскую, корыстную, хулиганскую и на мотивацию неосторожных преступлений, имела криминологические задачи. Кроме того, упомянутые систематизации по сути своей касаются лишь мотивов, а не мотиваций, где побуждение, хотя и является исходным, но не единственным элементом.

Личность преступника как целостное образование в научных целях условно рассматривается по некоторым подструктурам или уровням. Выделяются следующие уровни:

  • 1) биологический (тип нервной системы, возрастные, половые особенности, темперамент);
  • 2) индивидуальный (память, эмоции, мышление, восприятие, чувства, воля);
  • 3) социальный (знания, правосознание, навыки, умения и привычки);
  • 4) мотивационный (направленность личности, влечения, мотивы, интересы, склонности, идеалы, убеждения). Последние три уровня в той или иной мере связаны с психологическими особенностями личности. Каждый уровень может иметь соответствующие криминогенные аспекты.

В новой монографии о личности преступника (2004) известные авторы рассматривают личность преступника во временном и процессуальном развитии. Они условно выделяют:

  • 1) формирование личности преступника, личность в ее взаимодействии с конкретной жизненной ситуацией до и во время совершения преступления;
  • 2) личность преступника в процессе осуществления правосудия в связи с совершенным им преступлением;
  • 3) личность преступника в период отбывания наказания[19].

Эти этапы вряд ли можно назвать развитием. Да, некоторые преступники осознают свою вину и "развиваются" в желательном (или нежелательном) социальном плане. Значительное же число их еще более деградирует. Они тоже развиваются – в направлении все более устойчивой криминализации. Бесспорно одно: личность до, во время и после совершения преступления, проходя по "коридорам" системы уголовной юстиции, существенно меняется, и не всегда в лучшую сторону.

Кроме того, авторы выделяют основные аспекты личности преступника, которые изучаются междисциплинарно и комплексно с привлечением достижений и методов соответствующих наук: философии, социологии, психологии, этики, экономики, демографии, криминологии, права, психиатрии и биологии. В таком подходе авторы видят по-новому разрабатываемую ими проблему. Теорию личности преступника, считают они, "нужно рассматривать как возникшую на определенном этапе развития криминологии некоторую совокупность упорядоченных и систематизированных знаний, описывающих и объясняющих существование, развитие и особенности тех, кто совершает преступления... Теория личности преступника складывалась, конечно, из разных источников. Ее теоретическими источниками были философия, социология, психология, криминология, криминалистика и наука уго-

ловного права, а практическими – деятельность по предупреждению и расследованию преступлений, рассмотрению уголовных дел в судах, исправлению преступников"[20].

Авторы возлагают большие надежды на свою теорию, которая, по их мнению, тесно связана с другими криминологическими теориями: преступности, ее причин, преступного поведения, его прогнозирования и предупреждения, конкретных криминологических исследований, с виктимологической концепцией и др. Однако ожидания не совсем оправдываются. При внимательном изучении текста обоснование новой теории личности преступника выглядит недостаточно убедительным. Более того, при рассмотрении некоторых черт криминологической характеристики личности преступника излагались известные социально-демографические и психологические особенности преступников, включающие черты характера, нравственные особенности, ориентации и "биологический фундамент", расшифровывающийся как проблема соотношения социального и биологического в личности преступника[21]. Все это в том или ином объеме раскрывалось во многих криминологических работах с 1970-х годов. В подтверждение данного положения можно было бы дополнительно привести множество учебников и других источников. Эти достижения объективно нельзя обойти, а комплексный междисциплинарный подход не изменил общей картины того противоречивого описания личности преступника, которое существует в современной криминологии.

Безусловно, книга Ю. М. Антоняна, В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова – это новая, оригинальная монографическая работа последних лет, подготовленная широко известными специалистами по данной проблематике. И надо отметить, что, несмотря на сказанное выше, в целом эта попытка разработки теории личности преступника должна быть оценена как достаточно продуктивная, поскольку может привести к активизации исследований в данной области.

Структурный анализ личности преступника представляет собой мысленное расчленение ее на составные части (элементы), установление условного места каждой части в общем строении личности, изучение их взаимосвязей и криминологической значимости в механизме преступного поведения в целом.

Личность человека – понятие многогранное. Выявить все возможные признаки личности преступника в криминологических целях совершенно нереально, даже учитывая то, что условное и операциональное понятие личности преступника значительно уже понятия личности человека. Более того, у каждого преступника нам необходимо выявить лишь те свойства и признаки, которые дают возможность объяснить генезис данного конкретного преступления. Но как преступления, так и их субъекты не схожи между собой. Криминологически значимые признаки мошенника могут существенно отличаться от признаков убийцы, коррупционера, находящегося на высокой государственной должности, злостного нарушителя правил дорожного движения (сопоставлений можно привести множество) как по качеству, так и по количеству.

Опираясь на общенаучное понятие личности, криминология должна изучать, во-первых, лишь специфические свойства личности преступника, которые были перечислены в параграфе 8.1, а во-вторых, криминологию интересует социальное происхождение (генезис) криминологически значимых свойств. Это связывает личность преступника с причинами преступного поведения, которые были интериоризированы (преобразованы во внутренние свойства) субъектом в процессе своей жизни и деятельности. В момент совершения преступления эти причины включаются в механизм преступного поведения не непосредственно, а опосредованно – через сформированные ими криминогенные свойства личности субъекта, которые, в свою очередь, взаимодействуют с обстоятельствами конкретной ситуации совершения преступления.

Поскольку дробление характеристик структуры личности преступника вносит лишь путаницу, а некоторые дробные характеристики практически не наполняются конкретными эмпирическим данными и обосновываются лишь логическими рассуждениями, автор придерживается своей прежней позиции и рассматривает составляющими структуры личности преступника две интегрированные социальные характеристики: 1) социально-демографическую и 2) социально-психологическую, которые, как правило, есть в концепциях абсолютного большинства криминологов. Биологическая (психофизиологическая) характеристика личности преступника не включается в структуру личности преступника и рассматривается отдельно как соотношение социального и биологического в личности преступника и преступном поведении. Тем не менее интегрированное наполнение рассматриваемых характеристик было расширено автором с учетом вполне обоснованных предложений, высказанных другими криминологами, позиции которых излагались выше. По нашему мнению, каждая интегральная характеристика представляет собой комплексное образование, включающее ряд свойств, особенностей и признаков, имеющих различную криминологическую значимость в механизме преступного поведения. И эти свойства, особенности и признаки, анализируемые разными криминологами, по существу, не выходят за рамки предлагаемых интегральных характеристик. В связи с этим автору представляется, что с криминологической точки зрения указанные характеристики являются главными, определяющими содержательную сторону личности преступника и его преступного поведения.

  • [1] Личность преступника ... 1975. С. 32.
  • [2] Курс советской криминологии ... С. 261. В указанном Курсе рассматриваются структурные конструкции ряда других авторов (с. 262–266).
  • [3] Личность преступника ... 1971. С. 38–39.
  • [4] Там же. С. 34–36.
  • [5] Криминология / под ред. Η. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунеева. М., 1998. С. 119– 122.
  • [6] Криминология / под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Е. Эминова. М., 2004. С. 155–168.
  • [7] Криминология / под ред. В. К. Звирбуля, Η. Ф. Кузнецовой, Г. М. Миньковского. М., 1979. С. 112–118.
  • [8] Лунеев В. В. Криминология. Причины, предупреждение и методы изучения преступлений в Вооруженных Силах СССР. М., 1986. С. 87.
  • [9] Петражицкий Л. И. О мотивах человеческих поступков, в особенности об этических мотивах и их разновидностях. СПб., 1904. С. 9–10.
  • [10] Позиьииев С. В. Криминальная психология, преступные типы. Л., 1926. С. 117.
  • [11] Чубинский Μ. П. Мотив преступной деятельности и его значение в уголовном праве. Ярославль, 1900. С. 346.
  • [12] Волков Б. С. Мотивы преступлений. Казань, 1976. С. 30–165.
  • [13] Дагель П. С. Классификация мотивов преступлений и ее криминологическое значение. Иркутск, 1967.
  • [14] Дремова Н. А. О классификации мотивов преступных действий // Вопросы судебной психологии. М., 1971. С. 46.
  • [15] Котов Д. П. Мотивы преступлений и их доказывание. Воронеж, 1975. С. 59–60.
  • [16] Тарарухин С. А. Преступное поведение (социально-психологические черты). М., 1974. С. 88–112.
  • [17] Харазишвили Б. В. Вопросы мотива поведения преступника в советском праве. Тбилиси, 1963. С. 63.
  • [18] Аванесов Г. А. Криминология. М., 1984. С. 261.
  • [19] Антонян Ю. М., Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Личность преступника. М., 2004. С. 18–19.
  • [20] Антонян Ю. Μ., Кудрявцев В. Н., Эминов В. Е. Личность преступника. С. 20–23.
  • [21] Там же. С. 20–35.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >