Влияние экономических и социальных отношений на преступность

Экономика (от греч. oikos – дом, хозяйство и nomos – правило, закон) – это правила ведения хозяйства, или искусство ведения домашнего хозяйства. Экономика представляет собой совокупность средств, объектов, процессов, используемых людьми для обеспечения жизнедеятельности, удовлетворения потребностей путем создания необходимых человеку материальных и иных благ, условий и средств существования. В связи с этим экономика в основе своей предопределяет и легальные, и нелегальные формы добывания средств к существованию. Значительные группы населения в силу различных экономических обстоятельств могут не находить себя в законных видах деятельности. Таким образом, характер и уровень преступности в том или ином обществе главным образом зависит от развития экономики. С одной стороны, она предопределяет различные формы преступности, с другой – существенно влияет на формирование различных способов предупреждения криминальных явлений и борьбу с ними.

Основным группировочным признаком деяний, обусловленных непосредственно криминогенными экономическими отношениями, является своеобразный характер мотивации – корысть. В УК РФ рассматриваемая мотивация обозначена терминами: "корыстные побуждения", "корыстная заинтересованность", "извлечение дохода", "извлечение имущественной выгоды", "по найму", а также "кража", "хищение", "мошенничество" и другими названиями преступлений, которые совершаются только по корыстным мотивам. Универсальный корыстный мотив – деньги. "Все то, что не можешь ты, – писал Маркс, – могут твои деньги. Они могут есть, пить, ходить на балы, в театр, могут путешествовать, умеют приобрести себе искусство, ученость, исторические редкости, политическую власть – все это они могут себе присвоить; все это они могут купить; они настоящая сила"[1].

При всех недостатках советского режима в то время ценились ум, талант, труд, честность, верность, нравственность и патриотизм. Ныне это считается социальным инфантилизмом, пережитком социалистического прошлого. Главное – денежный успех любым путем, и обман стал самым доходным, самым распространенным и относительно бескровным способом наживы. Сейчас в России прилавки магазинов завалены товарами, строятся фешенебельные дома и усадьбы, приобретаются виллы на берегу моря, футбольные клубы и автомобильные заводы в туманном Альбионе. Только ко всему этому не имеет никакого доступа 80–90% относительно честного и менее расторопного населения, которое продолжает влачить (даже сейчас, при некотором улучшении) жалкое существование. Пропасть между случайно и не случайно "избранными" (которые оказались в нужное время в нужном месте) и народом увеличивается. Выжить – главная проблема наших дней. Вместе с увеличением пропасти растет недовольство народа. В Европе, США и других странах периодически проходят не только мирные демонстрации, но и кровавые сражения с полицией за лучшую долю, что может провоцировать новые преступления.

Обратимся к некоторым общим проблемам. Процесс постепенного совершенствования социально-экономического устройства продолжается. Сейчас уже очевидно, что нынешний капитализм даже в самых процветающих странах, не говоря уже о российском, не может служить искомой системой дальнейшего нормального существования человека для абсолютного большинства населения планеты. В условиях глобализации, истощения ресурсов, при колоссальных экономических, социальных, национальных и религиозных различиях, утрате моральных ценностей человечество не может существовать только на принципах частного предпринимательства. Это было очевидно уже столетие назад.

Рыночная экономика сложна и противоречива. Она одновременно и криминогенна, и антикриминогенна, однако криминогенность существенно превалирует. Свобода как непреходящая социальная ценность объективно более криминогенна, чем несвобода в своем крайнем выражении, скажем, в американской тюрьме карцерного типа "макси-макси". Свобода одинаково способствует и добру, и злу. Более того, свобода используется преступниками (во зло) более эффективно, чем законопослушными гражданами. В целях ограничения зла свобода вообще, и экономическая свобода в частности, в рамках социально необходимого должна быть четко ограничена законом, принятым демократическим путем. Если таких рамок нет, рыночная экономика, ориентированная только на прибыль, является особо криминогенной. Однако надо отметить, что причина интенсивной криминализации России заключается не только и не столько в самой рыночной экономике, сколько в способах ее реализации в нашей стране.

Интенсивный рост российской корыстной преступности начался не с 1990-х, а с середины 1950-х гг., т.е. за 35 лет до начала рыночных реформ. С 1956 г. и до момента перехода к рыночной экономике общий уровень преступности в России увеличился в 6 раз, а корыстная преступность росла в 2 раза интенсивнее.

На этом неблагоприятном криминогенном фоне во второй половине XX в. параллельно шел процесс отставания социальноправового контроля преступности, ставший результатом как малоэффективной непрофессиональной деятельности правоохранительных органов, несопоставимости их возможностей с криминальными силами, так и несовершенства и неадекватности либерализированного законодательства, на основе которого осуществлялась борьба с преступностью[2]. Особо следует обратить внимание на грубые нарушения баланса в системах "свобода и необходимость", "свобода и безопасность", "права человека и обязанности". Россия – криминальная и коррумпированная страна, в экономике которой отсутствует элементарный правовой порядок. Никакой демократии, никакого цивилизованного рынка, никакого соблюдения прав и свобод человека невозможно достигнуть в условиях правового беспредела и безнаказанности.

В России велик объем теневой экономики. Ее удельный вес в структуре реальных экономических отношений не так давно достигал (по разным оценкам) от 30 до 50%, а в некоторых отраслях хозяйства даже больше, т.е. находился на уровне критической величины. Особенно интенсивно росла доля теневой экономики в России в 90-е гг. прошлого века. Формы реализации теневых экономических отношений практически безграничны. Теневая экономика пронизала все сферы жизни и деятельности. Основными причинами ее масштабности в России следует признать криминальную приватизацию, которая вытолкнула значительную часть производства в тень, и порочную стратегию и тактику перехода к рынку в целом. Назначенные собственниками около 140 тыс. государственных предприятий, как правило, не собирались организовывать производство и не были к этому способны, а перепродавали их в десятки и сотни раз дороже.

Закулисное влияние крупного бизнеса на принятие важных правовых, политических и экономических решений позволяет говорить еще об одном феномене в России – теневой политике. Если проанализировать первые 10–15 лет реформирования, то именно она определяла существование безбрежной теневой экономики. Взаимодействие теневой экономики и теневой политики происходит по формуле: "деньги – власть – деньги" или "собственность – власть – собственность".

При характеристике теневой экономики важнейшим является правовой критерий. Теневая экономика находится вне правовых условий. Если абстрагироваться от признака деструктивности теневой экономики, то она обоснованно может считаться прямым результатом социально-правовой бесконтрольности. Последняя зависит от неудовлетворительного содержания правовых положений или их неудовлетворительного исполнения должностными лицами экономических структур и контрольных органов.

Преступления в сфере теневой экономики мотивируются корыстными побуждениями, а их удельный вес в мотивации зарегистрированных деяний достигает 80% и более. В советское время доля этих деяний не превышала 30%. Тенденция очевидна.

Мировой экономический кризис был спровоцирован в основном спекулятивными операциями банков и других кредитных организаций, которые якобы больше всех пострадали. Получая бюджетную помощь от государства, они не только выжили, но и укрепили свое финансовое положение. По данным журнала "Forbes", всего за 2009 г. число миллиардеров в мире увеличилось на 218 человек и достигло 1011. В этот список вошли 62 представителя из России (в 2008 г. их было только 30)[3].

Необходимо установить оптимальный социально-правовой контроль теневых экономических отношений и четко прописать его в федеральном законодательстве. Реальная минимизация их до социально терпимого уровня возможна в условиях ювелирной гармонизации соотношений: свободы и необходимости; свободы и безопасности; свободы и социально-правового контроля; эффективности борьбы с интенсивно растущей преступностью и строжайшего соблюдения фундаментальных прав человека.

Исследуя причинные связи экономических отношений и преступности, мы убедились, что экономика определяет криминогенность явлений и процессов не только прямо, но и опосредованно, через социальные отношения. Можно даже сказать, что действие экономики на преступность через социальные отношения доминирует, поскольку экономические отношения реализуются главным образом через социальную жизнь людей, через универсальный механизм социального сравнения. Люди каждый день (осознанно или подсознательно) сравнивают себя с ближайшим окружением, оценивают, насколько они соответствуют ему по социальному и служебному положению, по материальному обеспечению, своим достижениям и т.д. И пока обнаруживают соответствие по основным параметрам своей среде, они более или менее удовлетворены собой и собственным положением. Но если они, сравнивая себя с другими, находят, что обделены чем-то, то переживают состояние фрустрации (от лат. frustration – обман, неудача) – психологическое состояние, возникающее в ситуации разочарования, неосуществления какой-либо значимой для человека цели, потребности. Оно проявляется в гнетущем напряжении, тревожности, чувстве безысходности и разрушительной зависти. Поскольку мы знаем, что "деньги могут все", а их отсутствие во многом не дает человеку самореализоваться или просто жить достойно (по тем или иным понятиям, почерпнутым из тех же социальных сравнений), то в этом и может заключаться мотивация корыстных, корыстно-насильственных, коррупционных и прочих деяний.

Таким образом, экономические отношения опосредуются другими отношениями, главным образом социальными. Основными детерминантами были и остаются социально-экономические причины, которые окрашиваются в тот или иной политический, идеологический, национальный или религиозный "цвет", что еще более упрочивает криминогенную направленность различных групп и слоев населения и его отдельных представителей. Современная внутренняя и международная преступность в широком понимании данного термина – это не только и не столько столкновение религий, наций, цивилизаций, сколько антагонизм между бедностью нередко потенциально богатых регионов и беспредельным богатством развитых стран. При этом движущей силой выступает не столько сама бедность, сколько социальная несправедливость в мире, удерживаемая с помощью насилия.

  • [1] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 131.
  • [2] Лунеев В. В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С. 30–39.
  • [3] Российская газета. 2010.12 мар.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >