Социально-философская мысль эпохи Возрождения и её правовые аспекты

Эпоха Возрождения (Ренессанса), охватывающая период с XIV в. по начало XVII в., приходится на последние столетия средневекового феодализма, поэтому в ней, в философии этого периода, а также в "философии права" наличествуют точки соприкосновения со средневековой философией, им присуща некоторая преемственность.

В первую очередь для эпохи Возрождения характерным является коренное изменение системы ценностей, которое проявилось в оценке всего сущего и в отношении к нему. Формируется убеждение, что человек представляет собой высшую ценность.

Такой отсчёт в отношении к человеку обусловил важнейшую черту культуры Ренессанса – развитие индивидуализма в сфере мировоззрения и всестороннее проявление человеческого фактора в общественной жизни и философской мысли.

Кроме этого, одной из характерных черт философствования того периода было заметное оживление светских настроений, что явилось фактором "отделения" философствования от религиозных догматических установок. Эта черта в развитии духовности эпохи Возрождения предопределила и поиск научной мысли в сфере права и закона. Ответы искались не на "небе", а на "земле".

Светский характер философствования нашёл своё воплощение и в таком явлении культуры, как гуманизм, который в то время приобрёл черты, которые характерны и для нашего времени. Эпоха Возрождения "заключила" в гуманизм такой образ мышления и практического действия, который провозглашал идею блага человека главной целью социального и культурного развития общества и государства, отстаивал ценность человека как социального существа, а не просто представителя рода человеческого.

Следует отметить, что в формировании духовной культуры эпохи Возрождения огромную роль сыграло не только античное культурное наследие, но и достижения философской мысли Средневековья, хотя мыслители Ренессанса противопоставляли свою эпоху эпохе Средневековья. В этих воззрениях просматривался более глубокий психологический аспект, чем подлинно научный. Ведь мыслители Возрождения сформировали себя в значительной степени на традициях и укладе культуры Средневековья, которую они же и отвергали как период темноты и невежества.

Хотелось обратить внимание читателя на тот факт, что в эпохе Возрождения особое место и роль принадлежало философии, которая и в плане интересующей нас "философии права" привнесла значительный вклад в её становление и развитие. Её характерной особенностью был антропоцентризм.

В соответствии с этим принципом человек рассматривается не только как важнейший объект философствования, но и как центральное звено всего бытия.

Обращение к человеку и его земному существованию знаменует и появление новых наработок в области правопонимания, соотношения права и закона. Данный подход позволяет по-новому представить роль и место государственной власти в деле создания нормативных актов, обусловливающих жизнь и деятельность граждан, их прав и ответственности за несоблюдение установленных в государстве законов. Осмысление "человеческого подхода" в философии позволяет на практике выработать "механизмы" формирования законов государства в интересах небольшой части населения, но готовых большей частью населения страны данные законы соблюдать и им следовать.

Особое место, в плане использования "человеческого измерения" для осмысления политико-правовой и законодательной деятельности власти, в философии Возрождения занимают воззрения Никколо Макиавелли, Франческо Гвиччардини, Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы.

Самым крупным и оригинальным из них был итальянский мыслитель и государственный деятель Николло Макиавелли, автор широко известных трактатов "Государь" и "Рассуждения о первой декаде Тита Ливия".

Во-первых, в философском аспекте он заменяет в своих учениях средневековую идею божественного предопределения идеей фортуны, признавая при этом наличие обстоятельств, которые заставляют человека считаться с необходимостью.

Во-вторых, он философски обосновывает движущей силой истории и развития человечества вирту (virtu) – воплощение человеческой энергии, умения и таланта. Судьба, писал он, "...являет собой всесилие там, где препятствием ей не служит доблесть, и устремляет свой напор туда, где не встречает возведённых против неё заграждений"[1].

Н. Макиавелли проявил себя как беспощадный исследователь реальной политической практики и пришёл к выводу, что между законами государства и нравственностью, правами человека нет никакой связи. Как отметил в своё время Ф. Бэкон, "...нам есть за что благодарить Макиавелли и других авторов такого же рода, которые открыто и прямо рассказывают о том, как обычно поступают люди, а не о том, как они должны поступать"[2].

Н. Макиавелли открыто и достаточно обоснованно, ибо он исследовал реальные качества человеческой природы, соотношение борющихся в обществе сил, интересов, высказал мысль, что закон в государстве определяет права граждан, что закон и есть право для граждан в классовом обществе. Он "освобождает" государственную власть, правителя от непременного учёта прав человека в законах, ибо необходимость бытия "диктует" такой порядок, который и есть единственный путь по разрешению возникающих в обществе социальных противоречий, ибо по-другому их разрешить нельзя. Он пишет: "следует знать, что когда на весы положено спасение родины, его не перевесят никакие соображения справедливости или несправедливости, милосердия или жестокости, похвального или позорного, наоборот, предпочтение во всём следует отдать тому образу действий, который спасёт её жизнь и сохранит свободу"[3].

Как видим, в рамках соблюдения действующих в обществе законов человек, по мнению Н. Макиавелли, приобретает и свободу. Что же касается законов, их содержания и форм, то они должны быть такими, которые способны были бы сохранить власть и порядок в стране. По его мнению, "...государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением, смотря по надобности"[4].

Философским воззрением, полностью не соприкасающимся с действительностью, но внёсшим определённый вклад в правопонимание, в развитие "философии права", является творчество Томаса Мора. Автор "Утопии" изначально критикует сложившиеся к тому времени в Англии общественные порядки, законы жизни граждан, которые ущемляют права граждан. Он считает, что причиной такого положения дел в стране выступает частная собственность, что "распределение средств равномерным и справедливым способом и благополучие в ходе людских дел возможны только с совершенным уничтожением частной собственности"[5].

Раскрывая безотрадную картину эпохи Возрождения, эпохи становления буржуазных отношений, Т. Мор не ограничивается лишь неприятием существующих порядков и законов. Он противопоставляет им проект государства всеобщего благоденствия, но создаваемый воображением мыслителя. В связи с этим мы не можем говорить о соотношении права и закона в этом обществе. Мы можем выделить только один важный аспект в творчестве Т. Мора, который является результатом осмысления им существующего государственного устройства в Англии: права граждан и законы их жизнедеятельности только тогда приобретают гармонию, когда в обществе будет отсутствовать частная собственность и деньги. Он писал: "Совсем уничтожив само употребление денег, утопийцы избавились от алчности. Какое множество бед отсекли они, какую жатву преступлений вырвали с корнем! Ибо кому неизвестно, что с уничтожением денег отомрут обманы, кражи, грабежи, раздоры, возмущения, тяжбы, распри, убийства... Даже сама бедность, которой одной только, казалось, и нужны деньги, после полного уничтожения денег тут же сама исчезнет"[6].

Примерно такого же умозрительного свойства было общество, созданное итальянским мыслителем Томмазой Кампанеллой в его произведении "Город Солнца". Правда, в отличие от Т. Мора, автор "Города Солнца" не только мечтал о совершенном обществе, но и стремился к радикальному переустройству социальных порядков, за что отсидел в тюрьме 27 лет. Поэтому, испытав на себе несправедливость закона по отношению к праву, Т. Кампанелла мог убедительно говорить о том, что права и законы могут находиться в гармонии, если граждане с 20 лет в Совете будут решать, какие должны быть в обществе законы, и контролировать их исполнение[7].

Важнейшее значение для становления "философии права" имеет и использование развивающейся науки в оценку богословско-схоластического представления о Вселенной, о соотношении Бога и мира, божественных намерений и прав человека, а также законов правителей.

Воззрения Леонардо да Винчи, Николая Коперника, Иоганна Кеплера, Галилео Галилея, Джордано Бруно и других исследователей того времени привнесли в осмысление права и закона новое их понимание и трактовку.

Право соотносилось с существованием и развитием человека в его окружении себе подобных, а общества в его связях с природой и Вселенной. Видя в природе не только совершенное божественное творение, но прежде всего совокупность присущих ей закономерностей, свободных от непосредственного вмешательства, философия эпохи Возрождения открывала путь к дальнейшему выявлению сути прав человека, их связям с порядками, которые устанавливали и могли устанавливать сами люди, с теми законами, которые не могли не соответствовать выявленным законам природы. В этом аспекте важны мысли Леонардо да Винчи, который писал: "Влюблённый в практику без науки – словно кормчий, ступающий на корабль без руля или компаса; он никогда не уверен, куда плывёт. Всегда практика должна быть воздвигнута на хорошей теории... Наука – полководец, и практика – солдаты"[8].

Несмотря на общее признание уникальности культуры эпохи Возрождения в целом, этот период практически не рассматривался значимым в плане развития философии и философии науки. Однако двойственность и достаточно своеобразная трактовка мыслителями этого периода вопросов организации общества и путей его совершенствования позволяет утверждать, что их достижения имеют значение не только в деле преодоления средневековой схоластики и создании основ философии Нового времени, но и для становления и развития "философии права".

  • [1] Макиавелли Н. Государь: избр. соч. М., 1982. С. 373.
  • [2] Бэкон Ф. О достоинстве и приумножении наук: соч. в 2 т. М., 1971. Т. 1. С. 420.
  • [3] Цит. по: Юсим М. А. Этика Макиавелли. М., 1990. С. 81.
  • [4] Макиавелли Н. Указ. соч. С. 345.
  • [5] Мор Т. Утопия. М., 1978. С. 274.
  • [6] Мор Т. Утопия. С. 276–277.
  • [7] См.: Кампанелла Т. Город Солнца. О наилучшем государстве. Из сонетов Кампанеллы. М., 1954. С. 70–75.
  • [8] Леонардо да Винчи. Об истинной и ложной науке // Антология мировой философии. М., 1970. Т. 2. С. 87.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >