Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow История государства и права зарубежных стран

История государства и права Древнего Востока

Специфика политико-правовою развития стран Древнего Востока

Древнейшие цивилизации Востока – египетская, месопотамская (ассирийско-вавилонская), индийская и китайская – создали уникальный политико-правовой механизм адаптации человека к окружающей среде и безотказный инструмент выживания в лице государства восточной деспотии и традиционного права.

Во-первых, особая роль государства и права в жизни древневосточных обществ была обусловлена их доминирующим положением в процессе организации и регуляции ирригационного земледелия, обеспечивающего физическое выживание человека. Известно, что древние цивилизации возникали и развивались в долинах великих рек, поэтому их часто называют гидравлическими цивилизациями. На это обстоятельство первым обратил внимание русский географ и историк Л. И. Мечников. Великие реки (Нил, Тигр, Евфрат и т.д.) служили удобными транспортными путями и позволяли развивать ирригационное земледелие. Неисчерпаемые запасы воды, по мнению Л. И. Мечникова, способствовали быстрому росту населения, бурному развитию хозяйства и культуры. Историю цивилизаций он поделил на три эпохи: эпохи речных, морских и океанических цивилизаций[1]. Однако успешное противостояние древневосточного человека враждебному окружению – собственным предрассудкам, страхам, стихийным бедствиям, неурожаям, набегам кочевников – было возможным лишь благодаря неограниченной власти правителя, которая пронизывала все сферы жизни, организовывала и упорядочивала ее, подчиняя все население сверху донизу. Эта форма правления называлась восточной деспотией. Государство восточной деспотии прокладывало каналы, строило храмы и приносило жертвы богам, собирало урожай с полей и раздавало его общинникам в виде пайков, держало в страхе соседей-кочевников. Как точно заметил Л. И. Мечников: "...власть абсолютного повелителя, бюрократическая в стране фараонов, грозная и величественная в Месопотамии, мрачновеличественная и мистическая в Индии, наконец, патриархальная и тщательно уравновешенная в Китае – она, и только она, глядит отовсюду из-под обломков древних культур, среди которых лишь с трудом можно различить зачатки общественных подразделений и классовых оттенков, залитых общей массой всеобщего рабства"[2].

Механизм функционирования восточных деспотий был достаточно прост. Экономической основой власти деспота являлись государственная собственность на землю, налоги, захваченная добыча во время войн. Неограниченная царская власть опиралась на войско, иногда наемное, а также на разветвленный, централизованный аппарат чиновников. В бюрократически централизованных монархиях управление строилось на полном и безусловном подчинении вверх по вертикали; всякое непослушание, неповиновение царю и вельможам каралось смертной казнью. В странах Древнего Востока царская власть, как правило, обожествлялась. Приказы деспота приравнивались к божественным установлениям.

Во-вторых, при всем при этом восточные деспотии не были настолько централизованными империями, где власть правителя распространялась бы на все группы населения. Значительная часть населения речных долин продолжала жить большими родами или сельскими общинами, сохранившими власть выборных общинных старост и право самоуправления. Например, в Древнем Китае основой социальной жизни в течение длительного времени были патронимии (цзун), которые объединяли несколько сотен (до тысячи и более) семей, принадлежащих к одной родственной группе. Структуры замкнутых сельских общин с натуральным характером производства, с сочетанием ремесла и земледелия в рамках каждой общины, слабым развитием товарно-денежных отношений составляли основу социальной жизни и в Древней Индии. Государство вынуждено было считаться с существованием таких отношений и использовать их в своих интересах. Гармония и порядок в восточных деспотиях зависели от умения правителя считаться с интересами знати и учитывать потребности подданных, опираться на их поддержку, своими действиями и примером внушать им образцы мудрости, щедрости и справедливости. В древневосточных деспотиях правителя обожествляли за то, что те блага, которые боги давали людям далеко не каждый день, царь давал своим подданным ежедневно. Правитель должен был вникать в мельчайшие дела своего государства: прокладку каналов, распределение среди населения продуктов питания, организацию военных походов и т.д. Поэтому в древневосточных деспотиях существовал огромный бюрократический аппарат, на который опирался правитель.

В-третьих, власть в восточных деспотиях не носила четко выраженного классового характера, поскольку на Востоке отсутствовала четкая социально-классовая дифференциация населения. Скорее, она была структурно-функциональной: место каждой группы определялось функциями, которые она осуществляла в обществе, и было обусловлено тем, что, прежде всего само государство определяло количественный состав тех или иных социальных групп (например, ремесленников, ювелиров и т.д.), необходимых для выполнения конкретных функций в хозяйстве, а кроме того, многоукладностью ирригационной экономики. Строй многоукладной хозяйственной жизни определял исключительно пестрый социальный состав древневосточных обществ, который можно ранжировать в границах трех основных социально-функциональных образований: 1) различные категории лиц, лишенных средств производства, зависимые подневольные работники, к которым относились и рабы; 2) свободные мелкие производители – общинники-крестьяне и ремесленники, живущие своим трудом; 3) господствующий социальный слой, куда входили придворная и служилая аристократия, командный состав армии, состоятельная верхушка земледельческих общин и пр.

В-четвертых, природу и назначение государства и права на Востоке можно понять в контексте религиозно-философского миросозерцания, опосредованного глубинной связью с традицией. Если на Западе философия и религия противостоят друг другу, то на Востоке существует неразрывная функциональная связь религиозно-философской картины мира и представлений об идеальной организации жизни общества. В философии на Востоке всегда искали не столько научно-рациональное объяснение окружающей реальности, сколько конкретное, прочувственное, нравственное понимание человеческой боли и страдания, борьбы добра и зла. Поэтому понятие философии в странах Востока значительно шире, оно предполагает и религиозно-практически ориентированное мировоззрение. В глубинах восточной философии неизменно присутствовала проблема поиска духовных основ, необходимых для жизни и внушающих мужественное отношение к ней. Если философия – это интеллектуальный поиск основополагающей истины вещей, то религиозный дух и верования – это то, что переводит эту истину в систему жизненных принципов, убеждений, ценностных ориентаций, делающих жизнь не только приемлемой, но осмысленной и целесообразной. Государство и право наделялись духовными сущностями, рассматривались в качестве механизмов поддержания универсального порядка, созданного Богом. Назначение права в странах Древнего Востока, где в качестве регуляторов доминировали религиозные нормы, нормы морали, традиции, обычаи, состояло в закреплении социального неравенства, в признании его справедливым. Особенностью древневосточного права является неразрывная связь права с религией, моралью, ритуалом. Право здесь всегда имело религиозное обоснование. В этой связи правонарушение рассматривалось как грех, требующий искупления. Наличие общих черт в развитии государства и права Древнего Востока не исключает их специфики и конкретно-исторических форм в конкретных странах[3].

  • [1] См.: Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки. М., 1965.
  • [2] Мечников Л. И. Цивилизация и великие исторические реки. Гл. II.
  • [3] Хронология истории древневосточных стран приводится по кн.: Древние цивилизации / под общ. ред. Г. М. Бонгард-Левина. М., 1989.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы