История государства и права средневекового Востока

Специфика и факторы развития политических и правовых учреждений стран средневекового Востока

Основные тренды и модели эволюции государственных и правовых учреждений средневекового Востока (Арабского халифата, Индии, Китая, Японии) существенно отличаются от развития феодальных государств и правовых систем в Западной Европе.

Во-первых, средневековый Восток представляет иную логику развития государственных и правовых учреждений, чем Западная Европа в Средние века. В значительной мере она задана особенностями религиозно-философской и этической традиции, преобладавшей в той или иной стране средневекового Востока: арабо-исламской, индо-буддийской и китайско-конфуцианской. Именно в рамках религиозно-философской и этической традиций были выработаны и сформулированы не только главные жизненные принципы, наиболее общие ценностные ориентации, но и основные формы социальной, государственной и правовой организации общества. Так, своеобразие государства Арабского халифата было непосредственно связано с мировой религией – исламом, исходящим из неделимости духовной и светской власти. Данный постулат опирался на теократическую идею о всемогуществе, всесилии и неделимости самого Аллаха, нашедшей выражение в Коране: "Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед – пророк его". Ислам определял в мусульманском мире и характер социальной структуры, и государственных учреждений, и правовых институтов, и морали. В частности, религиозно-правовым основам мусульманского общества соответствовала особая социальная структура, которая характеризовалась известной обезличенностью господствующего класса, отсутствием системы наследственно передаваемых титулов и привилегий, избранности и пр. Все в равной степени несут ответственность перед правителем – халифом. Ислам определял и методы правового регулирования. Коран считался основным источником права, он исключал законодательные полномочия правителей, поскольку его установлениям предписывались свойства завершенности правил общественного поведения и их извечная мудрость. Можно было лишь толковать предписания Корана, опираясь на мнение исламских богословов. Напротив, китайско-конфуцианская традиция опирается на нормы морали как на основу императорского указа или закона, а моральные добродетели – это принципы построения идеального государства.

Во-вторых, для характеристики государства и права Востока этого периода с большей долей условности применим термин "феодальное". В отличие от стран Западной Европы, на Востоке устойчивое воспроизводство многоукладной экономики, проявившееся в длительном сосуществовании патриархально-родовых, клановых, рабовладельческих полуфеодальных укладов, сохранило земледельческую общину в качестве основной формы социальной организации и хозяйствования. Прочность общины и многоукладность обусловили низкий уровень социального расслоения, не сформировали биполярную классовую структуру – феодалы-землевладельцы и зависимые крестьяне – и не создали адекватные отношениям феодального с юзеренитета-вассалитета организации власти и управления. Застойный, консервативный характер форм экономической, социальной и политической организации на Востоке раздвинул хронологические рамки Средневековья с V–VII вв. до XIX–XX вв.

В-третьих, устойчивый характер сельской общины, сочетание различных форм земельной собственности не способствовали складыванию класса земельных собственников-феодалов, как это было в Западной Европе. В странах средневекового Востока не сложился и класс феодально-зависимых крестьян. Основной формой зависимых отношений было подчинение сельской общины военно-бюрократическому государству, которое выступало верховным собственником земли в лице административного аппарата. Восточная сельская община представляла собой устойчивую, замкнутую форму хозяйствования и социального бытия с наследственным разделением ремесла и земледелия, независимым от рынка. Община тормозила развитие двустороннего товарооборота между городом и деревней, а вместе с тем и формирование сословия горожан, купечества городского типа. По этой причине экономически господствующий класс совпадал с бюрократией.

В-четвертых, неразвитость форм социально-экономической жизни, несформированность института частной собственности, незавершенность процесса классообразования обусловили иную, чем в феодальных монархиях Западной Европы, форму организации власти и управления. В странах Востока не было раннефеодальной, сеньориальной, сословно-представительной и абсолютной монархии, в них сложилась наследственная военно-бюрократическая монархия, приобретшая форму автократии, или восточной деспотии. Автократии могли иметь либо откровенно милитаристский характер и представлять собой форму военной диктатуры, как сегунат в Японии, либо теократически-авторитарную систему правления, как халифат у арабов, либо выступать в форме патримониально-бюрократической автократии, как в Китае. Для автократии характерна жесткая централизация управления, тотальный контроль за личностью, широкое вмешательство в экономику.

Правда, степень вмешательства деспотического государства в жизнь общества, господство авторитарных форм правления не были одинаковыми, что обусловлено степенью самоорганизации восточных обществ. Так, например, Индия характеризовалась значительной прочностью общинной, кастовой организации, относительной слабостью контроля центрального бюрократического аппарата над широкими крестьянскими массами, над саморазвивающейся системой сельских общин. В подобной системе организации власти особую ценность имел не государственный чиновник, а ученый брахман, выполняющий функции воспитания своих учеников в духе неукоснительного следования дхарме, кастовым нормам и ритуалу.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >