Право Германии

Специфика формирования буржуазного права Германии. Правовая система Священной Римской империи германской нации на рубеже XVIII–XIX вв. по-прежнему оставалась расщепленной на множество правовых укладов. Входящие в империю германские государства имели партикулярные (местные) правовые системы (их насчитывалось свыше 30), которые по-разному регламентировали правоотношения в различных областях Германии. Правовой партикуляризм был обусловлен политической раздробленностью Германии, отсутствием единого централизованного государства. В основе партикулярного права лежали правовые обычаи, присущие той или иной местности. Наряду с местным германским нравом действовало так называемое общее право, которое составляли имперское законодательство и пандектное римское право. Они восполняли пробелы в партикулярном (местном) праве, и их нормы в механизме правового регулирования имели субсидарное (дополнительное) значение.

Процесс формирования буржуазного права в Германии зависел от ряда факторов: во-первых, от достижения германского единства, объединения германских земель в централизованное государство; во-вторых, от разной степени рецепции римского права в различных землях; в-третьих, от неравномерности складывания капиталистического товарного производства в германских государствах, что препятствовало созданию единого экономического, а затем и правового пространства.

Однако решающим фактором в процессе складывания буржуазного права в Германии был политический – отсутствие единого централизованного государства. По мере достижения государственного единства происходил процесс кодификации германского нрава в пределах тех политических образований, которые создавались. Так, в рамках Рейнского союза (1806–1814 гг.), куда входило 16 немецких княжеств, расположенных на левом берегу Рейна и в Бадене и объединенных под протекторатом Франции, действовал Гражданский кодекс Наполеона (1804 г.), построенный на рецепции римского права. Одновременно с ним в Пруссии существовала партикулярная кодификация, не признававшая институтов римского права, – Прусское земское уложение 1794 г. с его делением субъектов права на господ и слуг и цеховой регламентацией.

Созданию единого свода гражданского права сопротивлялись правители почти всех государств. Это сопротивление велось под флагом защиты суверенитета. Против кодификации выступала влиятельная часть юнкеров во главе с самим О. Бисмарком. В то же время потребности капиталистического оборота настоятельно диктовали необходимость установления единообразия правовой системы на буржуазной основе. И по мере объединения Германии складывалось общеимперское право, в первую очередь в области имущественных отношений. Так, еще в 1848 г. стал действовать единый по всей стране вексельный устав, а в 1861 г. вступил в силу общегерманский Торговый кодекс.

Кодификация имперского права. Достижение германского единства и образование централизованного государства – Германской империи – в 1871 г. автоматически не привело к созданию единой правовой системы. Этому препятствовали низкий уровень торгового оборота, невысокая интенсивность экономических связей между отдельными частями Германии. По этой причине и юнкерство, и буржуазия стремились сохранить старое законодательство. Создание единого свода гражданского права из-за противодействия феодальной знати затянулось на четверть века. В 1873 г. был издан Закон об установлении компетенции империи в области разработки единого гражданского права, и в 1874 г. Бундесрат назначил комиссию из 11 человек для составления кодекса. Комиссия состояла из девяти судебных чиновников и двух профессоров – теоретиков права. Созданный ею в 1887 г. проект был подвергнут жесткой критике и отклонен по причине того, что в его основе лежало старое "общее право", которое уже не соответствовало новым социально-экономическим условиям, сложившимся в стране.

В декабре 1890 г. была создана новая комиссия, в состав которой были включены адвокаты, представители политических партий, промышленники. Эта комиссия в 1896 г. завершила разработку второго проекта Гражданского кодекса. Затем он был передан для рассмотрения в Рейхстаг и Бундесрат, где в него были внесены некоторые изменения. 18 августа 1896 г. проект был утвержден. Однако вступил в законную силу новый кодекс лишь с 1 января 1900 г., поскольку отдельным государствам, входившим в состав Германии, было дано время для приведения своего законодательства в соответствие с новым кодексом. Аналогичная процедура введения в действие была применена и к новому Торговому кодексу (Германское торговое уложение 1897 г.), сменившему прежний кодекс 1861 г. С созданием централизованного государства Германия также получила единый для всей страны Уголовный кодекс (1871 г.) и Уголовно-процессуальный кодекс (1877 г.).

Гражданское право Германии. Имущественные правоотношения и связанные с ними личные неимущественные отношения регламентировало Германское гражданское уложение (ГГУ) (1900 г.), именуемое еще как Германский гражданский кодекс. Оно представляет собой крупнейшую кодификацию буржуазного гражданского права, исходящую из принципа формального равенства лиц перед законом, гарантированности прав частного собственника и т.д.

По сравнению с Кодексом Наполеона ГГУ обладало рядом отличительных черт.

Во-первых, структура ГГУ построена по так называемой пандектной (от лат. pandectae – всеобъемлющий) системе. В соответствии с ней общие для всех институтов нормы и указания общего характера о применении права даются в общей части в начале свода, они предпосылаются еще каждому разделу. Эго было одной из причин его громоздкости. Кодекс состоит из 2385 параграфов. Для понимания его положений требуется серьезная юридическая подготовка.

Во-вторых, особенностью ГГУ является описательный характер изложения норм и институтов. По юридической технике и стилю ГГУ значительно уступает Кодексу Наполеона, поскольку не содержит общих понятий, четких юридических определений, параграфы кодекса написаны тяжелым слогом и изобилуют отсылочными нормами, т.е. отсылками одних статей к другим.

В-третьих, ГГУ отличает неопределенность формулировок, обилие так называемых каучуковых правил, постоянная апелляция к понятиям, имеющим моральное, а не юридическое содержание: "добрая совесть", "добрые нравы", "справедливость" и т.д. Известная эклектика ГГУ обусловлена тем, что, базируясь на римском праве, оно содержит и положения партикулярного германского права, а также правила, выработанные юристами применительно к рыночным отношениям.

По своей структуре ГГУ состоит из пяти книг. Первая книга посвящена общим вопросам права, она определяет основные гражданско-правовые институты по всем разделам уложения; здесь содержатся главные разъяснения о лицах, вещах, сделках, сроках давности и обеспечения прав. Вторая книга целиком отведена обязательствам. Третья книга посвящена вещному праву (собственности, владению). Четвертая книга содержит нормы брачно-семейных отношений. Пятая книга посвящена наследственному праву. Вместе с кодексом был издан Закон о введении ГГУ в действие, в котором содержались правила о времени вступления в силу ГГУ, применении норм международного права в Германии, а также принципы, определяющие взаимоотношения Кодекса с нормами прежнего имперского законодательства. Вводный закон содержал 218 статей.

Основные институты германского гражданского права. Субъектами гражданских правоотношений признавались физические и юридические лица, что отличает ГГУ от Кодекса Наполеона. Декларируя принцип формального равенства для физических лиц независимо от пола и социального происхождения, ГГУ не реализовало его последовательно: совершеннолетие наступает у мужчин только в 21 год, дееспособность у женщин была ограничена. В возрасте с семи до 21 года устанавливались различные степени ограниченной дееспособности.

Отличительной чертой ГГУ по сравнению с Кодексом Наполеона является признание в качестве субъекта имущественных правоотношений юридических лиц. Легализация юридического лица в качестве субъекта гражданского права была удобной правовой формой концентрации капитала. Это было выгодно для германских фирм, концернов, трестов и т.д. ГГУ признавал два основных вида юридических лиц: 1) ферейны (общества, союзы) – объединения частных лиц, созданные либо с хозяйственными целями, т.е. преследующие в своей деятельности извлечение прибыли (параграф 22), либо нехозяйственными (идеальными) – научными, культурными целями (параграф 21), к которым относились политические партии, союзы предпринимателей, творческие и научные союзы; 2) учреждения – союзы частных лиц, объединяющие известное имущество для достижения определенной цели. ГГУ не регламентировало деятельность союзов с хозяйственными целями в форме торговых товариществ – акционерных обществ, обществ с ограниченной ответственностью. Это было предметом регулирования Торгового кодекса 1897 г.

ГГУ детально определяло статус юридических лиц: 1) явочный порядок образования – для обществ с идеальными, нехозяйственными целями, и разрешительный – для союзов с хозяйственными целями; 2) широкая правоспособность юридических лиц, охватывающая всю сферу гражданских правоотношений; 3) контроль государства за деятельностью юридических лиц и "при угрозе общественным интересам" право на лишение их правосубъектности, т.е. закрытие общества, учреждения.

Вещное право. Объектами вещных прав по Уложению выступают недвижимые (в первую очередь земля) и движимые вещи. Движимостью признавалось все, что не является земельным участком и не связано прочно с ним. Впервые в качестве движимых вещей ГГУ рассматривало ценные бумаги. Для движимых и недвижимых вещей устанавливались различные правовые режимы регулирования. Среди вещных прав ГГУ называет: 1) право собственности; 2) право владения; 3) право пользования чужими вещами (земельные сервитуты, личные сервитуты, узуфрукт, право застройки); 4) право на получение известной ценности из чужой вещи (залог движимости, ипотека недвижимости и др.); 5) право на приобретение какой-либо вещи (право преимущественной покупки, право охоты, рыбной ловли, другие подобные права). Подробно ГГУ регламентирует основное вещное право – право собственности. Его содержание определяется посредством набора правомочий, которыми наделялся собственник вещи (параграф 903). ГГУ предоставляет собственнику полную свободу для извлечения доходов путем заключения сделок, признает абсолютную власть собственника над вещью. Однако правовой режим собственности на движимые и недвижимые вещи различен. Права собственника на движимые вещи не предполагают каких-либо ограничений. Напротив, права собственника земельного участка содержат ряд ограничений.

  • 1. Ограничиваются нрава земельного собственника на недра и воздушное пространство над участком пределами "интереса собственника". Это означает, что собственник не имеет права воспретить воздействие на участок на такой высоте или на такой глубине, поскольку собственник "не имеет интереса в устранении такого воздействия" (II часть параграф 905 ГГУ).
  • 2. Права собственника земельного участка ограничиваются в интересах хозяйственного использования других земельных участков. Параграф 906 ГГУ обязывает собственника терпеть проникновение на его участок газа, пара, запаха, дыма, копоти, тепла и т.п. воздействий, исходящих из другого участка, поскольку такое воздействие не превосходит пределов обычного в данной местности. Это ограничение сделано в интересах промышленной буржуазии. Однако в параграфе 907 ГГУ содержатся запретительные правомочия, которые предоставляются собственнику земли: "...требовать, чтобы на соседних участках не возводились или не сохранялись такие сооружения, относительно которых с достоверностью можно предвидеть, что существование их или пользование ими будут иметь своим последствием недопустимое воздействие на его участок". Они защищали интересы юнкерства.

Правомочия собственника по распоряжению движимыми и недвижимыми вещами также отличались. Право собственности на движимые вещи возникало с момента передачи вещи. Передача недвижимости предусматривала соблюдение ряда формальностей, после выполнения которых возникало право собственности. Отчуждение права собственности на недвижимые вещи носило публичный характер и осуществлялось путем записи в Поземельной книге, правовой режим которой урегулирован специальным имперским законом 1897 г. Детально регламентировалось право владения. ГГУ рассматривало институт владения как фактическое господство лица над вещью (параграф 854), тем самым исключался их субъективный, "волевой" компонент – намерение лица владеть вещью "для себя" или "на себя" – и сфера института владения существенно расширялась. Помимо хозяина вещи, владельцами признавались ее арендаторы, хранители (т.е. лица, обладавшие вещью по договору) и даже недееспособные лица (дети). Подобные новеллы были внесены в ГГУ интересах буржуазии, которая чаще всего выступала в роли арендаторов земли или нанимателей строений.

Обязательственное право. Законодатель не дает определения обязательства. Из смысла параграфа 241 ГГУ можно предположить, что обязательства – это правовые узы, связывающие две стороны: "В силу обязательства кредитор управомочен требовать от должника предоставления. Предоставление может состоять также в воздержании". Право требования одной стороны (кредитора) к другой (должнику) "что-либо дать, сделать, предоставить" может возникать на основе договора и деликта. Понятие договора не формулируется в ГГУ, однако наиболее существенные элементы в его понимании присутствуют в параграфах 145, 241. Прежде всего договор понимался как юридическая связь между двумя или несколькими лицами. Кроме того, содержанием договора может быть как положительное действие ("предоставление" чего- либо), так и воздержание от такового. В основу договорных отношений положен классический принцип свободы договора, которая ограничивалась законными условиями их действительности. К условиям действительности договора относились: 1) согласие сторон, выраженное вовне, т.е. внешним выражением воли, например в письменной форме; 2) дееспособность лиц (параграфы 104– 115), заключающих договор (недееспособными были лишь дети до 7 лет); 3) соответствие содержания договора предписаниям закона (параграф 309); 4) соответствие договора требованиям "доброй совести" (параграф 157), или "добрым нравам" (параграф 138), или "обычаям гражданского оборота" (параграф 242). Несоблюдение этих условий делает всякую сделку недействительной. В ГГУ представлены более 20 видов договоров. Обязательства возникали из деликта. ГГУ исходило из принципа вины как основания ответственности лица за причиненный вред. Не признается имущественного возмещения неимущественного вреда.

Брак и семья. ГГУ в вопросах семьи и брака было более прогрессивным по сравнению с Кодексом Наполеона. Оно признавало в качестве законной формы брака гражданский брак как нравственный и правовой порядок, независимый от воли супругов, носивший моногамный характер. Уложение закрепило условия действительности брака: 1) достижение возраста брачного совершеннолетия: мужчина – 21 год, женщина – 16 лет; 2) согласие врачующихся; 3) отсутствие близкого родства между врачующимися; 4) несостояние мужчины и женщины в прежнем браке: 5) запрещалось вступать в брак разведенным лицам, если причиной развода было совершенное ими прелюбодеяние.

Законные мотивы развода по обоюдному согласию супругов были одинаковы как для мужа, так и для жены. Развод допускался в строго определенных ГГУ случаях: прелюбодеяния и иных "противных нравственности" проступках; посягательства на жизнь другого супруга; "бесчестного поведения" и т.д.

Личные отношения супругов не предполагали равенства сторон, фиксировалось главенство мужа в семейных делах, но власть мужа над личностью жены не провозглашалась. Замужняя женщина обладала ограниченной дееспособностью. Она наделялась правом иметь профессиональные занятия, заниматься предпринимательской деятельностью, вести промысел, но только с согласия мужа. Главная обязанность жены – вести домашнее хозяйство.

Имущественные отношения регламентировались брачным договором. ГГУ закрепляло доминирование режима "внесенного имущества", т.е. соединения имущества супругов с правом мужа управлять им. Наряду с режимом общности имущества супругов существовал режим "отдельного имущества", сохранявшего права жены на имущество, доставшееся ей по наследству, в силу дарения и приобретенное своим трудом, состоя в браке. Отношения родителей и детей были основаны на принципе отцовской власти. При этом ГГУ (параграф 1627) обязывало отца "заботиться о личности и имуществе детей". Внебрачным детям он выплачивает алименты в соответствии с социальным статусом матери (параграф 1708). Одновременно ГГУ предоставляло отцу "право пользования имуществом детей" (параграф 1649), использовать их в качестве работников в хозяйстве. Власть отца была ограничена опекунским судом и правомочиями матери в отношении детей.

Наследственное право. Наследственное право буржуазной Германии в наибольшей мере испытало влияние старогерманского права. Наследование имущества было по закону и по завещанию. Отличительной чертой наследования по закону являлось признание прав на имущество всех родственников без каких-либо ограничений. ГГУ закрепляло порядок наследования по закону по так называемым парантеллам, т.е. линиям, представлявшим группу родственников, происходящих от общего предка. Первую линию составляли нисходящие наследники (сыновья, внуки и т.д.), вторую линию – родители и их нисходящие, третью – дед и бабка и их нисходящие.

ГГУ наиболее последовательно реализовывало принцип свободы завещания. Завещательная правоспособность признавалась с 16 лет. Вступать в права наследования или завещать имущество с 21 года можно было только в публичной форме. Единственное ограничение принципа свободы завещания было сделано в интересах законных наследников первых двух парантелл: они имели право на "обязательную долю". Таким образом, в ГГУ партикуляризм и пестрота правовых укладов сменились единым имперским законодательством, регулирующим сферу имущественных и семейно-брачных отношений. Однако неопределенность формулировок, злоупотребление отсылками к морально-этическим категориям предоставляли широкую свободу судейского усмотрения, которую использовали в своих интересах юнкерство и буржуазия.

Торговое право. Объединение Германии в 1871 г. сопровождалось небывалым подъемом во всех областях германской экономики. Повсюду стали возникать новые формы частноправовых объединений: промышленного товарищества, товарищества с ограниченной ответственностью, колониального товарищества и др. Это привело к необходимости кардинального реформирования торгового законодательства. Старое общегерманское торговое уложение 1861 г., в основу которого был положен проект прусского Торгового кодекса 1857 г., явно отставало от потребностей экономического развития. Главным субъектом торгового права как "особого частного права купцов" выступал сам купец. Торговый кодекс 1861 г. детально регламентировал вопросы, связанные с организацией торгового предприятия купца. Однако развитие рыночных отношений сформировало новых субъектов торгового права – акционерные общества, коммандитные товарищества, посредники, маклеры.

В результате переосмысления новых социально-экономических реальностей 10 мая 1897 г. был принят новый Торговый кодекс, действующий до настоящего времени. Он содержал специальные нормы о торговле и закреплял действующие в торговом обороте специфические принципы и институты. Они дополняли общие положения ГГУ, что порождало известный дуализм германского гражданского права. Кодекс состоял из четырех книг. Первая содержит нормы об организации и деятельности торговых предприятий, фирм, о маклерах. Вторая посвящена важнейшим правовым формам концентрации капитала – торговым товариществам: акционерным обществам, коммандитным товариществам, негласным товариществам. Третья содержит нормы торговых сделок, совершаемых коммерсантами. Четвертая посвящена морской торговле и морскому страхованию. Известная новизна Торгового кодекса состояла не только в том, что расширялся перечень субъектов торгового права, но и само торговое право преобразовывалось в особый комплекс норм и институтов, регламентирующих коммерческую, предпринимательскую деятельность.

Уголовное право. Общегерманский Уголовный кодекс объединенной Германии был принят в мае 1871 г. Его официальное название – Уголовное уложение 1871 г. Оно заимствовало многие положения действовавшего до этого Уголовного уложения Северо-Германского союза 1870 г. Во многих моментах Уголовное уложение Германии уступало французскому Уголовному кодексу. По структуре Уголовное уложение 1871 г. состояло из трех частей, из которых первые две составляли общую часть и были посвящены общим вопросам уголовного права, а третья представляла собой особенную часть. В первой части содержались принципы разграничения преступлений, проступков и полицейских нарушений, а также положения об ответственности германских граждан в случае совершения правонарушений за границей. Во второй излагались вопросы о назначении уголовного наказания, о стадиях преступления, о соучастии, о смягчающих и отягчающих обстоятельствах. Третья часть включала нормы, касающиеся отдельных видов преступлений, и систему наказаний за их совершение. Преступлениями признавались все деяния, запрещенные уголовным законом. Уложение достаточно неопределенно формулировало составы преступлений, которые подразделялись на 1) преступления, 2) проступки, 3) полицейские нарушения.

Наиболее суровым наказаниям подвергались лица, совершившие преступления против государства: государственная измена, которая квалифицировалась как убийство императора, оскорбление императора и местных властей, попытка насильственного изменения государственного строя, порядка престолонаследия, призывы к неподчинению властям и т.д. Уложение 1871 г. выделяло в особый разряд преступных деяний – преступления против общественного порядка, состоящие в создании тайных организаций и союзов, противодействие органам управления и применению законов и т.д. Обе группы преступлений можно отнести в разряд политических преступлений, которые влекли жестокие наказания, вплоть до смертной казни. Кроме того, выделялись преступления против религии, против собственности (кражи, грабеж) и преступления против личности, а также экономические преступления: банкротство, причинение вреда кредиторам и т.д. Среди полицейских нарушений Уложение называет довольно широкий круг деяний: изготовление печатей, хранение оружия и т.п. Уложение обязывало каждого немца оказывать содействие полиции.

Судоустройство и процесс. Имперское процессуальное законодательство единой Германии было представлено Гражданско- процессуальным кодексом (1877 г.) и Уголовно-процессуальным кодексом (1877 г.). Гражданский и уголовный процесс были разделены. Гражданское судопроизводство осуществляли профессиональные судьи, назначаемые правительством и несменяемые. Процесс носил состязательную форму. Уголовное судопроизводство состояло из двух стадий: предварительного следствия, которое осуществлял следственный судья, и судебного разбирательства с участием суда присяжных, которые выносили вердикт о виновности квалифицированным большинством 8 из 12 человек. Форма процесса была состязательная, предполагавшая равенство процессуальных прав прокурора (обвинителя) и подсудимого. Уже на стадии предварительного следствия допускалось участие адвоката. По окончании предварительного следствия прокурор направлял дело в суд, который решал его на основе свободной оценки доказательств. Это открывало широкую свободу судейского усмотрения, в соответствии с которой судья при вынесении приговора мог полагаться на собственное "внутреннее убеждение", а не на анализ фактических обстоятельств дела.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >