Причинность, детерминизм, их криминологическое значение

В. Н. Кудрявцев фактически еще на заре возрождения криминологии в России писал, что "сам предмет криминологии – науки, изучающей преступность и ее причины, предопределяет большое значение ряда философских категорий и в первую очередь категории причинности для понимания и раскрытия стоящих перед нею проблем"[1].

Причинность в нашем представлении есть связь генетическая, т.е. производящая новую вещь или явление, процесс. Слово "генетическая" происходит от др.-греч, γένεσις – происхождение, возникновение, источник и т.д. Русское же слово "причина" связано с глаголами "чинить", "учинять", т.е. сделать, сотворить, производить[2].

Таким образом, причинная связь – это такая зависимость, при которой одно явление, называемое причиной, порождает, т.е. производит, воспроизводит, возрождает другое, называемое следствием. Причина предшествует следствию. Но ... post hoc non est propter hoc – после этого не значит вследствие этого.

Закон причинности выражается в том, что между событиями, происходящими в мире, существует такого рода связь, при которой если событие А причина В, то всюду и всегда, где только наблюдается А, за ним неизменно (динамическая закономерность) или с определенной долей вероятности (статистическая закономерность) следует В.

Принцип причинности носит всеобщий характер, т.е. это означает, что беспричинных явлений нет и быть не может.

В причинности различают причинную связь, причинную цепь и причинную сеть. Причинная связь – это двухзвенная связь причины и следствия. Причинная цепь слагается из нескольких двухзвенных причин и следствий, где бывшее следствие становится причиной другого следствия. Причинная цепь может продолжаться бесконечно. Причинную сеть образуют, собственно, несколько причинных связей и цепей, располагающихся по так называемому "дереву причинности"[3].

В причинной связи следует выделить еще условие. Роль условия обычно выполняет та среда, в которой действует причина, т.е. это окружение действия причины и окружение процесса порождения следствия (рис. 5.1). Условие воздействует на причину подобно катализатору, т.е. или способствует, облегчает действие причины, или затрудняет, препятствует таковому; ускоряет ее действие или замедляет. Такова в нашем понимании функциональная роль условия, и это очень важно для криминологии.

Каковы же свойства, черты причинности? В. Н. Кудрявцев называл такие черты причинности как всеобщность (хотя, конечно, как нами уже отмечалось, это принцип причинности), необратимость, пространственная и временная непрерывность[4].

Причины и условия можно соотнести следующим образом: причина создает реальную возможность определенного следствия, для наступления которого необходимы еще условия. Сами по себе условия не могут породить, произвести следствие, но в соответ-

Процесс порождения следствия

Рис. 5.1. Процесс порождения следствия

ствующей ситуации способствуют реализации действия причины. Вместе с тем подобная трактовка может быть признана не бесспорной. Рассмотрим более подробно философско-криминологический подход, его значение для познания причин, условий преступности и преступного поведения.

Применение философских законов и категорий с целью разрешения различных криминологических проблем не должно быть механическим. Оно означает лишь определение направлений движения познания.

Применительно к категории "причинность" среди ученых есть мнение о необходимости замены причинности детерминизмом, детерминацией (лат. determinare – определять) в связи с тем, что, во-первых, она, мол, себя изжила, не применима к социальным, а значит, и к криминальным процессам, во-вторых, потому что детерминация включает в себя причинность. Кстати, подобный подход обосновывается теми криминологами, которые ранее за это весьма активно критиковали зарубежную криминологию, называя этот процесс смешением понятий, подменой одного другим и т.д.[5] Именно за это можно сейчас и их критиковать. Мы же считаем, что детерминизм не заменяет причинности, которая является лишь его разновидностью. Кроме того, в криминологии некоторые виды детерминизма применяются преимущественно для установления причинности, например, корреляция, взаимодействие и др.

Рассмотрим процесс причинности, структуру причинного механизма и виды причинности на уровне единичного, отдельного, или, иначе говоря, личностно-микросредовом. Проблема процесса причинности тесно связана с вопросом направленного взаимодействия. Движение какого-либо явления, объекта (причина) вызывает изменение движения другого явления, объекта, различающегося или вообще противостоящего первому в результате их первичного взаимодействия (первоначальное следствие). Далее, изменяясь в результате противодействия, оно определяет направленность этого изменения, т.е. причина переливается, переходит в следствие во времени (здесь наступают промежуточные или поэтапные следствия), и, наконец, приводит к определенному результату (относительно окончательное следствие). Как утверждает А. Поликаров, "изменения устанавливаются по отношению к определенным стационарным состояниям"[6]. "В самой причине как таковой заключается ее действие, – писал Гегель, – и в самом действии – причина; поскольку причина еще не действовала бы или поскольку она перестала бы действовать, постольку она не была бы причиной, и действие, поскольку его причина исчезла, уже больше не есть действие..."[7], т.е. следствие этой причины.

Таким образом, во-первых, причина всегда предшествует следствию, т.е. следствие невозможно, если не будет действовать причина. Например, если не будет предшествующего конфликтного взаимодействия между "преступником" и "потерпевшим", то не сложится и конфликтная ситуация, не будет и криминогенной.

Но, во-вторых, причина сосуществует со следствием во времени, так как начало действия причины есть начало следствия (действия), которое вызывает наступление первоначального следствия. Например, уже один конфликт между "преступником" и "потерпевшим", не нашедший приемлемого разрешения, создает напряженность отношений между ними, складывается основа для возникновения конфликтной ситуации.

В-третьих, причина, предшествуя следствию и сосуществуя с ним во взаимодействии, переливается, переходит в него, определяет направленность дальнейших изменений в нем и возникают промежуточные следствия. Например, если конфликты между "преступником" и "потерпевшим" повторяются, то возникает конфликтная ситуация, которая при отягощении конфликтов, возрастании напряженности отношений между ними, аккумуляции отрицательных эмоций по отношению друг к другу перерастает в криминогенную ситуацию.

И, в-четвертых, относительно окончательным следствием в рамках этого взаимодействия является результат. Например, криминогенная ситуация при взаимодействии с криминогенной мотивацией "преступника" порождает преступное поведение. Это следствие относительно окончательное даже в рамках данного взаимодействия, потому что вначале, как правило, совершаются менее тяжкие преступления. Если нет разрыва во времени (перехода причины в следствие) и результатом является взаимодействие, то первоначальное следствие совпадает с относительно окончательным и с причиной во времени, т.е. если нет ряда предшествующих конфликтов, проблем, образующих конфликтную или, соответственно, проблемную ситуацию, нет отягощения, как их, так и способов их разрешения, аккумуляции отрицательных эмоций у субъектов взаимодействия, возрастания напряженности, проблемности отношений, определяющих в целом содержание криминогенной ситуации, и первый, иначе одноразовый, конфликт или проблема между ними сразу приводит к совершению тяжкого преступления, то внутренняя причина (криминогенная мотивация) совпадает со следствием (преступлением) во времени. Соответственно, нет промежуточных следствий и внешней причины (криминогенной ситуации).

Р. С. Сейфуллаев выделял в структуре причинной связи носитель причины (НП), который "производит, порождает изменение состояния движения другого (носитель следствия – НС) посредством переноса движения (импульса, информации) с помощью материального агента (причина – носитель действия – НД)"[8]. К этому следует добавить, что перенос движения осуществляется в материальной внешней и внутренней среде (С), выступающей как условия, внешние и внутренние, и играющие роль своеобразного катализатора причин. Наступают "три вида следствий: а) изменения в НС – следствие эффекта причинения; б) изменения в НП – следствие имманентного испускания материального агента (эффект самопричинения); в) изменение в системе (НП + + НС + НД) в целом – эффект взаимодействия" при условии, что среда, внутренняя и внешняя, на моменты причинения остается неизменной. Если применить положения о процессе и структуре причинности к причинному механизму преступного поведения, то можно выделить следующие этапы.

  • 1. Первоначально НП выступают социальные детерминанты, определяющие криминогенное становление личности преступника, формирование у него криминогенной мотивации, протекающее вначале в семье, детских учреждениях, школе, корпоративе, неформальных досуговых группах и т.п., НС (первоначальное следствие) является будущий преступник. НД выступает криминологически значимая информация. Здесь НД приходит извне внутрь личности. Внешней микросредой является непосредственное социальное окружение личности. В роли внутренней среды выступает генотип личности, предопределяющий наличие у нее основ тех или иных способностей, задатков соматических и психических аномалий, темперамента, характера, трансформирующихся затем под социальным воздействием[9].
  • 2. Промежуточный этап. Здесь НП и НС бывают то "преступник", то "потерпевший", то иные лица, а иногда и группы лиц в целом. НД является информация травмирующего содержания, которой обмениваются эти лица и группы. Внешняя микросреда – ближайшее социальное окружение, воздействующее на этих лиц в комплексе. Внутренняя среда – анатомическая, психофизиологическая и психологическая среда этих субъектов взаимодействия. На этом этапе формируется конфликтная, проблемная, управленческая, виктимогенная, безнадзорности и другие типы ситуаций, перерастающие в криминогенные.
  • 3. Окончательно НП выступает "преступник", НС – "потерпевший" или их группы. НД является криминогенная мотивация агрессивная, корыстная, легкомыслия и небрежности и т.п., состоящая из потребностей, интересов, установок, ценностных ориентаций, эмоций, мотивов, целей и других побудительных стереотипов преступного поведения. Кроме того, необходимо выделить и реализатор этой мотивации, которым являются умения, навыки пользования определенными орудиями (огнестрельное оружие, топор, нож и пр.), веществами (при отравлении), методами психического нападения, уловками мошенников, организация преступного сообщества и т.п., использование физической силы. Внутреннюю среду составляют темперамент, психические состояния (стрессовое, фрустрационное, аффективное и др.), психические аномалии (шизофрения, психопатия, алкогольная деградация и т.д.), невротические состояния и т.п. Роль внешней среды играет степень участия очевидцев преступления, иных лиц в предотвращении преступления, оперативность отреагирования со стороны правоохранительных органов и др.

Рассмотрим виды причинной связи на уровне единичного. Наиболее удачной, на наш взгляд, в этом отношении является классификация, предложенная В. Краевским. Причинной связью он называл "связь между изменениями двух (или большего количества) тел, когда одно (или несколько) из этих тел воздействует на другое (или другие)"[10]. В данном определении под причинной связью понимается одностороннее воздействие, причем внешнее, хотя в дальнейшем анализе следующих пяти видов причинной связи, выделенных им на уровне единичного, подразумевается направленное взаимодействие (и не только внешнее).

  • 1. Энергетическая – причина как воздействие, передающее энергию (энергетически эквивалентную следствию). Содержание ее состоит в том, что воздействие "а" тела А на тело В является причиной данного изменения "в" тела В тогда и только тогда, когда "а" передает энергию, необходимую для того, чтобы произошло "в", "а" равно "в". Преобразуя данное положение применительно к конкретному виду материальных образований, а именно – к причинному механизму любого типа преступного поведения, в более общем виде следует отметить, что конфликтное, проблемное, управленческое и тому подобное взаимодействие между субъектами в ситуации вызывает возникновение и аккумуляцию у них негативных или позитивных, нейтральных эмоций по отношению друг к другу, которые в некотором смысле являются "энергетическими зарядами", а также специфического поля между ними. Причем аккумуляция эмоций с необходимостью требует "двигательной разрядки"[11], а также снятия напряженности при помощи алкоголя, наркотиков, токсических веществ, позволяющих не разрешить ситуацию, а хотя бы уйти от нее, с использованием различных приемов сексуальной разрядки и т.п. И разрядка, безусловно, происходит в выходе этой накопленной эмоционально-двигательной энергии вовне, при совершении насильственного преступления и т.п. – посредством физических действий; при вымогательстве, обмане, клевете, оскорблении – при помощи психического насилия. Также, несомненно и то, что разрядка может произойти и иным путем.
  • 2. Причина-реализатор, под которой понимается последнее воздействие, реализующее следствие, т.е. причиной "а" изменения "в" тела В является такое воздействие на это тело, после которого "в" непосредственно наступает, иначе говоря, причиной является последняя во времени составная часть достаточного условия "в". Следует отметить, что так называемая "причина-реализатор" является по функциональной роли ничем иным, как поводом, т.е. всего лишь внешне видимой, кажущейся причиной. В существующей криминогенной ситуации иногда незначительный конфликт между субъектами бывает последним, и он реализует всю причинную цепочку, приводя непосредственно к совершению, как правило, тяжкого преступления ("капля переполняет чашу"). "Незначительное частичное раздражение вызывает реакцию на весь эмоциональный комплекс в целом"[12], количественное накопление эмоций вызывает качественный скачок, при сложении однородных эмоций происходит мощное их усиление. При этом нельзя забывать и о роли сознания. Тем не менее эмоции возникают "до рациональной оценки субъектом своей деятельности"[13] и могут "вырываться" из-под контроля сознания полностью или частично. Тогда возникает вопрос о патологическом или физиологическом аффекте.
  • 3. Структурная, или информационная, причина – воздействие, передающее информацию о структуре следствия, т.е. причиной изменения "в" тела В является такое воздействие "а", которое поставляет информацию о структуре явления, иначе говоря, о новой структуре тела В. Структурная, или информационная, причина в причинном механизме преступного поведения наличествует почти во всех его звеньях. Так, при детерминировании становления личности происходит передача информации не только о ее структуре, связях между элементами содержания личности, но и о функциях, ролях данной личности. В конфликтном, проблемном, управленческом и тому подобное взаимодействии, как уже отмечалось, субъекты ситуации обмениваются информацией или травмирующего содержания, или вопросительного, или организационного. При этом в связи с ее накоплением на определенной стадии развития отношений происходит как изменение содержания самих этих отношений, так и взаимодействующих лиц. В результате возникает криминогенная ситуация.
  • 4. Двигательная причина – это взаимодействие элементов как причина изменений, в частности, развития системы. Простейшая система состоит из двух тел А и В, взаимодействие которых можно рассматривать как причину изменений, происходящих в них, а следовательно, и во всей системе. Здесь необходимо обратить внимание на то, что, действительно, взаимодействие между элементами системы, вызывающее изменение системы в целом, является внутренней причиной этого изменения. При простейшем же взаимодействии двух систем, складывающемся, во-первых, из внешнего воздействия их друг на друга (например, физическое соприкосновение и т.п.) и, во-вторых, из обмена между элементами этих систем (информацией, веществом, энергией и т.п.), возникает новое качество, которое, находясь вне этих двух систем, уже как таковое не зависит от них, но на них воздействует. Это новое качество и есть внешняя причина. "Причиной, обусловливающей то или иное поведение вещи, может быть или взаимодействие частей, тенденций данной вещи, или взаимодействие этой вещи с окружающими вещами, или то и другое вместе"[14]. Роль внешней причины в физических явлениях выполняет, например, то или иное поле. В философском смысле поле есть сфера притяжения и (или) отталкивания, создаваемая полярной разностью потенциалов, масс, заряженности материальных образований или их сходством. Своеобразное социально-психическое поле возникает и между взаимодействующими людьми. При этом особую роль в нем опять же играют эмоции с тем или иным знаком, например, любовь или ненависть. И поле уже играет роль внешней причины криминализации конфликтной, проблемной, управленческой и тому подобной ситуации. Поэтому напряженность или устойчивость отношений между людьми, возникшие вследствие их конфликтного, проблемного, организационного взаимодействия и составляющие сущность конфликтной, проблемной, управленческой ситуации (а возрастающая напряженность или стабильность – криминогенной), и является внешней причиной преступления. Напряженность, как бы повисающая в воздухе, "застревающая" характерна для бытовых групп, исправительных учреждений, воинских частей, монастырей и т.п., имеет свои закономерности, в определенном смысле не зависящие от воли и сознания взаимодействующих лиц, например, она с необходимостью требует как психологической разрядки, так и социального разрешения. Какой будет выбран способ ее снятия, зависит уже от содержания личности взаимодействующих. Так, Н. В. Пилипенко пишет, что "необходимость и случайность вызываются как внутренними, так и внешними причинами"[15]. Из подобных явлений, между прочим, и выводит В. Краевский последний, по его мнению, вид причин.
  • 5. Напряжение (разность потенциалов) как причина выравнивающего процесса (потока).

Причинность, в свою очередь, является лишь одним из видов детерминизма. Что такое детерминизм? Это слово латинского происхождения: determinio – значит "определяю". Детерминизм (или детерминация) – это определяемость одних явлений другими, наличие между ними связи и взаимозависимости. Существует несколько видов детерминизма. Как уже отмечалось, причинная связь – лишь его разновидность. Кроме причинности, есть еще: корреляция, функциональная связь, связь состояний и др.

Всего выделяется более 32 видов детерминации[16]. Криминологическое значение, кроме причинности, имеет корреляция (лат. correlatio – соотношение). Корреляция – это более или менее тесная, прямая или обратная, зависимость (связь) одного или ряда явлений от другого или других явлений (в количественном выражении соотношение от -1 до +1). Установление корреляционной связи может быть первым этапом установления причинной связи, при наличии всех признаков причинности. Но установленная корреляционная связь между явлениями может свидетельствовать не только о причинной связи между ними (причина – следствие), но также и о том, что существуют причины, общие для этих явлений, связь между которыми установлена.

Для примера сравним пьянство и преступность. Между ними установлена тесная корреляционная связь. На общесоциальном уровне эта связь означает не причинно-следственную связь между пьянством и преступностью, а наличие общих для них социальных причин (т.е. причины, общие как для преступности, так и для пьянства, а не пьянство – причина преступности). На личностно-микросредовом же уровне (состояние опьянения "преступника" и вероятность совершения преступления) – совсем другая картина. Состояние опьянения и вероятность совершения преступления лицом также связаны корреляционно. Но в этом случае установленная прямая связь между ними (близкая к +1) означает, что стремление к опьянению – причина совершения преступления (например, если преступник совершает преступление с целью добыть спиртное, наркотики или деньги на них). Если же между ними установлена менее тесная связь, но эта связь все равно прямая, то в этом случае состояние опьянения будет играть роль внутреннего условия, способствующего совершению преступления, если же – обратная связь (т.е. со знаком минус), то тогда – роль внутреннего условия, препятствующего совершению преступления. Например, установлено, что легкая и средняя степень опьянения чаще всего способствуют совершению преступления, а сильная степень опьянения в большинстве случаев – препятствует этому, ибо лицо физически не в состоянии реализовать свою криминогенную мотивацию.

В свою очередь, разновидностью корреляционной связи является функциональная (лат. functio – исполнение) связь, при которой связь между явлениями жестко предопределена (из математики – такая зависимость между двумя величинами, при которой если одна величина задана, то другая может быть найдена или изменение аргумента или постоянной величины вызывает вполне определенное изменение функции или величины переменной).

Функциональная связь действует по механизму динамической закономерности и редко встречается в криминальных явлениях. Вместе с тем можно констатировать, что на общесоциальном уровне связь между причинами и преступностью скорее всего – динамическая.

Важной для криминологии разновидностью детерминации является взаимодействие, под которым понимается такая зависимость, по меньшей мере, двух явлений, при котором воздействие одного явления на другое вызывает, в свою очередь, противодействие этого явления первому, в результате чего происходит ряд существенных изменений в этом явлении вплоть до появления нового. Причинность является направленным взаимодействием, т.е. направленным к определенному результату. Эта направленность, в свою очередь, определяется степенью различий двух взаимодействующих явлений. Чем больше они различаются, тем больше вероятность рождения при взаимодействии нового качества. Отсюда, кстати, и выводится большое значение противоречий для причинного объяснения преступлений.

Следует отметить, что применение тех или иных философских категорий в какой-либо области конкретной науки, хотя и необходимый этап методологического исследования, все-таки помогает получить в большинстве своем лишь схематичные знания, не позволяет разрешить специальные проблемы. Однако на его основе возможно выдвижение гипотез, постановка целей, задач и даже решение некоторых конкретных вопросов, имеющих, например, сами по себе большую степень абстрагирования.

  • [1] Кудрявцев В. Н. Проблемы причинности в криминологии // Вопросы философии. 1971. № 10.
  • [2] Даль В. Толковый словарь великорусского языка. М., 1965. Т. III. С. 459; Новейший словарь иностранных слов и выражений. Минск: Современный литератор, 2003. С. 203.
  • [3] Бунге М. Причинность. М., 1962.
  • [4] Кудрявцев В. Н. Причины правонарушений. М., 1976. С. 12.
  • [5] См.: Кузнецова Η. Ф. Современная буржуазная криминология. М., 1974; Ее же. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984; Номоконов В. А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. Владивосток, 1989.
  • [6] Поликаров А. Причинность // Категории диалектики как ступени познания. М.: Наука, 1971. С. 184.
  • [7] Гегель Г. В. Ф. Наука логики // Соч.: В 14 т. М., 1937. Т. V. С. 677.
  • [8] Сейфуллаев Р. С. Концепция причинности и ее функции в физике. Новосибирск, 1973. С. 21.
  • [9] Подробнее см.: Дубинин Η. П., Карпец И. И., Кудрявцев В. Н. Генетика, поведение, ответственность. М., 1982.
  • [10] Краевский В. Пять понятий причинной связи // Вопросы философии. 1966. № 7. С. 108-113.
  • [11] Дерябин В. С. Чувства, влечения, эмоции. Л., 1974. С. 206–207.
  • [12] Дерябин В. С. Чувства, влечения, эмоции. С. 203–205.
  • [13] Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. 2-е изд. М., 1977. С. 198.
  • [14] Свечников Г. А. Диалектика причинной связи. М., 1967. С. 22.
  • [15] Пилипенко Н. В. Диалектика необходимости и случайности. М., 1981. С. 111. Здесь же автором проводится анализ точек зрения на природу внутренних и внешних причин.
  • [16] См.: Кузнецова Η. Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >