Основные принципы и правила биомедицинской этики

Принципы (а также вытекающие из них правила), о которых пойдет речь, стали уже классическими после работы Т. Бичампа и Дж. Чилдреса "Принципы биомедицинской этики".

Несмотря на критику академических биоэтиков, принципализм обладает многими достоинствами. Прежде всего, данные принципы имеют охватывающий, ориентирующий характер, как бы задавая рамочную систему этических координат медицины. Они хорошо оправдывают себя в учебных программах по биоэтике, способствуют пониманию сути этических требований в медицинской сфере.

Согласно подходу Бичампа – Чилдреса, принципы не имеют иерархического порядка. Они считаются равноценными и действуют вместе, создавая своеобразный моральный каркас медицинской деятельности. Равенство принципов, кстати, придает необходимую разумную гибкость в их использовании. Однако, они могут вступать в конфликт друг с другом, и задача практического специалиста в этом случае, – учесть конкретные обстоятельства дела, постараться достичь баланса этих принципов и найти наилучшее решение в интересах пациента.

Два принципа (блага и непричинения вреда) – достаточно традиционны для медицинской практики (их можно обнаружить уже в клятве Гиппократа), остальные два относятся уже к новым реалиям, к современным условиям медицинской науки и практики.

Автономия

Принцип автономии (точнее, принцип уважения автономии пациента) находится первым по порядку в перечне основных принципов биомедицинской этики. Автономия понимается здесь, прежде всего, как свобода выбора, причем выбора осознанного и самостоятельного. Пациент имеет право на свободное принятие решений в отношении своего здоровья, лечения, других медицинских и сопутствующих вмешательств. Этот принцип называют еще принципом самоопределения пациента, что, может быть, лучше проясняет его смысл. Речь, таким образом, идет о возможности пациента решать самому.

Принцип автономии является обязывающим для врача и, кроме того, предупреждающим его о возможности расхождения мнений пациента и его доктора. Пусть даже пациент, с точки зрения врача, ошибается или поступает не лучшим образом в отношении себя самого, уважение к автономии означает право пациента иметь собственную точку зрения, отличную от суждения врача, а также обязанность для врача уважать и признавать эту точку зрения.

Принципу автономии придается такое большое значение в этической концепции Бичампа – Чилдреса потому, что он отражает систему западных ценностей с ее индивидуалистическим мировоззрением. Конечно, этот принцип культурно обусловлен, и в других культурах столь ценимое на западе уважение к автономии может не играть такой важной роли (или даже вообще никакой).

Тем нс менее уважение врачом автономии пациента относится и к той ситуации, когда у пациента другая система взглядов или культурных ценностей.

Со своей стороны, врачи должны в максимальной мере содействовать тому, чтобы выбор пациента был осознанным, пациент ясно понимал, какие конкретно альтернативы у него есть и каковы возможные последствия его решения. Поэтому важнейшим следствием этого принципа является правило информированного согласия, о котором речь пойдет ниже.

Кроме того, следует правильно понимать принцип автономии в том смысле, что он отнюдь не предполагает некое безразличие врача к судьбе пациента или перекладывание ответственности целиком на него. Врач обязан поддерживать полноценную автономию пациента в вопросах выбора лечения или же отказа от медицинской помощи. Это означает, что пациент должен быть обеспечен достаточной информацией, осознанно ей пользоваться, а также принимать решение в свободных условиях, без давления и принуждения. Иными словами, данный принцип представляет собой именно уважение к пациенту, а не самоустранение врача от ответственности за больного.

Таким образом, возможны как минимум две трактовки принципа автономии: негативная – за все отвечает сам пациент (но тогда вообще непонятно, в чем же состоит роль врача) и позитивная, в которой подчеркиваются уважение личности пациента, необходимая информационная поддержка, а также соблюдение всех прав пациента. Именно позитивная трактовка воплощает правильный смысл этого принципа.

Конечно, ситуация, когда пациент полностью автономен и самостоятельно способен принять вполне адекватное решение – это некий идеал. Однако таковы и все принципы в системе Бичампа – Чилдреса: они представляют собой те наилучшие ориентиры, к которым должен стремиться врач в своем взаимодействии с пациентом.

Разумеется, для реализации принципа автономии на практике должны быть объективные условия. Зачастую проблемой является то, насколько пациент обладает объективной способностью к самоопределению. Ведь это может быть затруднено многими причинами (возраст, состояние здоровья, психическое состояние и др.). Поэтому дискуссионным остается вопрос о том, как убедиться в достаточной способности пациента к вполне осмысленному принятию решений. В западных странах для решения этой проблемы в клинической практике используют даже специальные методы оценки способности пациента к самоопределению, например метод МасСАТ-Т (MacArthur Competence Assessment Tool-Treatment), представляющий собой специально структурированное интервьюирование пациента.

Возможны ли отступления от принципа автономии, например в ситуациях, когда пациент по каким-то причинам не способен или не желает воспользоваться своей автономией? Конечно, возможны. Следует помнить о том, что принцип этот, хотя и находится первым в системе Бичампа – Чилдреса, не является главнее других (хотя критики многократно утверждали обратное). Этот принцип – не более чем "первый среди равных" (лат. primus inter pares). Соответственно, при необходимости он может быть сбалансирован или компенсирован другими принципами, например принципом блага, если того требуют интересы пациента.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >