Государственность Московской Руси в середине – второй половине XVII века

В результате изучения данной главы студент должен:

  • знать основные этапы и закономерности формирования государственного абсолютизма в России; особенности функционирования механизма государственно-общественных отношений в переходный период;
  • уметь давать правовую оценку происходивших изменений государственного строя; проводить аналогии между историко-правовыми коллизиями прошлого и настоящего;
  • владеть историко-правовыми методами анализа социальных явлений и процессов, навыками самостоятельного изучения источников рассматриваемого периода и рекомендованной литературы с последующей презентацией изученного материала на семинарских занятиях.

"Бунташный" XVII в. как переходный период: особенности функционирования механизма государственно-общественных отношений

Если любой исторический период является в известном смысле переходной эпохой, поскольку в нем всегда что-то отмирает, а что-то рождается, то в отношении XVII в. для России это положение более чем справедливо: большинство исследователей сходятся на том, что в этот период число "рождений" и "отмираний" было больше, чем в какой-либо другой. Поэтому не удивительно, что XVII в. нередко рассматривают преимущественно в качестве периода, подготовившего преобразования Петра I, периода, в котором зарождаются элементы, ставшие определяющими в начале XVIII в. Однако каковы причины этого перехода, от чего и к чему он совершался и сколь позитивным он стал для России – эти вопросы вызывали и до сих пор вызывают немало споров у исследователей. Если для одних переход к новой эпохе был следствием развития закономерных общественно-исторических процессов по пути прогресса[1], то для других он объясняется лишь усилившимся влиянием Запада на Россию[2]. Если, но мнению "государственников", основным содержанием XVII в. была борьба родовых и государственных начал[3], то советские историки искали в нем начало противостояния феодализма и зарождающегося капитализма[4]. Наконец, если славянофилы видели в XVII в. вершину развития, период расцвета неповторимой российской цивилизации, и, соответственно, крайне негативно оценивали петровские реформы[5], то западники, напротив, позитивными считали лишь те черты XVII в., которые указывали на зарождение будущих преобразований[6].

Появление новых элементов в развитии общества редко происходит бесконфликтно: чаще всего им приходится вступать в борьбу с традиционными устоявшимися формами жизни, что создаст условия для дестабилизации социально-политической обстановки. Недаром XVII в. еще у современников получил название "бунташного века".

Действительно, в отличие от предшествующих этапов развития Российского государства, когда большинство конфликтов происходило лишь в верхних эшелонах власти, в XVII в. на политическую сцену в качестве активной силы вышли социальные низы. Даже оставляя в стороне Смуту, можно назвать такие крупнейшие столкновения масс с властью, как городские восстания 1648–1651, 1662 гг., выступление под предводительством С. Разина, Соловецкое восстание, раскол или стрелецкие восстания конца XVI в. Все они так или иначе связаны со становлением новой государственности в России. Начавшееся еще при Иване IV противоборство двух основных путей развития государственной системы России продолжалось и в XVII в.

  • [1] См., например: Ключевский В. О. Курс русской истории // Сочинения : в 9 т. Т. 3. М., 1988. Этой же точки зрения придерживалось большинство советских историков.
  • [2] См., например: Горинов М. М. О некоторых проблемах отечественной истории периода преобразований // Реформы второй половины XVII– XX веков: подготовка, проведение, результаты. М., 1989. С. 14–16.
  • [3] См., например: Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т.1. М„ 1851.
  • [4] См., например: Буганов В. И., Преображенский А. А., Тихонов Ю. А. Эволюция феодализма в России. М., 1980.
  • [5] См., например: Хомяков А. С. О старом и новом // Сочинения : в 2 т. Т. 1. М„ 1994. С. 456-470.
  • [6] См., например: Платонов С. Ф. Лекции по русской истории // Сочинения : в 2 т. Т. 1. М., 1994.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >