Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ)

Необходимая оборона и задержание лица, совершившего преступление – действия правомерные и, более того, общественно полезные, следовательно, социально одобряемые. Отражение противоправного посягательства, а равно и задержание посягателя – обстоятельства исключительно важные для эффективного решения вопросов борьбы с преступностью и профилактики правонарушений. Посредством поощрительных норм, создающих условия правомерности причинения вреда при отражении преступления или задержании лица, его совершившего, государство создает эффективные условия как для социально одобряемой активности граждан в вопросах борьбы с преступностью, так и для повышения действенности работы практических правоохранительных органов.

Статья 108 содержит два состава преступлений, предусматривающих пониженную ответственность в случае убийства, сопряженного с превышением пределов применения мер по обороне от преступных посягательств (1) и задержании лица, совершившего преступление (2). Объектом преступлений, предусмотренных в ст. 108, является жизнь нападающего, а также жизнь задерживаемого лица, совершившего преступление, которые в случае превышения необходимых мер становятся потерпевшими.

Объективная сторона преступлений заключается в действии. Посредством бездействия совершение этих деяний нс представляется возможным.

Объективная сторона убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108), заключается в действиях, явно не соответствующих характеру и степени общественной опасности посягательства, обстановке совершения деяния. Явное несоответствие означает очевидность, абсолютную ясность для обороняющегося, что в данной конкретной обстановке посягательства, судя по его интенсивности, степени и характеру общественной опасности, количеству посягающих и т.п., нападение может быть эффективно отражено иными, более мягкими средствами. Однако обороняющийся все же причиняет смерть нападающему. Такие ситуации возможны в случае убийства заведомо более слабого противника, с которым легко можно было справиться иным способом, не причиняя смерти.

Право на необходимую оборону, как это явствует из анализа ст. 37 УК РФ, возникает не только в момент непосредственного нападения, но и в момент его реальной угрозы. При этом вред, причиненный при отражении посягательства, может быть больше вреда предотвращенного. Т.е. закон презюмирует возможность причинения смерти нападающему даже в случае всего лишь угрозы, но при условии, что эта угроза реальна и иными средствами спасти собственную жизнь или жизнь других лиц не представляется возможным. Но если причинение смерти не было вызвано необходимостью, и для обороняющегося этот факт был очевиден, тогда появляются основания для квалификации деяния по ч. 1 ст. 108.

Однако в ситуации нападения обороняющийся не всегда в состоянии взвесить реальность угрозы и возможности нападающего но ее реализации. Помимо того, обороняющийся не всегда может точно определить момент окончания нападения, за гранью которого причинение вреда нападающему в рамках необходимой обороны недопустимо. Например, причинение смерти лицу, которое фактически нападение окончило, но по обстоятельствам дела этот момент не был достаточно ясен обороняющемуся. Он может полагать, что нападение лишь приостановлено и через короткий промежуток времени возобновится вновь. В случаях такого рода неочевидности, когда обороняющийся добросовестно заблуждался, полагая, что итогом действий нападающего будет смерть, его действия следует считать правомерными.

В случае убийства лица при мнимой обороне, при добросовестном заблуждении относительно нападения, вопрос решается также как и относительно необходимой обороны.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108, характеризуется прямым или косвенным умыслом: виновный сознает, что в данных конкретных обстоятельствах лишение жизни нападающего не вызвано необходимостью, предвидит конечный результат своих действий и желает его наступления или сознательно допускает причинение смерти.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 108, заключается в лишении жизни субъекта, совершившего преступное деяние. В отличие от убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, в данном случае жизни лишается лицо, уже совершившее преступление. Его убийство происходит не из мести за совершенное деяние, а с целью его задержания и, что, пожалуй, самое главное – с целью устранения опасности, которая может угрожать обществу, если преступника не нейтрализовать.

Норма, предусмотренная ч. 2 ст. 108, в определенной мере бланкетная. Ее бланкетность заключается в том, чтобы определить, во-первых, основания задержания лица и, во-вторых, правомерность применения оружия при его задержании. Основания задержания лица, совершившего преступление, содержатся в ст. 91 УПК РФ, которая, в отличие от названия ст. 108 УК РФ получила более правильное наименование: "Основания задержания подозреваемого", поскольку лицо, совершившее преступление, является преступником, а таковым субъекта может признать только суд. К основаниям задержания ст. 91 УПК РФ относит следующие:

  • 1) лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
  • 2) потерпевшие или очевидцы указывают на данное лицо как на совершившее преступление;
  • 3) на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления (ч. 1 ст. 91 УПК РФ);
  • 4) лицо пыталось скрыться;
  • 5) не имеет постоянного места жительства;
  • 6) не установлена его личность;
  • 7) прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 2 ст. 91 УПК РФ).

Правомерность применения оружия при задержании лица, подозреваемого в совершении преступления, регулируется законом, в частности. Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ "О полиции" (далее – Закон о полиции), в ст. 23 которого содержится исчерпывающий перечень ситуаций, при наличии которых разрешено применение огнестрельного оружия. В Законе не говорится об убийстве лица, совершившего преступление, при его задержании. В сущности, убийство такого лица возможно в качестве необходимой обороны, если посягательство направлено на жизнь человека (ч. 1 ст. 37 УК РФ). Однако факт применения оружия означает, что в таких случаях возможны любые последствия, вплоть до лишения жизни. По существу, ст. 23 Закона о полиции допускает в строго определенных случаях лишать жизни субъекта, совершившего преступление, позволяя тем самым использовать источник повышенной опасности по его прямому назначению. Данная статья предусматривает следующие случаи, когда сотрудник полиции имеет право лично или в составе подразделения (группы) применять огнестрельное оружие в следующих случаях:

  • 1) для защиты другого лица либо себя от посягательства, если это посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья;
  • 2) для пресечения попытки завладения огнестрельным оружием, транспортным средством полиции, специальной и боевой техникой, состоящими на вооружении (обеспечении) полиции;
  • 3) для освобождения заложников;
  • 4) для задержания лица, застигнутого при совершении деяния, содержащего признаки тяжкого или особо тяжкого преступления против жизни, здоровья или собственности, и пытающегося скрыться, если иными средствами задержать это лицо не представляется возможным;
  • 5) для задержания лица, оказывающего вооруженное сопротивление, а также лица, отказывающегося выполнить законное требование о сдаче находящихся при нем оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, ядовитых или радиоактивных веществ;
  • 6) для отражения группового или вооруженного нападения на здания, помещения, сооружения и иные объекты государственных и муниципальных органов, общественных объединений, организаций и граждан;
  • 7) для пресечения побега из мест содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений или побега из-под конвоя лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, лиц, в отношении которых применена мера пресечения в виде заключения под стражу, лиц, осужденных к лишению свободы, а также для пресечения попытки насильственного освобождения указанных лиц. Перечисленные в Законе о полиции случаи правомерного использования оружия, а значит, правомерной возможности лишения жизни лица, совершившего преступление, позволяют раскрыть более полно общие положения нормы, предусмотренной ст. 38 УК РФ, устанавливающей правомерность причинения вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании. Вместе с тем следует иметь в виду, что ст. 23 Закона о полиции предоставляет лишь право использовать огнестрельное оружие, как факультативную возможность его применения в случаях, когда это вызвано необходимостью. Поэтому, если возникла ситуация, при которой оружие может быть применено, но у сотрудника полиции есть все возможности задержать лицо, совершившее преступление, с помощью иных средств, тогда фактическое применение оружия и убийство задержанного должны быть квалифицированы по правилам ч. 2 ст. 108.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред (ч. 2 ст. 38 УК РФ). Явность превышения пределов необходимости в данном случае полностью соответствует интерпретации аналогичного признака превышения пределов необходимой обороны – очевидность для виновного отсутствия необходимости в данном случае лишения жизни. В случае добросовестного заблуждения относительно обстоятельств, сопутствующих задержанию и вызывающих, но мнению задерживающего, необходимость причинения смерти, действия задерживающего следует признать правомерными.

Задержание лица, совершившего преступление, зачастую сопровождается довольно сильным душевным волнением, поэтому не исключены случаи неосторожного причинения вреда, например, неосторожного причинения смерти задерживаемому. Если это произошло, тогда деяние при наличии соответствующих субъективных обстоятельств должно быть квалифицировано как неосторожное лишение жизни (ст. 109 УК РФ).

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 108, характеризуется прямым или косвенным умыслом: виновный сознает, что лишает жизни лицо, совершившее преступление, без достаточных к тому оснований, сознает, что обстоятельства дела и личность задерживаемого позволяют эффективно провести задержание без смертельного исхода; предвидит, что в результате сто действий наступит смерть потерпевшего и желает наступления такого результата или сознательно его допускает.

Субъектом преступлений, предусмотренных ст. 108, является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >