Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ)

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является наиболее опасным преступлением из разряда преступлений против здоровья. Его повышенная опасность заключается не только в том, что в результате соответствующих противоправных действий лицу причиняются значительные повреждения, способные прекратить сто профессиональную карьеру или иным образом негативно отразиться на жизнедеятельности, но, главное – причиненный тяжкий вред может привести к летальному исходу в результате дисфункций организма.

Объектом преступления является здоровье человека.

Объективная сторона может быть выражена в действии или бездействии, в результате которого лицу причинен тяжкий вред здоровью. Отличительные признаки тяжкого вреда здоровью как последствия противоправного поведенческого акта нашли отражение в диспозиции ч. 1 ст. 111. Перечисленные здесь признаки имеют исчерпывающий характер и не подлежат какому-либо дополнению.

Признаки, квалифицирующие вред здоровью по степени тяжести, имеют в своей основе медицинские показатели, и их правоприменительная констатация зависит от судебно-медицинского заключения за исключением некоторых особенностей, не относящихся к компетенции медицины. Естественно, что их анализ должен основываться, главным образом, на медицинских критериях определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека.

Согласно п. 4 вышеупомянутых Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, квалифицирующими признаками тяжести вреда в отношении тяжкого вреда здоровью является опасный для жизни вред здоровью, а при отсутствии этого признака – последствия причинения вреда здоровью. Таким образом, исходя из положений ст. 111 и указанных Правил, тяжкий вред здоровью может быть двух видов:

  • 1) вред, опасный для жизни;
  • 2) вред, не опасный для жизни, но выражающийся в конкретных, указанных в законе последствиях (диспозиция ч. 1 ст. 111, по существу, дублирует общую норму, предусмотренную названными Правилами, указывая, что тяжкий вред здоровью может быть или опасным для жизни, или повлекшим конкретные последствия).

Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью (п. 6.1 вышеупомянутых Медицинских критериев).

Как уже отмечалось, для констатации той или иной степени тяжести вреда здоровью важно установить необходимую причинную связи между деянием и наступившими последствиями. Деяние должно быть необходимой и единственной основой угрозы жизни потерпевшему. Поэтому юридическая квалификация деяния не изменяется, если своевременное и успешное врачебное вмешательство предотвратило реализацию нависшей угрозы, которая была создана в результате действий виновного, являясь их непосредственной причиной. Опасность для жизни, следовательно, может быть оценена как таковая в момент причинения вреда, поскольку после его причинения, возможно вмешательство целого ряда дополнительных обстоятельств, могущих иметь самостоятельное значение для квалификации вреда как опасного для жизни. Причиненный вред должен быть причиной опасности для жизни, и именно в момент причинения он должен являться таковым, должен в самом себе, имманентно содержать угрозу жизни потерпевшего. Акцент на данном обстоятельстве сделан специально потому, что практике известны ситуации, когда в результате врачебной оплошности при оказании помощи лицу, которому были причинены телесные повреждения средней тяжести, его жизнь была поставлена в опасное состояние. В ситуациях такого рода связь между повреждениями и итогом есть: если бы не было повреждений, не создалась бы опасность для жизни. Однако эта связь случайная, для уголовного права значения не имеющая. Непосредственной причиной опасности для жизни в данном случае является врачебная оплошность. В связи с этим данное деяние не может быть квалифицировано по ст. 111.

Согласно Правилам определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния.

Опасные для жизни повреждения подразделяются на две группы:

  • 1) повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести к его смерти. К таковым относятся проникающие ранения черепа; открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа; ушиб головного мозга тяжелой степени; проникающие ранения позвоночника; вывихи шейных позвонков; ранения, проникающие в просвет глотки, трахеи, пищевода, а также повреждения щитовидной и вилочковой железы; ранение живота, проникающие в полость брюшины; открытые повреждения тазобедренного и коленного суставов; термические ожоги III–IV степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела и другие повреждения, перечень которых предложен в п. 6.1 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека;
  • 2) повреждения, вызвавшие развитие угрожающего жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера, а также заболевания или патологические состояния. К этой группе относятся шок тяжелой степени (III–IV степени) различной этиологии; кома различной этиологии; массивная кровопотеря; коллапс; гнойно-септические состояния; расстройства регионального и органного кровообращения, приводящие к инфаркту внутренних органов, гангрене конечностей, эмболии (газовой и жировой) сосудов головного мозга, тромбоэмболии и др., перечисленные в п. 6.2 указанных Медицинских критериев.

Признаки тяжкого вреда, не опасного для жизни, но выражающегося в конкретных последствиях, исчерпывающим образом перечислены в диспозиции ч. 1 ст. 111, которая дублирует п. 6.3– 6.12 Медицинских критериев. К таким последствиям уголовный закон отнес:

  • – потерю зрения, речи, слуха;
  • – потерю какого-либо органа либо утрату органом его функций;
  • – неизгладимое обезображивание лица;
  • – расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть;
  • – полную утрату профессиональной трудоспособности;
  • – прерывание беременности;
  • – психическое расстройство;
  • – заболевание наркоманией или токсикоманией.

Под потерей зрения Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, предлагают понимать полную стойкую слепоту на оба глаза или такое необратимое состояние, когда зрение понижено до остроты, составляющей 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения).

Потеря зрения на один глаз квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку утраты общей трудоспособности. Как стойкая утрата трудоспособности квалифицируется и потеря одного глазного яблока. Потеря слепого глаза квалифицируется по длительности расстройства здоровья, т.е. по признаку утраты общей трудоспособности.

Потеря речи означает потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим.

Потеря слуха предполагает полную глухоту или такое необратимое состояние, при котором потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3–5 см от ушной раковины.

Потеря слуха на одно ухо относится к тяжкому вреду здоровью по признаку утраты общей трудоспособности.

Степень тяжести вреда здоровью по признаку потери зрения или слуха не зависит от корригирующего (восстановительного) воздействия медицинской помощи. Очки или слуховой аппарат в состоянии возвратить прежнее зрение и слух, однако это не означает отсутствие тяжкого вреда здоровью и на квалификацию деяния не влияет.

Под потерей какого-либо органа либо утратой органом его функций понимается потеря руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или утрату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность). Потеря наиболее важной в функциональном отношении части конечности приравнивается к потере органа. Например, потеря кисти или стопы.

К рассматриваемому признаку относится повреждение половых органов, сопровождающееся потерей производительной способности, под которой понимается способность к совокуплению и оплодотворению, зачатию, вынашиванию и деторождению.

В отличие от перечисленных признаков, установление которых входит в компетенцию судебно-медицинских экспертов, признак "неизгладимое обезображивание лица" является одновременно юридическим и медицинским фактом. В компетенцию судебно- медицинского эксперта входит установление тяжести вреда в соответствии с признаками, установленными вышеупомянутыми Медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека. Кроме того, эксперт определяет факт изгладимости повреждений лица.

Под изгладимостью повреждения понимается возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительное уменьшение их выраженности с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения таких последствий требуется косметическая операция, то повреждение считается неизгладимым.

Факт обезображивания лица как признак, основывающийся не на медицинских показателях, а на эстетических критериях, устанавливает правоприменитель (следователь, дознаватель, судья), исходя из общепринятой интерпретации прекрасного и безобразного (в связи с этим представляется интересным вопрос о различной оценке в некоторых случаях лицевых повреждений как обезображивающих относительно субъектов, для которых безупречно красивое лицо является принципиально важным дополнением успешного исполнения профессиональных функций – артист, манекенщица и относительно других субъектов, для которых повреждения на лице не имеют столь принципиального значения).

Следующим признаком закон называет расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть. Этот собирательный признак содержит ряд требований к установлению тяжкого вреда здоровью. Прежде всего последствия преступления должны выражаться не просто в расстройстве здоровья, а в таком его расстройстве, в результате которого потерпевший получил значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть.

Под общей трудоспособностью понимается совокупность врожденных и приобретенных способностей человека к действию, направленному на получение социально значимого результата в виде определенного продукта, изделия или услуги. Общая трудоспособность предполагает возможность выполнения индивидом различного рода трудовых операций, требующих как особой квалификации, так и возможности выполнения неквалифицированных трудовых операций (например, возможность выполнения трудовых операций скрипача, или типографского служащего, или дворника).

Утрата трудоспособности должна быть значительной и стойкой. Признак значительности не находит толкования ни в законе, ни в иных нормативных актах. Этот признак относится к категории оценочных, но, как нам представляется, он должен зависеть от признака стойкости утраты трудоспособности. На наш взгляд, значительная утрата трудоспособности будет лишь в том случае, если она имеет статус стойкой.

Определение стойкой утраты трудоспособности дано в вышеупомянутых Правилах определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека.

Согласно п. 15 вышеуказанных Правил стойкой следует считать утрату общей трудоспособности либо при определившимся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней.

По окончании лечения и заживления повреждения стойкость утраты трудоспособности устанавливается по Таблице процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин, прилагаемой к Медицинским критериям определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека. При этом стойкой считается лишь такая утрата трудоспособности, которая превышает 1/3.

Помимо стойкой утраты общей трудоспособности закон, в качестве одного из признаков тяжкого вреда здоровью называет полную утрату профессиональной трудоспособности, кладя, таким образом, предел существовавшей в юридической литературе полемике на сей счет.

Понятие профессиональной трудоспособности и принципы ее определения предлагаются в Правилах установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. № 789. Исходя из анализа норм упомянутых Правил, можно сформулировать понятие профессиональной трудоспособности.

Профессиональная трудоспособность – способность человека к выполнению определенного объема и качества работы по конкретной специальности. Как тяжкий вред здоровью оценивается лишь полная, а не частичная (что характерно для общей трудоспособности) утрата профессиональной трудоспособности.

Утрата профессиональной трудоспособности, которая была получена в результате преступных посягательств, устанавливается медицинской экспертизой. Эксперт исходит при этом из таких критериев, как степень и процентное содержание утраты профессиональной трудоспособности, схема определения которых содержится в вышеуказанных Правилах.

Полной считается такая утрата профессиональной трудоспособности, в результате которой пострадавший не может выполнять работу по избранной специальности даже в специально созданных для того условиях, хотя может выполнять любую другую работу.

Например, утрата фаланги пальца может быть причиной прекращения скрипачом своей профессиональной деятельности, что не исключает, однако, возможностей заниматься иным трудом (грузить ящики, например). В этом случае устанавливается 100%-ная утрата профессиональной трудоспособности.

Под специально созданными производственными условиями Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний понимают организацию работы, при которой пострадавшему устанавливается сокращенный рабочий день, индивидуальные нормы выработки, дополнительные перерывы в работе, создаются соответствующие санитарно-гигиенические условия, рабочее место оснащается специальными техническими средствами, проводятся систематическое медицинское наблюдение и другие мероприятия. Если пострадавший, вследствие выраженного нарушения функций организма, может выполнять работу лишь в специально созданных условиях, тогда устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности от 70 до 90%, при которой он считается не полностью, а лишь частично утратившим профессиональную трудоспособность.

В том случае, если пострадавший может в обычных производственных условиях продолжать профессиональную деятельность с выраженным снижением квалификации, либо с уменьшением объема выполняемой работы (например, остался слесарем, но более низкого разряда) и т.п., то в таком случае он не считается полностью утратившим профессиональную трудоспособность, поскольку все же остался в той роли, которая изначально была им избрана, хотя и с новыми, быть может менее престижными, рабочими условиями.

Исходя из вышеприведенной формулировки профессиональной трудоспособности, последняя означает использование навыков, полученных в результате обучения конкретной профессии. Но пострадавший может иметь несколько профессий, закончив, например, несколько вузов. В этом случае эксперт должен исходить из факта утраты основной профессии, на которую указывает сам потерпевший. Если потерпевший не высказывает мнений по поводу наиболее значимой для него профессиональной деятельности, тогда основной считается та профессия, по которой он имеет наиболее продолжительный стаж работы, либо та, которая получена путем специального обучения, либо та, в которой достигнута наивысшая квалификация.

Вопрос утраты профессиональной трудоспособности в период обучения субъекта решается исходя из положений п. 19 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний: лицам, которым причинен вред здоровью в период прохождения обучения, степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается по той профессии, которой они обучались.

Прерывание беременности как признак тяжкого вреда здоровью не зависит от сроков беременности. Для наличия этого признака необходимо установить непосредственную причинную зависимость между внешним воздействием и прерыванием беременности. Если прерывание беременности обусловлено индивидуальными особенностями организма или заболеваниями потерпевшей, а внешнее воздействие выступало лишь в качестве случайного обстоятельства, вывод о причинении тяжкого вреда не будет правомерным.

В случае причинения тяжкого вреда здоровью по признаку прерывания беременности проводится комиссионная судебно-медицинская экспертиза с участием акушера-гинеколога.

Диагностику психического расстройства как тяжкого вреда здоровью и причинную связь с полученным воздействием осуществляет и констатирует судебно-психиатрическая экспертиза.

Под психическим расстройством в данном случае следует понимать патологические психические процессы или состояния, которые могут свидетельствовать о невменяемости потерпевшего.

Психические аномалии, не имеющие патологического характера, не могут служить основанием для констатации тяжкого вреда здоровью, поскольку различного рода и различной этиологии непатологические аффекты могут отличаться известной регулярностью, связанной с психофизиологической конституцией лица и с социально-природными процессами. Например, аффекты раздражительности в период менструальных циклов или при перемене климатических поясов.

Заболевание наркоманией или токсикоманией предполагает патологические процессы, свидетельствующие о столь сильном привыкании субъекта, что у него развивается непреодолимая тяга к наркотическим или токсическим веществам. Экспертиза в этом случае носит комплексный характер: после проведения судебнопсихиатрической экспертизы, которая констатирует соответствующее психическое состояние субъекта, проводится судебно-наркологическая и судебно-токсикологическая экспертиза, которые определяют степень тяжести вреда здоровью.

Субъективная сторона деяния характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом, за исключением причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшему полную утрату профессиональной трудоспособности, данное деяние может быть совершено лишь с прямым умыслом. На это указывает, во-первых, уголовный закон, связывая совершение деяния с заведомостью; во-вторых, в силу специфики самого посягательства, которое отличается конкретной направленностью и целеустремленностью виновного.

Квалифицирующие признаки тяжкого вреда здоровью, установленные в ч. 2 и 3 ст. 111, аналогичны соответствующим признакам, указанным в ч. 2 ст. 105 УК РФ (см. параграф 1.2, где они подробно рассмотрены применительно к убийству. Исключение составляет то обстоятельство, что причинение тяжкого вреда здоровью, отягченное квалифицирующими обстоятельствами, предусмотренными в ч. 2 и 3 ст. 111, не влечет за собой смерть).

В ч. 4 ст. 111 предусмотрен особо квалифицированный вид тяжкого вреда здоровью, в результате которого наступила смерть потерпевшего. Строго говоря, рассматриваемая норма содержит два преступления – причинение тяжкого вреда здоровью и причинение по неосторожности смерти. Объединены эти два деяния одним составом потому, что основная направленность действий субъекта выражалась в причинении тяжкого вреда, а смерть явилась хотя и естественным, но не нужным субъекту итогом его действий. Одно действие породило два последствия.

Наступление смерти должно находиться в непосредственной причинной зависимости от причиненного тяжкого вреда здоровью. Если смерть стала возможной из-за врачебной небрежности или особенностей организма, для которых достаточно любого внешнего воздействия для вероятности летального исхода, тогда деяние не может квалифицироваться по ч. 4 ст. 111.

Поскольку рассматриваемая норма содержит два преступления, постольку субъективная сторона деяний совпадать не может. Закон специально уточняет, что смерть в результате причинения тяжкого вреда здоровью может быть причинена только по неосторожности. Таким образом, с субъективной стороны деяние характеризуется в целом двумя формами вины: умысел (прямой или косвенный) по отношению к причинению тяжкого вреда здоровью и неосторожность (легкомыслие или небрежность) по отношению к смерти потерпевшего. В целом, согласно ст. 27 УК РФ деяние оценивается как умышленное.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 111, может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >