Преступления против личной свободы

Похищение человека (ст. 126 УК РФ)

Похищение человека как внешний признак деяния терминологически тесно связан с понятием хищения, которое дано в примечании к ст. 158 УК РФ. Строго говоря, похищение и хищение совпадают практически по всем признакам составов, за исключением предмета. Предметом хищений являются материальные ценности, а предметом похищения человека – человек и как биологическая субстанция, и как социальное существо.

Основной объект данного преступления – личная свобода, так как при похищении ущерб претерпевает именно эта ценность. Факультативный объект – честь и достоинство человека. При похищении обращение с похищенным может быть дерзким и уж во всяком случае непочтительным, затрагивающим честь и достоинство личности, хотя главная направленность деяния при этом заключается в ограничении свободы.

Объективная сторона деяния состоит в похищении человека, т.е. в изъятии и перемещении помимо его воли из одного места в другое или удержании помимо воли похищенного в определенном месте при условии, что человек попал в место его удержания по воле похитителя. Как похищение человека рассматриваются случаи изъятия субъекта из квартиры и перемещение его в другую квартиру или удержание его в собственных комнатах, которое сопровождается дезинформацией о его истинном месте нахождения.

Под похищением человека понимается его перемещение из одного места в другое или удержание его в определенном месте с последующей дезинформацией о его истинном местонахождении.

В связи с таким пониманием похищения на практике возник целый ряд вопросов, связанных с квалификацией деяния в случае совершения соответствующих действий, объективно структурированных как похищение, но используя при этом истинное или предполагаемое право.

Например, иллюстрацией могут служить такие ситуации, как исполнение обычая похищения невесты. Если лицо согласно на совершение таких действий, состав преступления, предусмотренного ст. 126, отсутствует. Или: отец, находящийся в разводе с матерью своего ребенка и не проживающий с семьей, завладевает ребенком и перемещает его в другое, неизвестное матери место. Ребенок до этого постоянно проживал с матерью. При этом отец никого не ставит в известность о своем поступке. В данном случае также исключается ответственность по признакам преступления, предусмотренного ст. 126, если не было судебного решения о том, что ребенок должен проживать с матерью. В такой ситуации, при наличии необходимых признаков, возможна (но лишь возможна!) ответственность за самоуправство, по ст. 330 УК РФ. Однако если похищение, даже внешне невинное завладение собственным ребенком, с которым субъект по определенным обстоятельствам давно не проживал вместе, сопряжено с извлечением материальных благ, тогда деяние оценивается по признакам преступления, предусмотренного п. "з" ч. 2. ст. 126.

Трудности квалификации похищения человека в вышеприведенных примерах показаны исходя исключительно из мотивации деяния – отцовская любовь. При этом имеется в виду, что человеком завладевают в результате его собственного волеизъявления. Если же проявление данной воли фактически похищенного обусловлена обманом со стороны похитителя, тогда ответственность по ст. 126 не исключена.

Ответственность по ст. 126 исключена и тогда, когда фактическое похищение, т.е. захват человека помимо его воли, совершается в качестве крайней необходимости, ради достижения высшей цели.

Например, родитель, исчерпав все доступные ему средства для отвращения ребенка от употребления наркотиков, увозит его насильно из города в деревенский дом, где и удерживает.

Способы похищения могут быть самыми разнообразными – посредством физического или психического насилия, обмана, использования беспомощного состояния. Некоторые из способов влияют на квалификацию деяния. В частности, особенности квалификации присущи похищению человека путем мошенничества. Выше отмечалось, что похищение человека возможно и в случае удержания его в определенном месте. Такое возможно тогда, когда потерпевший, посредством обмана (сообщение о том, что в его квартире пахнет газом, когда собственник квартиры находится на рабочем месте) добровольно приходит в то место, где его уже помимо его воли удерживают. В данном случае изъятие было совершено посредством обманных действий.

Преступление в виде похищения человека относится к числу длящихся: деяние окончено с момента завладения человеком и на стадии оконченного длится до момента задержания или добровольной выдачи.

Состав преступления формальный.

Субъективная сторона деяния характеризуется прямым умыслом – субъект сознает общественную опасность деяния и желает его совершить.

Субъект преступления – лицо, достигшее 1А лет.

Часть 2 ст. 126 предусматривает такие квалифицирующие обстоятельства, как совершение деяния:

  • – группой лиц по предварительному сговору (п. "а");
  • – с применением насилия, опасного для жизни или здоровья либо с угрозой применения такого насилия (п. "в");
  • – с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. "г");
  • – в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. "д");
  • – в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "е");
  • – в отношении двух или более лиц (п. ж");
  • – из корыстных побуждений (п. "з").

Понятие "группа лиц по предварительному сговору" дано в ч. 2 ст. 35 УК РФ. Главный ее отличительный признак – сговор должен состояться до момента покушения.

Применение насилия, опасного для жизни или здоровья предполагает физическое воздействие на лицо, которому может причинить тяжкий, средний тяжести вред здоровью или даже легкий вред здоровью, но повлекший временное лишение трудоспособности. Диспозиция п. "в" ч. 2 ст. 126 сформулирована таким образом, что деяние следует считать преступным в момент применения насилия. Момент начала применения насилия, т.е. начала физического воздействия уже составляет состав рассматриваемого вида квалифицированного деяния. Фактическое причинение вреда здоровью, как находящееся за рамками состава, квалифицируется по совокупности преступлений.

Угроза применения насилия должна быть реальной. Исходя из принципа субъективного вменения, потерпевший должен ее воспринимать как очевидно исполнимую. Однако принцип ответственности только за вину (а не за мнение потерпевшего) подразумевает, что субъект, угрожавший потерпевшему, предполагает, что имеющаяся у него угрожающая потерпевшему информация в состоянии сломить его сопротивление или решить иные значимые для виновного вопросы (именно в этом заключается смысл любой угрозы). Потерпевший может и не принять угрозу как реально исполнимую, оказав нападающему сопротивление. Но от этого факта квалификация деяния как сопровождающегося угрозой не может измениться.

В п. "в" ч. 2 ст. 126 ничего не говорится о квалификации деяния по признаку угрозы, если угрожающая информация затрагивала интересы не самого похищаемого, а его близких. Буква закона в данной ситуации вряд ли способна дать удовлетворительную информацию, поэтому необходимо прибегнуть к логическому толкованию.

В п. "в" ч. 2 указанной статьи предусмотрено: "То же деяние (т.е. похищение человека – авт. Н. И.), совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия". К кому может быть применено насилие или угроза, закон не растолковывает. Если считать, что насилие или угроза могут быть применены только к потерпевшему, тогда это будет неоправданно ограничительное толкование закона, которое вовсе не следует из описания преступления. Напротив, из описания преступления следует, что насилие может быть применено к кому угодно (либо угроза насилия) лишь бы оно способствовало достижению поставленных целей. Следовательно, если угроза или даже насилие применялись не только к потерпевшему, но и к его близким или только к близким, тогда деяние следует квалифицировать по п. "в" ч. 2 ст. 126.

Если фактическое применение насилия, совершенное умышленно, повлекло смерть потерпевшего, тогда деяние квалифицируется по совокупности преступлений как убийство и похищение человека.

Под оружием понимаются те предметы, которые указаны в Федеральном законе от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ "Об оружии". Предметы, используемые в качестве оружия, – любые вещи материального мира, применение которых способно причинить вред здоровью человека или лишить его жизни.

Похищение заведомо несовершеннолетнего, беременной женщины, двух или более лиц, а также из корыстных побуждений отличаются определенной субъективной направленностью и мотивированностью. Знание о том, что похищаемый не достиг совершеннолетия, может быть получено злоумышленником из документов, на основании внешнего вида потерпевшего или из сообщения самого потерпевшего. Если злоумышленник заблуждается относительно совершеннолетия потерпевшего (потерпевший солгал по поводу своего несовершеннолетия), данное обстоятельство не освобождает субъекта от уголовной ответственности. Но если по обстоятельствам дела злоумышленник добросовестно заблуждался, считая, что похищаемый достиг совершеннолетия, тогда он не может быть привлечен к ответственности по п. "д" ч. 2 ст. 126. То же касается факта беременности.

По поводу похищения двух или более лиц важен умысел похитителя. Он изначально должен быть направлен на такое похищение.

При этом разрыв во времени между похищением одного и другого человека значения не имеет. Если субъект похитил одного человека, но не сумел но причинам, от него не зависящим, похитить другого, тогда его деяние оценивается по направленности умысла – как покушение на похищение двух или более лиц.

Часть 3 ст. 126 устанавливает следующие особо квалифицированные виды совершения деяния:

  • – организованной группой;
  • – повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия.

Понятие организованной группы определено в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

Деяние, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, отличается двумя особенностями:

  • 1) это – преступление с двумя формами вины: умысел по отношению к похищению и неосторожность по отношению к последствиям;
  • 2) в этой части состав преступления материальный – деяние считается оконченным преступлением с момента наступления указанных в законе последствий.

Статья 126 содержит примечание компромиссного характера: лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. То есть похититель может быть освобожден от уголовной ответственности, предусмотренной ст. 126, в случае добровольного освобождения похищенного. Однако он может быть привлечен к уголовной ответственности, например, за незаконное ношение огнестрельного оружия и т.п.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >