Преступления против чести и достоинства личности

Клевета (ст. 128.1 УК РФ)

Объект преступления – честь и достоинство личности.

Объективная сторона деяния предусматривает распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Уголовно-правовой характер сведений, составляющих клевету, должен отвечать следующим параметрам:

  • – это должны быть заведомо ложные сведения или
  • – сведения, которые в состоянии реально опорочить честь и достоинство другого лица или подорвать его репутацию. Если субъект заблуждался относительно реальной возможности таких сведений, полагая, что они могут подорвать репутацию, хотя в действительности это оказалось "фантомом", тогда субъект несет ответственность как за покушение на преступление;
  • – распространяемые сведения должны касаться конкретных фактов характеристики потерпевшего. Например, информация о его половых партнерах или неразборчивости в заключении коммерческих контрактов и т.п.

Причем распространяя сведения, которые, по мнению субъекта, в состоянии опорочить честь, достоинство или подорвать репутацию другого лица, субъект должен быть:

во-первых, убежден в том, что его злонамеренность достигнет цели;

во-вторых, это его убеждение должно быть внешне объективировано. Объективация заключается в уверенности, с которой субъект распространяет заведомо ложную информацию. Поэтому в том случае, если субъект оперирует такими словосочетаниями, как "мне кажется" или "но моему мнению", состав клеветы отсутствует, ибо речь идет о предположительных, не подкрепленных достоверной информацией сведениях. Отсутствует состав клеветы и в том случае, если субъект добросовестно заблуждался относительно высказываемой информации, принимая ее за истинную.

Клевета представляет собой распространение заведомо ложных измышлений, порочащих честь и достоинство другого лица, либо подрывающих его репутацию.

Честь и достоинство – понятия этического свойства, представления о сущности которых менялось с развитием или падением империй. В XIX в. и даже в самом начале XX в. честь и достоинство ставились выше жизни, поэтому любое посягательство на эти высокочтимые ценности преследовались не столько законом, сколько возможностью немедленной сатисфакции (и тут дело доходило уже до дуэли со всеми вытекающими последствиями).

В последние годы прошлого и в нынешнее столетия понятие о чести и достоинстве кардинально изменились, и деловая репутация стала цениться гораздо в большей степени, нежели благородные "чувств и помыслов полет". Поэтому законодатель (с позиций сегодняшнего состояния общества вполне справедливо) включил в состав ценностей, посягательство на которые является уголовно наказуемым, и репутацию другого лица. Вместе с тем понятийносодержательное отношение, некий абрис чести и достоинства остался все же неизменным.

Фундаментальное определение чести и достоинства как важнейших этических категорий и одновременно нравственной характеристики человека покоится на трех основаниях. Во-первых, честь и достоинство определяются указанием на общественную ценность и значимость конкретного человека. Имеется в виду оценка жизненной позиции конкретного человека в общественных отношениях. Такая оценка может касаться нравственных особенностей политического или общественного деятеля, которые вкупе с другими его чертами приносят существенную пользу отечеству.

Во-вторых, честь и достоинство определяются отношением общества или отдельного индивида к личности другого человека. Здесь речь идет о признании обществом или отдельным индивидом нравственных качеств других лиц либо, напротив, отказ в таком признании и презрительное к ним отношение.

В-третьих, честь и достоинство определяются самооценкой индивида, которая, в свою очередь, может покоиться на принадлежности к обществу эзотерического типа (дворянство, например) или на привитых с детства манерах. Если человек имеет собственное представление о чести, которое оказывается поруганным высказываниями клеветнического плана, тогда деяние несомненно следует квалифицировать как клевету.

В связи с этим сделаем некоторое отступление, которое представляется важным в контексте рассматриваемой темы.

Например, дуэли всегда сопровождали дворянина в его далеко не всегда легком жизненном пути. Власти, как известно, пытались бороться с сатисфакцией, приносящей смертельный исход, но борьба была вялой, поскольку сам царь относился к высшему дворянскому роду и имел такие же представления о чести, какие были присущи дворянству как классу. Поэтому, даже несмотря на запреты, дуэли продолжались. Более того, если офицер-дворянин не вызвал клеветника на дуэль, то несмотря на запреты поединков, он не мог служить в полку. Советские, а затем и российские власти стали рассматривать дуэль как одиозное убийство, пускай и со смягчающими обстоятельствами, поэтому в качестве сатисфакции за клевету или оскорбление была установлена гражданская и уголовная ответственность. В данной связи норма о клевете является, строго говоря, эрзацем дуэли (быть может, не совсем полноценным) и выступает в качестве ее заменителя.

Под репутацией понимается оценка деловых качеств личности.

Например, бизнесмен, четко выполняющий условия заключенных договоров, обладает хорошей репутацией, что означает привлекательность такого лица для ведения с ним бизнеса.

Таким образом, исходя из оценки тех или иных качеств личности, о которых сказано выше, можно говорить о том, совершил ли субъект к этой личности определенное отношение, которое может быть оценено как клевета. По оценка распространяемых сведений как клеветнических должна касаться конкретного человека, а не юридическое лицо или иное образование.

Квалификация деяния как клеветы вызывает на практике трудности в связи с неоднозначной оценкой действий в нестандартных ситуациях. Такими ситуациями, в частности, являются распространение ложных клеветнических измышлений в отношении душевнобольных или умерших.

Объектом клеветы является личность со всей совокупностью ее нравственно-деловых качеств. Это – личность, обладающая способностью анализировать свои поступки, взвешивать решения и поступать согласно доминирующим нравственным нормам. Следовательно, клеветнические, по сути, сведения в отношении душевнобольного или мертвого не могут рассматриваться как уголовно наказуемая клевета. Однако если в форме клеветы на умерших или душевнобольных субъект бросает "клеветническую тень" на живых, имеющих отношение к лицу, которое не может быть объектом уголовно наказуемой клеветы, и при этом желает поступить именно так, пользуясь возможностями Эзопа, тогда его действия должны быть оценены по ст. 128.1.

То же самое касается иного вида так называемой посредственной клеветы: клевета на родителя посредством клеветы на ребенка. Например, фраза: "этот ребенок недоношенный и глупый в результате передачи ему генетической информации". Ясно, что высказывания о ребенке затрагивают честь, достоинство и даже в определенной мере репутацию его родителей.

Клеветнические измышления могут содержаться в официально выдаваемой характеристике, причем возможно такое положение, когда информация в характеристике истинна, но ее оценка неверна. В последнем случае состав клеветы отсутствует, так как имеют значение для возбуждения уголовного преследования за клевету факты, но не их оценка. Если же все сведения или хотя бы часть из них в выдаваемой характеристике ложные, тогда деяние квалифицируется по признакам клеветы. Как клевета следует оценивать такое поведение должностного лица, которое в характеристике на подчиненного умалчивает о значимых в правовом и даже социальном отношениях фактах, излагая, между тем, истинные сведения.

Например, начальник пишет истинные сведения о подчиненном, указывая на его судимость, но умалчивая о том, что судимость давно снята.

Преступление, ответственность за совершение которого предусмотрена в ст. 128.1, является нормой общего характера по отношению к таким специальным нормам, как клевета в отношении судьи, присяжного заседателя и т.д. (ст. 298.1 УК РФ).

Состав преступления формальный – деяние окончено с момента фактического распространения клеветнических сведений. При этом распространением считается доведение этих измышлений до сведения хотя бы одного постороннего лица.

Субъективная сторона – прямой умысел: субъект сознает общественную опасность деяния и желает его совершить. Субъект – лицо, достигшее 16 лет.

Квалифицированными видами клеветы согласно ч. 2 ст. 128.1 признаются распространения вымышленных сведений путем публичного выступления (1), в публично демонстрирующемся произведении (2) или средствах массовой информации (3). Такое распространение ложных сведений предполагает не только выступление перед аудиторией с клеветнической речью, но и использование теле- или радиоэфира, печатной продукции, различного рода изображений и т.п.

Особо квалифицированный вид клеветы, ответственность за которую предусмотрена ч. 3 ст. 128.1, состоит в распространении такого рода сведений с использованием служебного положения, под которым следует понимать возможности, содержащиеся в исполняемой субъектом служебной роли любого характера (директор, слесарь и т.п.).

Часть 4 ст. 128.1 устанавливает ответственность за клевету о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера.

Заболевание, представляющее опасность для окружающих – любой соматический или иного рода недуг, который может быть передан другому лицу различными способами – воздушно-капельным путем, в результате тактильных контактов и т.п.

Следуя букве закона к такому заболеванию может быть отнесен и грипп, и ВИЧ-инфекция. Однако представляется, что, коль скоро речь идет о чести, достоинстве или репутации человека, имеется в виду такое заболевание, которое в глазах окружающих является особо социально нетерпимым. Это венерические заболевания, туберкулез, ВИЧ и т.п. Поэтому норму закона в части клеветы о заболевании следует понимать ограничительно.

К преступлениям сексуального характера относятся главным образом деяния, представленные в гл. 18 УК РФ, а также преступления, имеющие характер сексуальной направленности, например, ст. 240, 240.1.

Часть 5 ст. 128.1 устанавливает повышенную ответственность за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Это деяние следует отличать от заведомо ложного доноса, при совершении которого (ст. 306 УК РФ) умысел виновного направлен на привлечение лица к уголовной ответственности, тогда как умысел клеветника – "стремление" к унижению чести и достоинства гражданина, ущемление его репутации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >