Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 РФ)

Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г., которой должно соответствовать отечественное законодательство, подвигли российского законодателя создать правовые нормы, отвечающие европейским стандартам осуществления бизнеса и совершения сделок и иных финансовых операций. Федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" (далее – Закон о противодействии легализации доходов) создает препятствия манипуляциям с такими денежными средствами или имуществом, которые получены в результате совершения преступлений. Непреступные, но неправомерные приобретения регулируются нормами соответствующих отраслей законодательства, главным образом гражданского.

Закон о противодействии легализации доходов оказал влияние на новеллизацию уголовного законодательства, и в итоге появились на свет по существу три новые нормы:

  • 1) анализируемая ст. 174;
  • 2) ст. 174.1 "Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления";
  • 3) ст. 183 "Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну".

Внесенные в УК РФ новеллы, посвященные регулированию отношений по поводу легализации средств, добытых преступным путем, представляются важными. Однако следует заметить, что с точки зрения юридической техники указанные статьи УК РФ имеют некоторые недостатки, о которых речь пойдет в процессе дальнейшего изложения позитивного материала.

Объектом преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 174, являются отношения по поводу правомерной предпринимательской деятельности.

Важным и необходимым для квалификации деяния признаком состава рассматриваемого преступления выступает предмет посягательства, по поводу которого и складываются соответствующие отношения. Предметом легализации признается имущество или денежные средства, приобретенные в результате совершения любого преступления, т.е. деяния, легитимно провозглашенного противоправным.

Объективная сторона деяния представлена в виде легализации денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем. Закон о противодействии легализации доходов криминальную операцию с ценностями определяет как придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

Способы легализации (отмывания) денежных средств исчерпывающим образом перечислены в диспозиции ст. 174: совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем. Таким образом, легализация может быть осуществлена двумя способами: путем совершения:

  • – финансовых операций;
  • – иных сделок с денежными средствами или иным имуществом.

Прежде всего остановимся на конструкции диспозитивной части нормы, предусмотренной ст. 174, посвященной вариантам легализации. Законодатель сформулировал принципиально важную для квалификации преступления фразу о способах легализации так: "совершение финансовых операций и других сделок". Грамматическое толкование характеристики способов совершения преступления не оставляет вариантов: деяние может быть признано преступным, если субъект помимо финансовых операций совершает и другие сделки. Союз "и" имеет в данном случае определяющее значение. В такой ситуации возникает насущная необходимость выяснить истинную цель законодателя, поскольку легализация может быть весьма успешной, если субъект ограничивается лишь одним способом, например, осуществлением финансовых операций. Видимо законодатель все же именно такой вариант объективации преступной деятельности имел в виду, однако недостаточно корректная конструкция диспозитивной части вынуждает к расширительному толкованию нормы, что, в сущности, противоречит принципу законности. Пленум Верховного Суд РФ, однако, счел возможным скорректировать закон и предложил в п. 19 своего постановления от 18 ноября 2004 г. № 23 "О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем" следующий вариант квалификации рассматриваемого преступления: "При этом по смыслу закона ответственность по статье 174 УК РФ или по статье 174.1 УК РФ наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом". Таким образом, высшая судебная инстанция, вопреки грамматическим правилам, предпочла рассматривать союз "и" как разделительный. Вряд ли судебным инстанциям стоит корректировать закон, поскольку это также нарушит важнейшую правовую идею законности. Ситуация может быть исправлена лишь самим законодателем посредством оперативной доработки принятого закона.

Финансовые операции и другие сделки как способы легализации определены указанным постановлением Пленума Верховного Суда РФ как действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться, например, дарение или наследование.

Вместе с тем на основе анализа норм гражданского и валютного законодательства, а также исходя из положений и рекомендаций финансового права, к финансовым операциям относятся такие отношения, которые возникают в процессе аккумуляции, распределения и использования денежных средств. Прежде всего это – валютные операции, к которым п. 9 ст. 1 Федерального закона от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" относит:

  • а) приобретение резидентом у резидента и отчуждение резидентом в пользу резидента валютных ценностей на законных основаниях, а также использование валютных ценностей в качестве средства платежа;
  • б) приобретение резидентом у нерезидента либо нерезидентом у резидента и отчуждение резидентом в пользу нерезидента либо нерезидентом в пользу резидента валютных ценностей, валюты РФ и внутренних ценных бумаг на законных основаниях, а также использование валютных ценностей, валюты РФ и внутренних ценных бумаг в качестве средства платежа;
  • в) приобретение нерезидентом у нерезидента и отчуждение нерезидентом в пользу нерезидента валютных ценностей, валюты РФ и внутренних ценных бумаг на законных основаниях, а также использование валютных ценностей, валюты РФ и внутренних ценных бумаг в качестве средства платежа;
  • г) ввоз в Российскую Федерацию и вывоз из Российской Федерации валютных ценностей, валюты РФ и внутренних ценных бумаг;
  • д) перевод иностранной валюты, валюты РФ, внутренних и внешних ценных бумаг со счета, открытого за пределами территории РФ, на счет того же лица, открытый на территории РФ, и со счета, открытого на территории РФ, на счет того же лица, открытый за пределами территории РФ;
  • е) перевод нерезидентом валюты РФ, внутренних и внешних ценных бумаг со счета (с раздела счета), открытого на территории РФ, на счет (раздел счета) того же лица, открытый на территории РФ;
  • ж) перевод валюты РФ со счета резидента, открытого за пределами территории РФ, на счет другого резидента, открытый на территории РФ, и со счета резидента, открытого на территории РФ, на счет другого резидента, открытый за пределами территории РФ;
  • з) перевод валюты РФ со счета резидента, открытого за пределами территории РФ, на счет другого резидента, открытый за пределами территории РФ;
  • и) перевод ватюты РФ со счета резидента, открытого за пределами территории РФ, на счет того же резидента, открытый за пределами территории РФ.

Валютные операции подразделяются на текущие и связанные с движением капитала. К текущим валютным операциям относятся, например, получение и предоставление финансовых кредитов на срок не более 180 дней и т.д. Операции, связанные с движением капитана, – это операции, которые могут быть представлены в виде прямых инвестиций, т.е. вложений в уставный капитал предприятия или в виде портфельных инвестиций, т.е. приобретении ценных бумаг, по которым в дальнейшем можно будет получить дивиденды.

Поскольку финансовые операции представляют собой род сделок, постольку иные сделки, связанные с движением капитала, также составляют структуру финансовых операций. К ним относятся, например, договор финансирования под уступку денежного требования, договор банковского вклада и т.д.

Иным сделкам следует придавать такое значение, которое придает сделкам гражданское законодательство: действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей. К иным сделкам относятся такие операции, как купля-продажа, мена, дарение, рента, аренда, наем жилого помещения, подряд и т.д.

Например, субъект, получивший определенные ценности, заведомо для него добытые преступным путем, заключает с организацией договор строительного подряда, но которому подрядчик строит по заданию заказчика жилой дом или офис. Расплачиваясь с подрядчиком, субъект легализует ценности, полученные в результате совершения преступления, которые воплощаются в правомерно приобретенное здание. Таким образом, преступно приобретенные ценности легализуются, т.е. им придается правомерный вид.

Сделка – действие, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских нрав и обязанностей.

Именно так гражданское законодательство понимает адекватные операции. Следовательно, сделка считается оконченной процедурой с момента ее заключения.

Конструкция рассматриваемого преступления построена на гражданско-правовых дефинициях, обусловивших, по всей видимости, конструкцию объективной стороны преступления. Основываясь на букве закона следует констатировать, что момент окончания деяния совпадает по времени с началом совершения указанных в законе действий. Таким образом, состав преступления относится к категории формальных.

Определение субъекта преступления и квалификация его действий осложнены свойствами посягательства. Субъектом легализации является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности и, кроме того, наделенное гражданско-правовыми возможностями осуществлять финансовые или иные сделки. Специальное условие, согласно которому субъект должен быть правомерно наделен возможностями осуществлять сделки, является обязательным для квалификации деяния. Только в таком случае преступно приобретенному имуществу или денежным средствам может быть придан правомерный вид.

Каждая сделка предполагает ответственность сторон. Отвечать по сделкам и иным заключенным договорам может лишь лицо, которое способно осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Такая способность наступает лишь с момента достижения лицом совершеннолетия. С этого момента субъект признается полностью дееспособным. До признания лица полностью дееспособным он ограничен в осуществлении гражданско-правовых операций и, в частности, не может заключать сделки. Значит, субъектом легализации может быть лишь лицо, признанное полностью дееспособным.

Как правило, признание лица дееспособным наступает по достижении субъектом 18-летнего возраста. Однако возможны ситуации, когда субъект, в силу различных обстоятельств, например психического заболевания, ограничивается в дееспособности. Следовательно, даже в том случае, если субъект достиг совершеннолетнего возраста, но по объективным причинам ограничен в дееспособности, он не может быть субъектом рассматриваемого преступления.

Вполне возможна, однако, ситуация, когда субъект, дееспособность которого по тем или иным причинам ограничена, обманным путем заключает сделку, хотя ответственности за неисполнение обязательств нести не может. В таком случае сделка признается недействительной с правом реституции – восстановлением нарушенных прав. В итоге все приводится к нулевому варианту и фактически легализации нс происходит.

Из общего правила о свойствах субъекта легализации гражданское законодательство дает возможность сделать исключение. Статья 27 ГК РФ устанавливает правило, согласно которому несовершеннолетний, достигший 16-летнего возраста, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью (эмансипация). Будучи полностью дееспособным, несовершеннолетний свободен в распоряжении имуществом, приобретенным за счет заработной платы и доходов от предпринимательской деятельности, и вместе с этим имуществом отвечает по своим обязательствам перед другими лицами. Значит, только признанный эмансипированным несовершеннолетний, достигший 16-летнего возраста, может быть также признан субъектом легализации. Субъектом рассматриваемого преступления может быть также лицо, вступившее в законный брак.

К уголовной ответственности за легализацию может быть привлечен только такой субъект, который выступает в отношении легализуемых им ценностей как посредник. Имущество, с которым субъект совершает сделки, должно быть передано ему другим лицом, которое приобрело ценности преступным путем. Таким образом, легализующий ценности субъект имеет лишь опосредованное отношение к природе происхождения имущества или денежных средств, с которыми он манипулирует. Однако в такой ситуации возникают два вопроса: может ли субъект, легализующий ценности, быть признан:

  • 1) прикосновенным к преступлению, в результате совершения которого было получено имущество или денежные средства и
  • 2) может ли он быть одновременно соучастником преступления, в результате которого были добыты легализуемые ценности.

На первый вопрос следует ответить утвердительно: субъект, легализующий ценности, которые заведомо для него были получены преступным путем, прикосновенен одновременно и к преступлению, в результате совершения которого были получены легализуемые ценности. Однако к уголовной ответственности за прикосновенность, которая в УК представлена ст. 316 УК РФ ("Укрывательство преступлений"), субъект может быть привлечен лишь в том случае, если он знал об особо тяжком характере совершенного преступления. Интуитивной догадки на сей счет для уголовной ответственности недостаточно.

Совокупная ответственность за укрывательство предполагает осведомленность субъекта о роде и характере преступления, в результате которого получены легализуемые ценности. Ошибка субъекта относительно характера преступления, позволившего приобрести подлежащие легализации ценности, исключает уголовную ответственность за укрывательство.

Например, субъект был убежден, что легализует ценности, полученные в результате мошенничества, когда в действительности они были получены в результате убийства.

Таким образом, в том случае, если субъект знал о характере совершенного преступления, в результате которого были добыты ценности, подлежащие легализации, он несет ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 174 и 316 УК РФ.

Если субъект получил ценности, подлежащие легализации, будучи соучастником преступления, тогда он отвечает за преступление, предусмотренное ст. 174.1 по совокупности с тем преступлением, в котором он соучаствовал.

В Законе о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, организациям, осуществляющим операции с денежными средствами или иным имуществом, вменяется в обязанность в целях предотвращения легализации доходов, полученных преступным путем, разрабатывать правила внутреннего контроля и программы его осуществления, назначать специальных должностных лиц, ответственных за соблюдение указанных правил, а также предпринимать иные внутренние организационные меры в указанных целях. Разумеется, обеспечительные меры, направленные на предотвращение легализации, должны осуществляться соответствующими руководителями организаций. Если предупредительные меры не были приняты и таким образом легализация оказалась доступной, тогда, в случае целенаправленного бездействия руководителя, который таким образом соучаствовал в легализации, последний подлежит ответственности по п. "а" и "б" ч. 3 ст. 174, если деяние совершено группой лиц по предварительному сговору, а если субъект, используя свое служебное положение, совершил преступление в составе организованной группы, тогда его поведение квалифицируется по ч. 4 ст. 174. Не исключена также ответственность и за укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ) при наличии необходимых признаков.

Субъективная сторона деяния представлена прямым умыслом и обязательной целью. Субъект осознает, что легализует ценности, приобретенные другим лицом посредством совершения преступления, и желает совершить операцию по отмыванию. Целью деяния закон называет придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Квалифицирующие виды легализации отражены в ч. 2 ст. 174. Это совершение деяния в крупном размере. Примечание к ст. 174 устанавливает: финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами или иным имуществом, совершенными в крупном размере, в ст. 174 и ст. 174.1 признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом на сумму, превышающую 1 млн 500 тыс. рублей. Если размер криминальных сделок не превышает установленный в УК РФ параметр крупного, тогда деяние оценивается в рамках гражданского или финансового законодательства.

В ч. 3 ст. 174 установлена ответственность за совершение деяния:

  • – группой лиц по предварительному сговору (п. "а");
  • – лицом с использованием своего служебного положения (п. "б").

Признаки группы лиц, образованной по предварительному сговору, содержатся в ч. 2 ст. 35 УК РФ. Поскольку любое групповое образование есть разновидность соучастия, постольку преступление квалифицируется по признаку "группа лиц" вне зависимости от того, принимал ли соучастник непосредственное участие в легализации в качестве исполнителя или соисполнителя или ограничился лишь строго определенной ролью. Так, по п. "а" ч. 3 ст. 174 необходимо квалифицировать деяния подстрекателя даже в том случае, если субъект ничего иного помимо подстрекательских к легализации действий не совершал. Разумеется, в этом случае необходимо также подчеркнуть его роль в совершении преступления посредством ссылки на соответствующий пункт ст. 33 УК РФ.

К лицам, использующим свое служебное положение для легализации ценностей, полученных другим субъектом преступным путем, относятся не только должностные лица. Признак "служебное положение" шире понятия должностного положения. Служебное положение предполагает наличие не только должностных функций, но и любых иных возможностей, которые предоставлены субъекту в связи с исполняемыми им профессиональными обязанностями. К таким лицам может быть отнесен, например, рядовой чиновник банка, использующий свои полномочия для отмывания соответствующих ценностей.

Часть 4 ст. 174 в качестве особо квалифицированной разновидности легализации устанавливает признаки "организованная группа" и "особо крупный размер". Совершение деяния в составе организованной группы квалифицируется по тем же правилам о соучастии, которые характерны для оценки деяния по признаку группы лиц, образованной по предварительному сговору. Признаки организованной группы содержатся в ч. 3 ст. 35 УК РФ.

Особо крупным размером является сумма, превышающая 6 млн рублей (примечание к ст. 174 УК РФ).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >