Преступления в денежно-кредитной сфере

Незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ)

Объектом преступления являются отношения по поводу правомерного кредитования хозяйствующих субъектов. Предмет деяния – кредит, который является формой движения денежного капитала, предоставляемого в ссуду. Помимо кредита в качестве предмета данного преступления могут быть льготные условия кредитования.

Кредит – договор, по которому кредитная организация обязуется предоставить денежные средства заемщику в определенном размере и на определенных условиях, а заемщик обязуется возвратить полученный кредит и уплатить необходимые проценты.

Гражданское законодательство различает довольно много разновидностей кредитов – кредиты сельскохозяйственные, инвестиционные, до востребования, срочные и целый ряд других.

Льготные условия кредитования – это более выгодные в сравнении с общими условия получения и возврата денежной массы.

В ст. 176 содержатся, по существу, два состава преступления. В ч. 1 ст. 176 объективная сторона деяния представлена как получение кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если деяние причинило крупный ущерб.

Ложные сведения – фальсифицированные данные, свидетельствующие о весьма положительной характеристике хозяйственного состояния или финансового положения кредитополучателя.

Выдача и получение кредита регулируются гражданским законодательством, которое устанавливает два принципа или два обязательных условия для получения кредита – принцип возвратности и процентная оплата. Согласно принципу возвратности кредит должен быть возвращен вместе с процентной надбавкой в установленные, согласованные сроки либо по первому требованию кредитодателя.

Помимо названных принципов ст. 329 ГК РФ предусматривает еще один, дополнительный принцип, который называется принципом обеспеченности. Согласно этому принципу кредитополучатель должен представить кредитодателю гарантию (гарантийное письмо) от физического или юридического лица, заслуживающего доверия. Суть гарантийного обязательства заключается в том, что гарантодатель, во-первых, поддерживает просьбу кредитополучателя, давая понять, что уверен в его финансовом и хозяйственном положении; во-вторых, гарантирует соблюдение принципа возвратности собственными средствами. В отличие от первых двух принципов принцип обеспеченности не является обязательным. Однако кредитные учреждения довольно часто прибегают к этому принципу, который становится неотъемлемым условием получения кредита. В связи с этим может возникнуть довольно интересная ситуация.

Субъект-кредитополучатель представляет кредитному учреждению истинные сведения о собственном хозяйственном и финансовом положении. На требование кредитной организации представить дополнительно гарантийные письма субъект представляет их, но информацию о хозяйственном и финансовом положении гаранта искажает. В таком случае уголовная ответственность за незаконное получение кредита исключена, ибо рамки объективной стороны деяния включают в себя лишь представление ложных сведений о хозяйственном либо финансовом состоянии самого кредитополучателя и ничего более.

Отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ст. 176, и в случае представления субъектом искаженных данных об учредителе организации и его финансовом состоянии при непременной правдивости данных о финансовом и хозяйственном положении самого предприятия. Однако в случае представления искаженных данных о гаранте либо учредителе может возникнуть вопрос о квалификации деяния либо как служебный подлог, либо как подделка документов (ст. 292 и 327 УК РФ соответственно). Именно так вопрос и должен решаться с тем лишь условием, что должностной подлог возможен в случае совершения деяния лицом, занимающим должностное положение. Что касается возможности вменения ст. 292 или 327 в совокупности с незаконным получением кредита, то подделка документов, являясь конституционным признаком деяния, не может на этом основании составить совокупности, а должностной подлог вполне может быть в совокупности с пособничеством в незаконном получении кредита.

В том случае, если кредит получается незаконно путем подкупа служащего кредитного учреждения, деяние может быть квалифицировано в зависимости от статуса учреждения либо как коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ) либо как получение или дача взятки (ст. 290, 291 УК РФ соответственно).

Незаконное получение кредита отличается от хищения тем, что в первом случае субъект все же намеревается возвратить деньги, хотя и полученные незаконно, а во втором такого желания субъект не испытывает, намереваясь их присвоить. Тем не менее кредитному учреждению причиняется ущерб, который есть итог обмана или злоупотребления доверием, поскольку возвращая кредит, субъект может не полностью вернуть процентную надбавку или вовсе не удовлетворить требования кредиторов в результате естественного банкротства. Таким образом, оказывается, что незаконный кредитополучатель одновременно совершает преступление, предусмотренное ст. 165 УК РФ ("Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием"). Однако совокупность в данном случае исключена, поскольку норма, предусмотренная ст. 176, является специальной по отношению к норме ст. 165 УК РФ, которая соответственно выступает в качестве общей нормы в отношении деяний подобного рода.

Получение кредита или льготных условий кредитования заключается в фактической выдаче полного количества или части заемных средств, получаемых, в сущности, обманным способом. Преступление считается оконченным с момента причинения крупного ущерба (см. примечание к ст. 169 УК РФ).

Для уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 176, не имеет значения, кому конкретно причинен ущерб, который может быть вредом хозяйствующему субъекту или гаранту кредитора.

Субъективная сторона деяния характеризуется умыслом: субъект осознает, что незаконно получает кредит, предвидит возможность наступления последствий и желает совершить деяние, либо сознательно допускает причинение вреда. Цель совершения деяния значения для квалификации не имеет. Однако если субъект получил кредит обманным способом и присвоил его без намерения возвратить, деяние квалифицируется как мошенничество.

Субъект преступления – специальный-, индивидуальный предприниматель или руководитель организации. Поэтому если гражданин, не будучи предпринимателем или руководителем организации, обманным путем получает кредит, например, на индивидуальное жилищное строительство, тогда в отношении такого предприимчивого субъекта уголовно-правовые отношения исключены, если в его действиях нет признаков мошенничества.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 176, заключается в незаконном получении государственного целевого кредита или в сто использовании не по прямому назначению, если при этом деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству. Следует заметить, что к государственному целевому кредиту не относятся бюджетные ссуды, дотации, субвенции и субсидии, незаконное получение которых может влечь ответственность по признакам преступлений, предусмотренных ст. 285 УК РФ ("Злоупотребление должностными полномочиями") или 201 УК РФ ("злоупотребление полномочиями" – в зависимости от занимаемого субъектом положения).

В случае если субъект нецелевым образом использует негосударственный кредит, тогда исключены вообще какие-либо правовые отношения. Такое поведение не считается противоправным.

Государственный целевой кредит представляет собой ссуду в денежной или натуральной форме, выделяемую ЦБ РФ под конкретные целевые программы (строительство жилья, сооружение центров творчества и т.п.). Если субъект не имел права на получение государственного целевого кредита, который зачастую носит льготный характер, его действия считаются незаконными. Вместе с тем субъект может законно получить государственный целевой кредит, но обратить его на иные цели.

Например, кредит, выделенный под строительство культурного центра, используется для уплаты задолженностей по социальным пособиям. В этом случае действия лица также считаются незаконными.

Вместе с тем использование целевого кредита не по назначению может найти оправдание в крайней необходимости, которая, как известно, ориентирована на социально полезные цели. Следовательно, если возникла насущная нужда или крайняя необходимость выплатить жалование работникам или заплатить по социальным пособиям то, принимая во внимание интересы человека как высшую ценность, провозглашенную Конституцией РФ в качестве таковой, использование государственного целевого кредита в ситуации подобного рода следует считать как совершенное в состоянии крайней необходимости.

В отличие от хищения использование целевого кредита не по назначению исключает его присвоение, что является характерным признаком всех хищений.

Состав преступления – материальный: деяние окончено с момента причинения крупного ущерба, признаки которого даны в примечании к ст. 169 УК.

Субъект рассматриваемого преступления – специальный: индивидуальный предприниматель или руководитель организации.

Субъективная сторона характеризуется умыслом: субъект осознает общественную опасность совершаемого, предвидит возможность наступления последствий и желает совершить деяние или сознательно допускает возможность наступления последствий.

В уголовно-правовой литературе неоднозначно решался вопрос по поводу займа. Могут ли признаки преступления, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 176, распространяться на этот договор. Бланкетная основа статьи позволяет утвердительно ответить на поставленный вопрос, поскольку ГК РФ приравнивает юридический статус договора займа к юридическому статусу кредита.

В том случае, если кредит получен, хотя и незаконно, но в кредитном учреждении, которое не имеет лицензию на производство кредитных операций, признаки незаконного получения кредита и вообще признаки какого-либо преступления отсутствуют. В такой ситуации вступает в права гражданское право, полномочное признать такую сделку недействительной.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >