ВВЕДЕНИЕ

Когда речь заходит о познании, прежде всего имеют в виду науку. Хотя она и не является единственной известной человечеству формой познавательной деятельности, именно пауку считают наиболее эффективным средством познания. Эффективность пауки обычно связывается с системностью, определяющей ее специфику в отличие от обыденного познания, результат которого представляет собой лишь совокупность, но не систему знаний. Системность научного знания, в свою очередь, опирается на идею целостности, выступающую основой его организации, в то время как в обыденном познании, наоборот, части предшествуют целому, которое складывается из них как некий конгломерат полезных сведений, не объединенных внутренней логической связью.

Характеризуя системный характер научного знания, основоположник немецкой классической философии Иммануил Кант писал: «Во всех науках, особенно же в рациональных, идея науки есть общий план или очерк... Такая идея целого — первое, что нужно видеть и искать в науке, — является архитектонической»1. При этом он особенно подчеркивал, что поскольку такая идея «не может возникнуть путем составления, ибо целое здесь раньше части... многие люди не имеют идеи о том, чего они желают, действуя поэтому инстинктивно или подчиняясь авторитету»[1] [2]. Можно сказать, что специфика научного познания состоит прежде всего в том, что ученый заранее (a priori, как сказал бы Кант) должен иметь общее представление и об объекте, на который направлена его познавательная активность, и о том, какого рода знание должно стать результатом его исследования.

Всякая наука решает одновременно две задачи. Первая — получение знаний о происхождении, строении и развитии объекта изучения. Но это, так сказать, ее внешняя задача. Выполнение этой задачи предполагает выработку принципов выделения этого объекта из общей массы, правил проведения исследований, формирование методологических установок, стандартов построения и критериев оценки теоретических конструкций, т. е. всего того, что образует внутреннюю архитектонику всякой научной дисциплины, тот арсенал средств, наличие которого и придает научному познанию статус специализированного. Результаты даже самого простого наблюдения зависят от уже принятых концептуальных установок, поэтому утверждение о возможности получить совершенно бсспредпосы- лочное знание, приступая к наблюдению с совершенно «чистым» сознанием, т. е. без каких бы то ни было предшествующих мыслей и соображений, есть не что иное, как нонсенс. Такое утверждение означает, что его автор просто не осознает своих собственных концептуальных установок и потому полностью зависим от них.

Можно сказать, что любая научная дисциплинаскладывается как результат взаимодействия двух компонентов: первый связан с разработкой концептуальных схем, второй—с их применением. Осознание разделеи- ности (и относительной самостоятельности) этих компонентов приходит довольно поздно. Ни античные мыслители, ни представители средневековой учености, ни авторитеты новоевропейской науки не разделяли эти компоненты, считая научное познание единым, цельным и нераздельным. Объясняется это прежде всего тем, что разработка концептуальных компонентов, которая логически должна предшествовать применению, исторически следует за ним. Мировоззренческие и методологические установки в течение очень долгого времени принимаются без рефлексии, как нечто само собой разумеющееся, и лишь совсем недавно, начиная примерно с рубежа XIX-XX вв., становятся предметом специального рассмотрения, прежде всего в области философии и методологии науки.

В этом и состоит роль философии: в экспликации собственно теорети- ческого компонента научного знания. Философский анализ делает его заметным для самой науки! Собственно по мере выявления специфики концептуального содержания познание и становится специализированным. Это происходит в философии, затем в математике и физике, позже —в других науках. Но ни одна паука не ограничивается простым «расширением и улучшением» применения положений «здравого смысла», ибо в таком случае она или еще не наука, или уже не паука, или вообще не наука! Для тот, чтобы действительно стать наукой, ей необходимы разработка и осознанное, отрефлексироваиное применение специализированных концептуальных средств. Проследить историю формирования и развития таких средств, охарактеризовать основные их типы и разновидности, выявить их роль в обеспечении роста научного знания —в этом и состоит задача данной работы.

Книга состоит из пяти разделов, охватывающих обширные области научного познания, каждая из которых включает несколько дисциплин. Это науки о Вселенной, науки о Земле, науки о жизни, науки о человеке и науки об обществе.

В результате изучения курса студент должен:

знать

• основные этапы становления физико-математических, географических, гуманитарных наук; • основные парадигмы классической науки; • современные направления историко-научных исследований; • основы логической и методологической культуры научного исследования;

уметь

  • • интерпретировать тексты историко-научного содержания;
  • • применять полученные методологические знания в познавательном процессе;
  • • анализировать различные исторические и современные методологические концепции научного познания;

владеть

  • • общенаучной, естественнонаучной и гуманитарной терминологией;
  • • теорией и историей методологии науки;
  • • технологией решения методологических проблем науки.

  • [1] Кант И. Логика// Каит И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 396-397.
  • [2] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >